Timalin as an immunomodulator in experimental vaccination

Abstract

The aim of our work was to study the effect of thymalin on the intensity of post-vaccination immunity against Aujeszky's disease in piglets in an experiment with different levels of resistance.

Full Text

Целью нашей работы было изучение влияния тималина на напряженность поствакцинального иммунитета против болезни Ауески у поросят в эксперименте при различном уровне резистентности.

Проведены две серии опытов: первая — моделирование ожоговой болезни как иммунодефицитного состояния и использование тималина для коррекции Т-клеточного звена иммунитета и вторая — оценка влияния тималина на напряженность поствакцинального иммунитета. Первая серия опытов была выполнена на 20 вакцинированных против болезни Ауески поросятах в возрасте 2 месяцев (живая масса тела — 15— 18 кг), распределенных по 2 группам. В 1-ю группу вошли животные, подвергнутые термическому ожогу кожи III степени на площади 10% поверхности тела, во 2-ю — животные с аналогичным ожогом кожи, у которых был применен иммуномодулятор. Тималин и вакцину вводили им в соответствии с наставлениями по их использованию. В процессе опыта определяли состояние органов тимико-лимфатической системы, клеточный состав периферической крови, уровень специфических антител в реакции вируснейтрализации.

Вторая серия опыта проводилась на 4 группах животных. 1-я группа была контрольной, 2-я — включала вакцинированных животных, 3-я — вакцинированных и подвергнутых термическому ожогу кожи III степени на площади 10% поверхности тела, 4-я — вакцинированных и подвергнутых ожоговой травме с последующим введением тималина.

Напряженность иммунитета у привитых и обожженных поросят определяли по накоплению в крови вируснейтрализующих антител к вирусу болезни Ауески и по резистентности их организма к контрольному интрацеребральному заражению патогенным вирусом болезни Ауески (штамм Арский) в дозе 100000 ТЦД 50/0,2.

После экспериментального термического ожога в тимусе, лимфоузлах и селезенке произошло уменьшение удельной концентрации кариоцитов, причем снижение уровня Т-хелперов сопровождалось повышением количества Т-цитотоксических/супрессорных клеток. Уменьшился и коэффициент дифференцировки Т-лимфоцитов (КДТЛ). Так, у обожженных вакцинированных животных он составил в селезенке 0,63±0,02, в регионарном лимфоузле — 0,76±0,04 ед.

Анализ данных исследования периферической крови показал, что ожоговая травма привела к нарушениям клеточного состава крови. Произошло выраженное изменение в соотношении субпопуляции Т-клеточного звена. Введение тималина позволило уже на 14-е сутки после начала опыта увеличить уровень Т-хелперов, который составил 22,8±1,14%, что было на 5,9% выше исходного значения. Абсолютный уровень Т-цитотоксических/супрессорных клеток у животных, которым вводили иммуномодулятор, был выше, чем у животных 1-й группы, при этом КДТЛ (во все сроки исследования) у животных 2-й группы был больше, чем в 1-й группе, что свидетельствовало о хорошем прогнозе при ожоговой болезни. Кроме того, у животных, которым проводилась иммунокоррекция, уменьшилось число О-лимфоцитов.

При изучении напряженности иммунитета у обожженных и привитых животных определяли накопление в крови вируснейтрализующих антител (ВНА) к вирусу болезни Ауески (ВБА) и резистентность их организма к контрольному заражению. После однократного введения вакцины из штамма ГНКИ титры ВНА были невысокими, а у отдельных животных они вообще отсутствовали, что согласуется с данными других исследователей. Согласно им, у некоторых животных ВНА не были обнаружены ни после первой, ни после второй прививки, тем не менее они оставались резистентными к заражению вирулентным штаммом вируса. Очевидно, следует согласиться с тем, что отсутствие ВНА в сыворотке крови вакцинированных животных не всегда характеризует уровень прививочного иммунитета.

После вторичной иммунизации нами прослежено повышение у животных титров ВНА в сыворотке крови до 1 : 32.

При контрольном заражении невакцинированных животных мы отмечали проявление клинических признаков, характерных для болезни Ауески: повышение температуры тела, пугливость, нарушение координации, манежные движения, клонические судороги и параличи конечностей. Все подопытные животные этой группы погибли на 5—7-е сутки эксперимента. Погибли животные и 3-й группы, которым в периоде поствакцинального иммуногенеза наносили ожоговую травму.

У животных 4-й группы после контрольного заражения (вакцина+ожог+тималин) наблюдалась выживаемость в 87,5% случаев. Эти данные позволяют судить о положительном иммунокорригирующем действии применяемого нами иммуномодулятора тималина.

При заражении клинически здоровых вакцинированных животных 2-й группы мы не отмечали высокой иммуногенности вакцины, так как их выживаемость составила всего 62,5%. Наши исследования согласуются с данными литературы в том, что вирус вакцины против болезни Ауески обладает недостаточной антигенной и протективной активностью. И, вероятно, перед вакцинацией необходимо проводить тималинотерапию, поскольку наши исследования убедительно свидетельствуют о том, что даже при возникновении иммунодепрессивного состояния у поросят в периоде противовирусного иммуногенеза тималинотерапия позволяет добиться более высокой выживаемости животных при контрольном интрацеребральном их заражении вирусом болезни Ауески.

×

About the authors

F. K. Kalimullin

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation, Kazan

V. A. Baranov

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation, Kazan

References


© 1999 Kalimullin F.K., Baranov V.A.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies