Scientific session of the USSR Academy of Medical Sciences on the problem of rheumatism

Cover Page


Cite item

Abstract

From March 20 to March 22, 1958, a scientific session of the Department of Clinical Medicine of the Academy of Medical Sciences of the USSR and the All-Union Committee for the Study of Rheumatism and Joint Diseases was held in Moscow. As you know, the etiology and pathogenesis of rheumatism are being actively developed both in the USSR and abroad. The dominant theory of rheumatism is infectious-allergic. But this theory raises a number of fundamental objections.

Full Text

С 20 по 22 марта 1958 года в Москве проходила научная сессия отделения клинической медицины Академии медицинских наук СССР и Всесоюзного комитета по изучению ревматизма и болезней суставов.
Как известно, этиология и патогенез ревматизма активно разрабатываются как в СССР, так и за рубежом. Доминирующей теорией ревматизма является инфекционно-аллергическая. Но эта теория вызывает ряд основательных возражений.
На первом заседании сессии проф. Г. Д. Залесский и Н. Н. Воробьева со своими сотрудниками (Новосибирск) доложили результаты своих изысканий в отношении специфического возбудителя ревматизма. Авторы проводили опыты на кроликах с введением им крови, взятой у больных ревматизмом в фазе обострения, а также экстрактов из сердца больных, умерших от тяжелых форм ревматизма. Опыты показали, что у 40—-7О°/о подопытных животных возникают поражения двух и трехстворчатого клапанов сердца в виде вальвулитов с резким набуханием и мукоидным отеком створок клапанов. Из крови больных ревматизмом животных, смывов из зева, из бородавчатых образований на клапанах сердца выделены 30 штаммов вируса. Все выделенные штаммы сходны по своим антигенным свойствам. В крови обнаружены антитела, нейтрализирующие выделенные вирусы.
Выступивший в прениях проф. Чумаков отметил, что вирусная этиология ревматизма заслуживает внимания и дальнейших исследований, так как можно предполагать, что какой-нибудь из известных 18 аденовирусов, паразитирующих в аденоидной ткани, и является ревматическим вирусом.
Сессия рекомендовала провести культуральное исследование на обезьянах.
Проф. А. И. Струков в своем докладе „Современные представления о морфологии ревматизма" отметил, что основная сущность ревматического процесса и все возникающие при нем тяжелые последствия, главным образом со стороны клапанного аппарата сердца, не могут быть сведены только к ревматической гранулеме. По мнению А. И. Струкова, основным патологоанатомическим процессом при ревматизме является системное поражение соединительной ткани и ее коллагена. Проф. А. И. Струков считает, что' при ревматизме одним из важных морфологических проявлений поражения коллагена соединительной ткани и межклеточного вещества являются процессы дезорганизации, с излюбленной локализацией этих изменений в соединительной ткани сердца, и в особенности в его клапанах. Для острой фазы ревматизма и вспышки заболевания характерными изменениями соединительной ткани миокарда и клапанного аппарата сердца являются мукоидное набухание и гиалиноз с фибрином. В межприступном периоде ревматизма возникают патологические структуры в виде гиалиноза и глубокого рубцевания, чем и определяется тяжесть ревматического поражения сердца, в особенности клапанного аппарата.
На втором заседании проф. М. С. Вовси доложил об изучении активности ревматизма в терапевтической клинике. М. С. Вовси считает, что если ревматический процесс начался, то он тянется всю жизнь. Подтверждением высказанного является доклад проф. А. И. Струкова. Докладчик остановился на иммунологических и физико-химических исследованиях, которые дают возможность выявить вялотекущий ревматический процесс. Как показали наблюдения проф. М. С. Вовси и его сотрудников, практическое значение из иммунологических способов имеют определение титра антистрептолизинов и антифибролизинов в крови, установление уровня антигиалуронидазы в крови, а также пробы с фиброаллер- генами.
Проф. О. Д. Соколова-Пономарева в своем докладе остановилась на определении активности ревматического процесса у детей.
Далее были заслушаны доклады проф. В. В. Михеева, Н. И. Гращенкова, Н. Б. Маньковского и Е, А. Блей о ревматизме нервной системы.
Проф. В. В. Михеев отметил, что выделение поражения нервной системы при ревматизме своевременно, так как часто нейроревматизм неправильно диагносцируется и недооценивается. По мнению В. В. Михеева, в настоящее время уже недостаточно говорить и о спинальных ревматических процессах, преимущественно типа аракнондита, и о поражениях периферических нервов, типа невритов и периневритов, а также невралгий, возникающих чаще всего в картине синовиитов и периартритов. Клиническая картина нейроревматизма многообразна. На первом месте в детской неврологии ревматизма стоит малая хорея. На втором месте — энцефалиты. У взрослых на первом месте — очаговый ревматический эндоваскулит с последующим тромбообразованием, а на втором месте — энцефалиты разнообразной локализации. Проф. В. В. Михеев предложил классификацию ревматизма нервной системы. Нередко приходится проводить дифференциальную диагностику между ревматическим психозом и шизофренией. Лечение больных нейроревматизмом проводится по всем правилам противоревматического лечения.
Доклад проф. Н. И. Гращенкова „Роль ревматизма в патогенезе заболеваний гипоталамической области" был зачитан врачом А. Д. Соловьевой.
В течение 7 лет Н. И. Гращенков с сотрудниками при изучении диэнцефальных форм патологии установил, что Уз синдромов гипоталамических поражений приходится на ревматизм. Острый ревматизм был причиной и пусковым механизмом к возникновению различных синдромов поражения гипоталамической области. Наиболее четкими формами патологии являются следующие синдромы: нейроэндокринный, нейродистрофический, вегетативно-сосудистый синдром, свидетельствующий о нарушениях в деятельности гипоталамических ядер, и невротический синдром в виде своеобразных периферических реакций и психопатических состояний.
Ряд докладов был посвящен лечению и профилактике ревматизма.
Проф. А. И. Нестеров остановился на клинической сравнительной оценке медикаментозных, гормональных и физических средств ц методах лечения ревматизма. Благодаря введению в практикуцелого ряда новых антиревматических средств (производные пиразо- лона — бутадион, фенилбутазол, пиразолидин, иргапирин, пирабутол, реаперин и др. и гормональные препараты — кортизон, преднисолон, преднисон, ацетат кортизона, дельтакортизон, АКТГ и др.),— отметил проф. А. И. Нестеров,— в последние годы проблема лечения ревматизма стала не только актуальной, но и перспективной.
Все доклады заслушанные на сессии, показывают, что нет органов и тканей, где бы ревматическая инфекция не оставляла своих следов. Лечение гормонами, а также новыми производными пиразо- лона (бутадион, пиразолидин) обеспечивает по сравнению с салицилатами достижение более быстрого и более полного общего клинического эффекта.
О сравнительной эффективности кортизона и пирамидона в терапии ревматизма у детей доложил проф. А. Б. Воловик, который отметил, что гормональные препараты обладают большим терапевтическим действием по сравнению с пирамидоном.
На лечении инфекционных неспецифических (ревматоидных) полиартритов сероводородными водами остановился проф. М. М. Шихов. Под наблюдением докладчика находилось свыше 600 больных ревматоидным полиартритом. Лечение проводилось мацестинскими ваннами в 50, 100, 150 мг]л сероводорода, которые применяли через день или 2 дня подряд с днем перерыва. Температура ванн 35—37°, продолжительность—10—15 мин. За курс лечения больной применяет 15—16—18 ванн. Общие ванны применялись в различных комбинациях с 2—4-камерными мацестинскими ваннами, морскими ваннами, лечебной гимнастикой, электросветолечением, парафинотерапией, массажем, воздушно-солнечными ваннами, морскими купаниями, диетотерапией и медикаментозными средствами.
Данные длительных наблюдений показывают, что терапевтический эффект удерживался в большинстве случаев не менее одного года.
Доц. М. Г. Астапенко доложила о лечении гормональными препаратами инфекционного неспецифического полиартрита. Гормональные препараты применялись изолированно и в различных сочетаниях у 150 больных инфекционным полиартритом. Оказалось, что кортизон более быстро и сильно действует, чем АКТГ, хотя АКТГ реже дает побочные явления. По сравнению с пиразолоновыми препаратами и физическими методами, гормональные препараты действуют более быстро и энергично, но менее стойко. У половины больных, леченных гормонами, наблюдался „синдром отмены гормонов", и рецидив заболевания наступает уже в течение 1 — 2 недель после окончания курса гормональной терапии.
При комплексной терапии (сочетание гормонов с пиразолидином, гемотрансфузией, лечебной физкультурой и массажем) был получен более стойкий терапевтический эффект и у части больных предотвращен синдром „отмены гормонов".
Проф. М. А. Ясиновский посвятил свой доклад профилактике ревматизма. В предупреждении возникновения ревматизма, по мнению проф. М. А. Ясиновского, большую роль играют своевременное устранение стрептококковой инфекции верхних дыхательных путей (особенно зева) и энергичное лечение больных с активными ее проявлениями пенициллином и другими антибиотиками и, во вторую очередь, сульфаниламидами; желательно применение также противоревматических средств. На многолетнем опыте автор с целью снижения рецидивов у страдающих ревматизмом лиц применял небольшие дозы салицилового натрия (4 г в сутки), пирамидона или анальгина (1 г в сутки) на протяжении 2,5 — 3 недель во всех тех §0
ЬЛуйаях, где можно ожидать осложнений ревматического процесса: после ангин, катаральных процессов верхних дыхательных путей, инфекционных заболеваний, после травм, осенью и весной.
Проф. Б. С. Преображенский доложил о роли санации лимфаде- ноидного глоточного кольца в профилактике и лечении ревматизма.
Хирургическому лечению ревматических поражений сердца были посвящены доклады доктора мед. наук С. А. Колесникова, проф. П. А. Куприянова и врача Г. А. Чекаревой. По их мнению, противопоказаниями к оперативному вмешательству являются: 1) тяжелые изменения со стороны миокарда, 2) декомпенсация сердечной деятельности, 3) нарушения функции печени и почек, 4) септический эндокардит, 5) пожилой возраст. Кровохарканье, мерцательная аритмия, эмболии не являются противопоказаниями. Послеоперационными осложнениями являются: 1) декомпенсация сердца (65%), 2) обострение ревматического процесса (так называемый посткомиссуральный синдром).
Асе. С. И. Щербатенко
(Казань)

×

References


© 1958 Board E.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies