Adrenal relationship to immunity

Cover Page


Cite item

Abstract

The question of the relationship of the endocrine glands, and in particular the adrenal glands, to immunity has not yet been finally resolved: while some authors recognize only the indirect importance of the endocrine organs in the fight against infection, given the extremely extensive biological role of these organs in the life of the animal body, others are inclined to seek a more direct relationship, allowing their participation or in the production of antithelials, or in the neutralization of bacterial toxins.

Full Text

Вопрос об отношении желез с внутренней секрецией и в частности надпочечников к иммунитету до сих пор еще не является окончательно разрешенным: если одни авторы признают только косвенное значение эндокринных органов в деле борьбы организма с инфекцией, учитывая чрезвычайно обширную биологическую роль этих органов в жизни животного организма, то другие склонны искать здесь более прямых отношений, допуская участие их или в процессе выработки противотел 1), или в процессе обезвреживания бактерийных токсинов.

Что касается обезвреживающей яды функции надпочечников, то предпринятое одним из нас еще в 1914-15 г.г. в этом направлении исследование 2) привело к абсолютно-отрицательным результатам, не давшим никаких точек опоры в пользу упомянутой антитоксической теории, и потому к этой части вопроса мы уже возвращаться не будем. Мы сообщим здесь лишь результаты наших исследований по вопросу об отношении надпочечниковых желез к процессу образования в них различных противотел.

Как известно, при изучении этого вопроса по отношению к эндокринным железам обычно применяются два способа: содержание и колебание противотел в крови у животных при различного рода инфекциях изучаются или после экстирпации того или иного эндокринного органа или после введения животным соответствующего экстракта.

Мы при своих исследованиях шли несколько иным путем, а именно, мы изучали содержание специфических противотел—гэмолизинов, агглютинов и преципитинов—у предварительно соответствующим образом подготовленных животных (кроликов) в крови 1) артериальной 2) венозной (взятой или из ушной вены, или из нижней полой вены до впадения в нее почечных resp. надпочечниковых вен) и 3) надпочечниковой, т. е. вытекающей из надпочечников венозной крови. Таким образом, если бы в надпочечниках действительно имело место образование или даже повышенное скопление тех или иных антител, мы могли-бы уловить это явление, сравнивая содержание этих антител в сыворотке надпочечниковой крови с содержанием их в крови, взятой из других отделов сосудистой системы (аорты нижней полой вены, ушной вены, сердца)                           

Опыты с гэмолизинами.

Кролики иммунизировались по отношению к красным кровяным шарикам барана, дефибринированная кровь которого последовательно вводилась внутривенно им печение 3 дней в об’еме 0.5, 1.0 и 1,5 к. с. В различные сроки после иммунизации,—на 2-й, 3-й, 5-й и 7-й дни— кровь бралась для исследования. Опыт определения титра гэмолизинов велся в об’еме 2,5 к. с.: бралось 0,5 комплемента морской свинки, 0,5—5% эмульсии бараньих эритроцитов, 0.5—различных разведений инактивированной сыворотки опыты ю кролика и 1,0 физиологического раствора. Титр гемолизинов определялся но величине наибольшего разведения сыворотки, которое вызывало полный гэмолиз.

Опыты с агглютининами.

Кролики иммунизировались по отношению к холерному вибриону, а именно, им вводились внутривенно влечение 3 дней последовательно 0,5 к. с., 1,0 и 1,5 суточной агаровой культуры, смытой 10 к. с. физиологического раствора и убитой нагреванием в водяной бане при 65°. Кровь для исследования бралась на 3-й, 5-й и 7-й дни после иммунизации.

Опыты с преципитинами

Для получения преципитинов кроликам вводилась повторно человеческая сыворотка в количестве 3 к. с. с промежутками от 2 до 4 дней. Реакция преципитинов определялась по методу Ulenhut’a. Кровь для исследования бралась у опытных кроликов на 2-й, 4-й и 6-й дни после 4-го или 5-го впрыскиваний сыворотки.

Во всех наших опытах содержание изучаемых противотел (гэмолизинов, агглютининов и преципитинов) как в надпочечниковой крови, так и в контрольной (артериальной и венозной) не представляю каких-либо заметных отличий. Следовательно, и при данной постановке опытов не удается установить какого-либо участия надпочечниковых желез в процессе образования специфических противотел, и потому мы считаем себя вправе заключить наше короткое сообщение теми же словами, которыми мы закончили нашу статью об антитоксической функции надпочечников, а именно что по отношению к этим последним „лишь одну гормональную теорию можно в настоящее время признать установленной на достаточно прочном основании“.

 

1) Подобное положение напр. защищал Eiger на последнем С´езде Физиологов в Стокгольме в 1926 г.

2) М.Н. Чебоксаров. Русск. Врач, 1915, №20.

×

About the authors

M. N. Cheboksarov

Kazan University

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

Z. I. Malkin

Kazan University

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

References


© 1927 Cheboksarov M.N., Malkin Z.I.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies