Corticosteroid hormones in the treatment of lupus erythematosus

Cover Page


Cite item

Abstract

Corticosteroids are widely used in the treatment of acute systemic lupus erythematosus, while in the treatment of the chronic form of the disease, they are used little, and the method of treatment has not been developed.

Full Text

Кортикостероиды нашли широкое применение в терапии острой си­стемной красной волчанки, при лечении же хронической формы забо­левания они используются мало, и методика лечения не разработана.

Большинство иностранных авторов (Зитц, Зигенталер и Хегглин, Болет и Буним, Дюбуа и др.) рекомендует длительное лечение высо­кими дозами препаратов. Коннер применял больным системной крас­ной волчанкой по 300 мг преднизона в сутки в течение 2—3 недель, с последующим снижением доз до 200 и 100 мг. Лечение продолжалось от 4 до 32 месяцев. Такие дозы являются, по нашему мнению, чрез­мерно высокими, особенно при длительном применении.

Под нашим наблюдением было 84 женщины и 29 мужчин, преиму­щественно молодого возраста.

Дискоидная форма заболевания была у 57, диссеминированная — у 46, системная — у 10, у 3 больных, кроме основного заболевания, установлены папуло-некротический туберкулид, эритема Базена и ту­беркулез лимфатических узлов.

Давность заболевания до 1 года была у 12, до 5 лет — у 34, от 5 до 22 лет — у 67.

Все больные до поступления долго и упорно лечились.

При поступлении примерно у трети больных обнаружены измене­ния со стороны внутренних органов, у большинства — нервной системы, у ряда больных изменения со стороны глаз и ЛОР-органов.

Одними кортикостероидами лечились единичные больные (4), имев­шие гипофункцию надпочечников.

Абсолютному большинству больных, кроме кортикостероидов, при менялся резохин или кризанол, а части больных, в том числе всем больным системной красной волчанкой,— общеукрепляющее лечение (витамины В19, Bi, глюкоза и др.). Всем лечение проводилось на фоне насыщения аскорбиновой кислотой.

Одной группе больных в 44 человека в течение 5—6 дней ежедневно назначался кортизон по 100 мг внутримышечно, затем доза постепенно снижалась до поддерживающей (50—25 мг) и присоединялось лечение резохином по 0,25 2 раза в день по 10 дней с 5-дневным переры­вом.

Общая доза кортизона варьировала от 875 до 3500 мг и чаще была 1 500—2 400 мг, резохина — от 10,0 до 20,0, чаще—15,0.

Другой группе больных в 69 человек применялся преднизон или преднизолон в нисходящих дозах. Начальная суточная доза равнялась 30 или 25 мг (по 1 таблетке 6—5 раз с равными промежутками вре­мени). Через каждые 5—6 дней доза уменьшалась на 5 мг в сутки. Курсовая доза в зависимости от формы заболевания и эффекта варь­ировала от 215 до 1945 мг и только у 18 чел. была выше 800 мг.

После первого снижения дозировки 43 больным присоединялся ре­зохин 10-дневными циклами. Двое больных переведены на это лечение после безуспешной терапии кризанолом. В случае появления легких побочных явлений проводились 5-дневные циклы резохинотерапии с трехдневными перерывами. 22 чел., кроме преднизона, лечились криза­нолом.

Начало лечения преднизоном, как и кортизоном, вызывало быстрое стихание воспалительных явлений, подчас приостанавливавшееся после снижения доз. Регрессирование воспалительного процесса после при­соединения резохина продолжалось, но более медленными темпами. В отдельных случаях приходилось возобновлять повышенные дозы преднизона.

Наилучшие результаты оказались у больных, получавших предни­зон и резохин, особенно в комбинации с общеукрепляющим лечением.

Исчезновение клинических проявлений установлено у 15 из 17 чел. этой группы.

Более высокая терапевтическая эффективность отмечена при при­менении преднизона. Так, если при лечении преднизоном в комбина­ции с другими средствами исчезновение клинических проявлений наблюдалось условно в 66%, значительное улучшение — в 28%, улучшение — в 6%, то при лечении кортизоном соответственно -- в 56, 25 и 19%.

Переносимость лечения была хорошей. Легкие побочные явления отмечались у единичных больных, но относительно чаще (вдвое) они возникали при применении кортизона.

Большинство больных прибыли в весе на 1—3—4 кг, что не явля­лось следствием нарушения водно-солевого баланса.

Фоточувствительность у половины больных уменьшилась, у осталь­ных (кроме единичных больных, у которых показатели возросли) не изменилась.

Антитоксическая функция печени, определяемая с помощью пробы Квика — Пытеля, улучшилась в процессе лечения у половины больных, у 17% произошло угнетение ее, у остальных она не изменилась.

Инертность в речедвигательном анализаторе, характерная для боль­ных красной волчанкой, в процессе лечения уменьшалась, однако пол­ной нормализации показателей словесного ассоциативного экспери­мента не происходило.

Характер дермографизма не изменился, но замедленное время ис­чезновения (45 мин и больше) осталось у вдвое меньшего числа боль­ных.

Кожно-сосудистые рефлексы на фармакологические раздражители (гистамин и адреналин) имели тенденцию к нормализации. Число больных с нормальными показателями их увеличилось вдвое. Количе­ство больных, имевших парадоксальную реакцию на гистамин, умень­шилось с 17 до 7 человек. Однако у большинства больных существен­ных изменений кожно-сосудистых рефлексов не произошло, сохранился преимущественно тормозной их характер.

Экскреция 17-кетостероидов с мочой прослежена в динамике у 91 человека. У всех имевших до лечения повышенную экскрецию 17-кето­стероидов с мочой (9 человек) она уменьшилась до нормальных вели­чин, а у 2 даже несколько ниже. У половины больных с нормальной исходной экскрецией 17-кетостероидов (24 человека) наблюдалось уве­личение ее в пределах нормы, у другой половины — снижение, дошед­шее у V4 больных до легкого уменьшения экскреции. Среди больных с пониженной до лечения экскрецией 17-кетостероидов (36 человек) у большинства (33 человека) она повысилась, но у 3 принимавших преднизон с резохином экскреция еще более понизилась. Понижение это не было стойким. Повторные исследования больных, у которых наступал рецидив, свидетельствовали о достижении больными преж­них величин экскреции 17-кетостероидов.

Это согласуется с данными Галли, Ламедика и Лотти о том, что при кратковременном лечении большими дозами (30—40 мг в сутки) преднизона или преднизолона функция коры надпочечников быстро по­давляется, но после прекращения лечения так же быстро наступает ее полное восстановление. При длительном же лечении даже малыми дозами функция коры надпочечников после прекращения лечения долго остается нарушенной.

Влияние лечения на углеводный обмен среди больных первой груп­пы было слабо выражено. Нормальный гипергликемический коэффи­циент, бывший до лечения у 11,6% больных, после лечения отмечен у 17,9%. Нормальный же постгипергликемический коэффициент умень­шился с 55,8 до 48,7%.

При кортизонотерапии ассимиляторные процессы продолжали оста­ваться замедленными. Такое более мягкое влияние на углеводный об­мен преднизона подтверждается данными Розена, Картера, Дофини, Горнала, Огрызло и др.

Лечение способствовало уменьшению гипохромной анемии за счет увеличения гемоглобина и числа эритроцитов и уменьшению лейкопе­нии, особенно выраженной при системной и диссеминированной фор­мах заболевания. РОЭ либо не изменялась, либо претерпевала колеба­ния как в сторону замедления, так и ускорения.

Изменения лейкоцитарной формулы происходили в основном за счет увеличения числа нейтрофилов и уменьшения лимфоцитов.

Моноцитарная реакция на введение гамма-глобулина по Григоро­вой свидетельствовала о стойком понижении реактивности организма больных красной волчанкой, не изменяющемся под влиянием лечения резохином в сочетании с кортикостероидами.

Красную волчанку можно, по-видимому, рассматривать как цепной процесс: чрезвычайный раздражитель — реакции адаптации — порок (болезнь) адаптации. Вследствие этого мы считаем показанным приме­нение кортикостероидов в начале лечения красной волчанки, которое быстро купирует воспалительные явления, особенно при диссеминиро­ванной и системной формах заболевания.

Однако мы считаем недопустимым длительное применение высоких доз кортикостероидов, широко используемое зарубежными авторами. Тем более оно не оправдано при хронической форме болезни. Нельзя согласиться с выводом Харвея о том, что максимальный эффект при подострой красной волчанке получается в тех случаях, когда у больных развивается выраженный синдром Иценко — Кушинга, ибо этот эффект получен ценою гипофункции или атрофии надпочечников.

Так как кортикостероиды лишь изменяю; реакции организма в на правлении, противоположном тому, которое развивается в результате болезни, но не уничтожают ее причину, следует проводить комплексную терапию. Наиболее рациональным является комбинирование кортико стероидов с резохином и общеукрепляющими и десенсибилизирующими средствами (витамины С, В12, Bi, гемотрансфузии и др.). Такое лечение стимулирует защитные силы организма, улучшая функциональную способность нервно-эндокринной системы.

×

About the authors

T. A. Glivanskaya

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

References


© 2021 Eco-Vector





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies