Syphilis among the Udmurt population of the Yalnash district

Cover Page


Cite item

Abstract

Over the past 10-12 years, in connection with the steady growth of the culture of backward small nationalities, the latter have made ever greater demands on the health authorities regarding the fight against veins. diseases. Such demands are all the more important because the final victory of the socialist sector of the countryside, in connection with the rapid growth of the collectivization of agriculture, presents inexhaustible possibilities for the organized struggle against social diseases, in particular syphilis.

Full Text

За последние 10—12 лет в связи с неуклонным ростом культуры отсталых мелких национальностей, со стороны последних предъявляются все большие запросы к органам здравоохранения в отношении борьбы с вен. болезнями. Такие требования тем более важны, что окончательная победа соци­алистического сектора деревни, в связи с бурным ростом коллективизации сельского хозяйства, представляет неисчерпаемые возможности в деле органи­зованной борьбы с социальными болезнями, в частности сифилисом.

Одним из мероприятий органов здравоохранения является систематиче­ская организация вен. отрядов для посылки в районы, в которых еще недо­статочно выявлена степень распространенности сифилиса.

В данном описании приводим все наиболее ценное из накопившегося материала за период 3-хмесячной работы среди удмуртов, а для полноты кар­тины мы использовали и материал вен. пункта села Алнаш за период 1924-31 года.

Жителей в данном районе 39088 чел., из которых удмуртов 62%, русских 33%, татар и мари 5%. В экономическом разрезе: удмуртов, всего дворов 4475, из них бедняцких 1210, середняцких 3032, кулацких 233. Русских—всего дво­ров-2463, из них—бедняцких 740, середняцких 1481, кулаков 242. Прочих (мари, татар) всего дворов 372, из них бедняцких 188, середняцких )70, кулаков 14. Вce они живут в 123 селениях. Коллективизированных хозяйств в эросе 47% Спиртных и пивных магазинов—8, но население больше прибегает к водке своего приготовления (кумышка), описанной еще в повестях В Г. Коро­ленко. Новичка поражает множество праздников, длящихся по неделе и больше. Пьют во время этих гуляний преимущественно „кумышку“. В де­ревне во время праздника можно встретить пьяного крестьянина-удмурта, несу­щего в одной руке посудину с самогоном, в другой—стакан, из которого он угощает всех встречных. Несмотря на то, что самогоноварение преследуется законом, пьют много, пьют не только мужчины, но и женщины и подростки. В дореволюционное время школы были в ограниченном количестве; препо­давание велось исключительно на русском языке. Удмуртское население было в большинстве неграмотное. За последние годы широко развертывается школь­ный сектор, преподавание ведется на удмуртском и русском языках; в селах с татарским населением преподают на яналифе. Это мероприятие встречает боль­шую симпатию среди населения; быстро ликвидируется неграмотность, растет культура населения. Основное занятие населения—хлебопашество; только за последние годы начал замечаться отход рабочей силы на заводы (Ижевск и Н.-Новгород); зимой и частично летом уходят на лесозаготовки.

В районе—2 больницы и 2 фельдшерских пункта; в больницах по штату 5 врачей; налицо к нашему приезду было 2 врача; фельдшера, работающие в больницах и на пунктах, все ротные. Имеется грязелечебный Варзиятчинский курорт с пропускной способностью до 200 человек в месяц, но он еросу мед­помощи почти не оказывает, за исключением платного приема амбулаторных больных, каковым пользуются немногие.

Развертывая работу, я встретил большую помощь со стороны работников горисполкома. Стационар вен. отделения находился на краю села, заведывание было возложено на фельдшера; врач бывал здесь редко. В стационаре, рассчитанном на 12 коек, лежало 7 больных сифилитиков. Имеющиеся 2 палаты (муж­ская и женская) сообщались между собой незапертой дверью. Амбулаторное лечение проводилось в этом же здании; больные на лечение съезжались 2 раза в неделю, жили по 2 дня. Все это говорило за то, что несмотря на колоссальное внимание, которое уделяется делу общественного здравоохранения правительст­вом, здесь еще есть отставание. С первых шагов пришлось заняться хозяйствен­ными вопросами по ремонту и реорганизации помещения. Амбулаторные манипу­ляции приурочены к базарным дням, тратя на них не по 2, а лишь по 1 дню.

Не имея статистического материала распространения сифилиса по району, мы принуждены были делать выборку из журнальных записей и после строгого контроля суммировать этот материал. Выяснилось, что с начала работы вен- отделения, т. е. с 1924 г., по наши дни было пропущено 699 амбулаторных и стационарных больных. В это число вошли и больные, поступившие в период нашей работы. По национальностям эти б-ные были: удмурты 96,7%, русские 2,6%, мари и татар 0,7%. Имея сведения, что всех жителей в районе: удмуртов 62%, русских 33%, мари и татар 5%, видим, какая большая разница в сифилидами удмуртского населения от прочих наций. В то время как на тысячу русских приходится больных 1,5, на тысячу удмуртов—28,0 чел. или 2,8% ко всему удмуртскому населению района, тогда как средний % ко всему населе­нию—1,8. Наибольший % сифилизации удмуртской деревни—6,8, русской—4.

Составив план обследовательской и профилактической деятельности, при­ступили к его выполнению. Намечены были для обследования наиболее подозри­тельные или совершенно по заболеваемости неизвестные селения. Всего было обследовано 12 селений, с общим количеством населения 4858 чел. Осмотрено 2337 чел.; мужчин—984, женщин—1453; удмуртов 1606, русских 249, мари 482. Мужчин осмотрено меньше вследствие того, что последние выезды по обследова­нию были в начале страды, когда женщины еще были дома, а мужское населе­ние рано уходило в поле. За весь период обследований выявлено сифилитиков 36 человек; из них с Lues I—один человек (удмурт); Lues H activa—15 чел. (уд­мурты); Lues II latens 11 чел. (удмуртов 7; русских 3; мари 1); Lues III activa 4 чел. (удмуртов 3; мари 1), Lues III latens 3 чел. (удмуртов). Врожденный 2 чел. (удмурт—1; русский 1). (Lues II lat. выявлен по анамнестическим данным без серологической реакции). Больных сифилисом, фигурирующих на учете вен-пункта, мы в эту запись не вводили.

Ставя задачу получить качественный, а не количественный материал от обследования, осмотр проводили в подворном порядке; сами ходили из избыт в избу. С первых шагов работы выяснилось, что с женщинами нужно вести подготовительную работу, дабы побороть их стыдливость. В деле уговоров' большую роль сыграла переводчица удмуртка студентка мед-техникума и всегда сопровождающая нас представительница от Сельсовета. Осмотр семьи всегда начинали с ребят, если таковые были; это располагало к нам взрослых жен­щин, и они сами охотно давали осматривать себя. Пользуясь деревенскими сходками, проводили беседы о венболезнях. Заметно увеличивались посещения вен-пункта, в особенности из тех селений, где мы ставили беседу. Чтобы не-концентрировать на приемах одних вен-больных, было широко объявлено о том, что мы лечим все кожные болезни. Этим маневром необходимо было охранить наших действительных больных от клейма „заразный“, дать им возможность спокойно лечиться. В процессе работы были такие курьезы. Приходили боль­ные с активным вторичным сифилисом и жаловались на чесотку, „только не чешется“. Это нас убедило, что несмотря на большой процент сифилизации, население совершенно не имеет понятия о сифилисе. За все время работы чувствовалось большим пробелом отсутствие серологических контролен в сом­нительных случаях.

Знакомясь с бытом, мы выяснили, что в половую связь удмурты (муж­чины и женщины) нередко вступают 14—15 лет. Связи обыкновенно завязы­ваются во время гуляний в лесу и „посиделок“, устраиваемых в банях, где молодежь иногда остается на всю ночь. За один вечер или ночь мужчина меняет несколько партнерш и наоборот. Из бытовых моментов, способствующих заражению сифилисом, надо отметить некультурность в семейном быту; тесный контакт посредством посуды, традиционное жевание женщинами серы, которую они иногда передают одна другой и т. д. На молениях, устраиваемых в лесу после жертвоприношения многие пьют из освященной чашки. Воспользовавшись, одним из таких молений, мы по соседству со священным костром провели беседу о сифилисе. Как на передатчика сифилиса указали на их священную чашу и на общую посуду во время пира. Такие беседы мы считаем необходи­мыми; они знакомят с картиной болезни, указывают на прямые источники заражения, рушат старые, гнилые устои дореволюционного быта, ведшие к прямому вымиранию нации.

Суммируя материал прошедших лет работы Вен. отделения и результат нашей работы, мы считаем корнем зла большой сифилизации удмуртского на­селения раннее начало половой жизни и ее беспорядочность. Из обработанного материала видно, что больший процент (47%) заболевания падает на возраст от 15—25 лет. Это до некоторой степени подкрепляет высказанное нами пред­положение.—Также нельзя упускать из виду бытовых сторон, способствующих распространению заразы. Ко всему этому нужно прибавить ложное представ­ление населения о болезни. Многие считают, что лечиться необходимо только до тех пор, пока не исчезнут явления на коже. Отдаленность больных от вен- пункта является тоже крупным недостатком. Из 699 больных, лечившихся в вен-пункте с 1924—31 г., 1 курс лечения проделали 70,8%; 2 курса 18%, 3 курса 5,2%; 4 курса—4%; 5 курсов- 3,4%; 6 курсов—0,4%; 7 курсов—0,2 чел.

Упрощенная запись диагноза больных, какая велась за прошедшие годы, не дала нам возможности группировать иначе как по стадиям, без указаний, активной и скрытой формы.

Первичная обращаемость по годам.

№№

Национальность

За 1924 г.

1925 г.

1926 г.

1927 г.

1928 г.

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1

Удмуртов

 14/17

35/35

52/71

82/85

32/45

22 /40

30/41

2

Русских 

 

½

2/0

4/1

1/0

2/2

3

Татар 

 

2/0

1/0

4

Мари

 

1/0

0/1

 

Всего 

31

70

129

170

82

63

75

79

Примечание: Числитель—показатель мужчин, знаменатель—женщин.

Первичная обращаемость по стадиям.

1 ст.

2 ст.

3 ст.

в рож.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.,

Муж.

Жен.

19

20 ч.

 

 1

—3%

228

541 ч

313

-77,3%

29

89 ч.-

60

-12,7%

24

49 ч.

25

-7%

 

В приведенной таблице мы видим, что на долю Lues I приходится всего лишь 3°/о, но успокаивать себя на этом нет оснований, т. к. мы знаем, что более культурное городское население, в особенности женщины, часто не за­мечают начала болезни, а жители деревни тем более мало уделяют внимания „безболезненному прыщику“. Процент вторичного сифилиса—77,3; если даже сюда благодаря несовершенной диагностике вкралась некоторая ошибка, все же дан­ная цифра иллюстрирует то, что кривая сифилиса среди удмуртов стойко дер­жится. Обращаемость по годам, была такая: в 1924 г. год сформирования вен- отделения—31 чел.; 1925 г.—70 чел.; 1926 г.—129 чел.; 1927 г,—170 чел.; в этот год в районе работал вен-отряд, но, к сожалению, никаких данных, за исклю­чением того, что больных в этом году пропущено больше по сравнению с пре­дыдущими годами, мы не нашли. В 1928 году больных было 82 чел.; в 1929— 63 чел., 1930—75 чел., и за 6 мес. 1931 г. зарегистрировано 79 чел.; сюда вошли и наши больные1). Большой процент врожденного сифилиса говорит за то, что необходимо при рай-больницах совместно с вен-работниками там, где они есть, организовывать консультацию для беременных матерей.

Заканчивая работу, мы приходим к выводу, что распространение сифилиса среди удмуртского населения данного района в основном идет половым путем, а поэтому на эту сторону необходимо уделять наибольшее внимание как мед­работникам, так и советским и партийным организациям. Оздоровление поло­вого быта должно стать лозунгом для всей удмуртской молодежи. „Осиновый кол“ должен быть вбит в „посиделки“ и лесные религиозные гулянья с водкой и „кумышкой“. Изба-читальня с литературой о новом быте и плакатами быто­вых болезней должны быть выдвинуты на смену „посиделкам“.

Больше популярных бесед о вен-болезнях должно быть проводимо в про­филактические дни.

По линии здравоохранения необходимо там, где представляется хотя малейшая возможность, отделить вен-отделения от больниц, предоставив им больше прав.

Вен.-пункты должны довести статистические данные до двора (правда, в этой работе имеется ряд затруднений; часть больных, желающих скрыть свою болезнь от односельчан, записывается под вымышленной фамилией и указывает не свою деревню; но это можно изжить путем индивидуальной обра­ботки каждого). Необходимо инструктировать фельдшеров, работающих в области вен-болезней, давая им командировки в городские вен-учреждения.

Желательна организация при вен-пунктах фото-выставок. Копии подобных выставок важно рассылать по избам-читальням тех деревень, где имеются больные плохо лечащиеся; выставки могут быть построены по типу передвижек.

При вен-пунктах помимо стационара большую пользу оказывают полустационарные отделения по типу общежитий для повторных больных, приез­жающих издалека; а поэтому необходимо при каждом вен-пункте иметь такой полустационар.

Интенсивность работы вен-пунктов, диспансерные мероприятия развивать в свободное от полевых работ время.      

Желательна организация периодического поголовного осмотра населения с/х. коммун, совхозов и колхозов, а также и единоличника, используя для этой цели вен-отряды, работу которых приурочить к наиболее свободному времени крестьян, чтобы не отрывать их в дорого стоящие дни страды.

Необходима организация мед-контроля за рабочей силой, как отбывающей на сезонные работы, так и возвращающейся с них; для этой цели привлечь врачей по обслуживанию батрачества. Необходима как для вен-отрядов, так и для районных вен-работников организация серологических лабораторий-пере­движек.

В заключение остается сказать, что борьба с сифилисом среди удмурт­ского населения должна вестись единым фронтом мед-работников, обществен­ных организаций и самого населения

 

1 ) Кажущееся увеличение распространяемой сифилиса объясняется, сна шей точки зрения, не ростом заболеваемости, а более сознательным отношением населения и теми мероприятиями, которые проводятся органами здраво охранения в деле выявления, лечения и санитарно-гигиенической обработки населения.

×

About the authors

E. I. Sukhov

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

References


© 2021 Eco-Vector





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies