On diet therapy of patients with infectious-allergic bronchial asthma

Cover Page


Cite item

Abstract

Attempts to develop desensitizing diets have been made by many scientists. MI Pevzner (1949) proposed a diet with restriction of carbohydrates and proteins. NI Leporskiy (1957), considering proteins as the main food allergen, recommended their sharp limitation - 25-30 g. Numerous clinical observations have not confirmed the effectiveness of these food regimes.

Full Text

Попытки разработать десенсибилизирующие диеты предпринимались многими учеными. М. И. Певзнер (1949) предложил диету с ограниче­нием углеводов и белков. Н. И. Лепорский (1957), считая главным пище­вым аллергеном белки, рекомендовал их резкое ограничение — 25—30 г. Многочисленные клинические наблюдения не подтвердили эффективность указанных пищевых режимов.

По А. Д. Адо (1970) неспецифическая гипоаллергенная диета строится на основе значительного ограничения углеводов (особенно сахара), поваренной соли, жидкости, полного исключения пищевых про­дуктов, обладающих высоким сенсибилизирующим потенциалом, а также острых блюд, пряностей и других продуктов и напитков раздражающих слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта и повышающих всасы­ваемость гистаминоподобных и аллергенных веществ в кровь. В рацион вводят повышенное количество белков и жиров (с тем расчетом, чтобы общая калорийность превышала основной обмен), витаминов С, группы В, А и продукты, содержащие соли кальция и фосфора. Пища должна быть богата растительной клетчаткой, механически и химически, щадящей, питание — 4—5-разовое.

Цель настоящего исследования — изучить эффективность общей неспецифической гипоаллергенной диеты в комплексном лечении больных с инфекционно-аллергической бронхиальной астмой.

Под нашим наблюдением находилось 60 больных (20 мужчин и 40 женщин в возрасте от 17 до 58 лет) с продолжительностью заболевания от 1 года до 35 лет. Было проведено аллергологическое обследование больных: сбор анамнеза, постановка кожных проб с аллергенами, на­зальные, ингаляционные, а при пищевой аллергии — лейкопенический и тромбоцитопенический тесты. У всех больных определяли функциональ­ные показатели состояния внешнего дыхания путем записи на спирогра­фе (СГ-1М, МРГУ, 42, 163-62) утром, натощак, в условиях основяого- обмена, до лечения и на 11-й и 24-й день от начала комплексной терапии. Полученные результаты сопоставляли с должной величиной по номо­граммам С. Н. Соринсона или рассчитывали по формулам, исходя из таблиц должного основного обмена (по Гаррису — Бенедикту и Кест­неру — Книппингу).

Всех больных мы разделили на 2 однородные по составу группы. Комплекс лечения первой группы, контрольной (20 чел.), включал меди­каментозную терапию, лечебную физкультуру, физиотерапию; вторая группа, состоящая из 40 больных, получала, помимо этого, общую» неспецифическую гипоаллергенную диету, составленную с учетом инди­видуальных особенностей каждого больного. Например, при аллергии к кандидам дрожжевой напиток заменяли фруктовыми соками. По хими­ческому составу и калорийности суточный рацион больных 2-й гр. был примерно следующим: белков — 150 г, жиров — 150 г, углеводов — 200 г, калорийность — 2800 калорий; витаминов: А — 2 мг (каротина — 4 мг), С — 400 мг, Р — 400 мг, В1 — 4 мг, В2 — 4 мг, В6 — 4 мг, РР — 40 мг; минеральных солей: кальция — 0,8 мг, фосфора—1,6 г; поваренной соли — 8 г, жидкости— 1000—1250 мл. Полностью были запрещены горчица, перец, уксус, лук, чеснок, хрен, редиска, редька, томатная паста и соус, гвоздика, сырая капуста и различные консервы, сельдь и другая соленая рыба, сыры, соленые овощи, копчености, колбасы, минеральные- воды, рассолы и пр., а также яйца, курятина, свинина, мозги, рыба, внутренности (печень, почки), орехи, гречневая крупа, бобовые (горох, фасоль), томаты, цитрусовые (лимоны, апельсины, мандарины), персики,, дыни, некоторые ягоды (клубника, земляника, малина, черная смороди­на) и кофе, какао, шоколад. Исключение указанных продуктов должно быть очень строгим; например, при исключении яйца подразумеваются и все продукты, содержащие яичный белок или желток, даже в очень малых количествах: сдобные булочки, печенье, торт, пирожное, некото­рые конфеты, оладьи или блины, при изготовлении которых в тесто добавляют яйцо. Категорически запрещали употребление алкогольных напитков, даже в небольших количествах (в том числе и пива). Витами­ны С, Р, группы В, А мы назначали в повышенных количествах в виде отвара шиповника, жидких пивных дрожжей (или отвара пшеничных отрубей) и фруктово-ягодных соков (особенно сливового, вишневого, морковного, черничного, яблочного, из калины и рябины).

Из разрешенных продуктов наибольшее значение имеют следующие: говядина, телятина, кролик, молочные продукты (кисломолочные напит­ки, творог, кипяченое или сгущенное молоко, неострый сыр типа «Янтарь»), картофель, морковь, свекла, тыква, фрукты (особенно печеные яблоки, а также груши и сливы), манная, овсяная, перловая, пшенная крупы, рис, геркулес, мучные неудобные изделия. Пищу следует готовить только из свежих продуктов и подавать в отварном, тушеном или печеном виде (исключается все жареное).

Исследование функции внешнего дыхания, проведенное до лечения, выявило у больных 1 и 2-й группы аналогичные изменения. У 32 из 60 больных отмечалась пониженная против нормы жизненная емкость легких до 65±2,5 % (при норме более 80% к должной) в результате сокращения экспираторного объема дыхания в среднем до 600±59 мл (вместо 1,5 л в норме). Величина минутного объема дыхания колеблется в норме от 80 до 120% должной. У наших больных этот показатель уве­личился в среднем до 138±6,9% должного. Одновременно повышалось поглощение кислорода за 1 мин. в среднем до 130±5,9 % должного при нормальных колебаниях от 80 до 120%. У 34 больных снизился коэффи­циент использования кислорода (в среднем до 32± 1,5 при норме >34). Нарушения бронхиальной проходимости и снижение растяжимости лег­ких у наших больных привели к резкому уменьшению средней величины максимальной вентиляции до 36±3,2% должной по сравнению с нормой (более 70%); у 12 больных в ответ на возросшее сопротивление току воздуха по дыхательным путям увеличилась и продолжительность выдо­ха. ВДК составил 1 : 1,6—1 : 1,8 вместо 1 : 1,5 в норме. Одновременно с этим у всех больных сокращался объем воздуха, выдыхаемого за первую секунду после кратковременной задержки дыхания, в среднем до 44±4,1 % жизненной емкости легких (колебания — от 16 до 65%) при норме более 70%. С помощью новодринового теста удалось установить частичную роль функционального бронхоспазма в нарушении бронхи­альной проходимости у испытуемых.

У (всех больных были снижены резервные возможности вентиляции: коэффициент резерва составил в среднем 4±0,3 (при норме от 7 до 16), резерв вентиляции в процентах к должному и показатель вентиляции в процентах равнялись соответственно 28±3,0 и 68±3,6 при норме более 70% должного и 93%.

Коэффициент вентиляции и показатель скорости движения воздуха только у одного больного имели величину, соответствующую норме, и колебались в пределах: КВ от 0,27 до 0,95, ПСДВ — от 7 до 28 (в сред­нем 0,6±0,03 и 14±0,7). В норме КВ колеблется от 0,8 до 1,2, ПСДВ — больше 24. Изменение качественных признаков спирограммы: наличие симптомов задержки воздуха в легких—симптома «воздушной подуш­ки» — отмечено у 12, и инспираторного сдвига средней точки дыхания — у 7 больных. Результаты проб Штанге и Сабразе зарегистрированы у 30 больных, из них проба Штанге отклонена от нормы у 24, Сабразе — У 26.

Под влиянием общей неспецифической гипоаллергенной диеты на фоне комплексной терапии у больных бронхиальной астмой улучшается самочувствие, урежаются и прекращаются приступы, нормализуются функциональные показатели внешнего дыхания.

Общая неспецифическая гипоаллергенная диета значительно повы­шает эффективность комплексного лечения больных с инфекционно­аллергической бронхиальной астмой. Уже на 11-й день лечения ЖЕЛ увеличивается до 78±2,0% должной (Р<0,001), МОД уменьшается до 122±3,6 должного (Р<0,05), ПК — до 125±3,9% должной (Р<0,05). Улучшение процессов диффузии приводит к увеличению КИК до 34± 1,0. ДЭ снижается до 3,2±0,4 (Р<0,001). Улучшается бронхиаль­ная проходимость и увеличивается МВ Л до 55 ±4,0 должной (Р<0,05). Уменьшается продолжительность выдоха. ВДК составляет 1:1,3. КТ увеличивается до 55±3,0% (Р<0,05). У всех больных повышаются резервные возможности вентиляции: KP составляет 6,0±0,5 (Р<0,5), PB в процентах к должному — 52±5,0 (Р<0,001), ПВ в процентах — 78±3,5 (Р<0,05),КВ —0,9±0,04 (Р<0,05), ПСДВ — 22± 1,0 (P<0,001) общая калорийность превышала основной обмен), витаминов С, Р группы В, А и продукты, содержащие соли кальция и фосфора. Пища должна быть богата растительной клетчаткой, механически и химически, щадящей, питание— 4—5-разовое.

Цель настоящего исследования — изучить эффективность общей неспецифической гипоаллергенной диеты в комплексном лечении больных с инфекционно-аллергической бронхиальной астмой.

Под нашим наблюдением находилось 60 больных (20 мужчин и 40 женщин в возрасте от 17 до 58 лет) с продолжительностью заболевания от 1 года до 35 лет. Было проведено аллергологическое обследование больных: сбор анамнеза, постановка кожных проб с аллергенами, на­зальные, ингаляционные, а при пищевой аллергии — лейкопенический и тромбоцитопенический тесты. У всех больных определяли функциональ­ные показатели состояния внешнего дыхания путем записи на спирогра­фе (СГ-1М, МРГУ, 42, 163-62) утром, натощак, в условиях основного- обмена, до лечения и на 11-й и 24-й день от начала комплексной терапии. Полученные результаты сопоставляли с должной величиной по номо­граммам С. Н. Соринсона или рассчитывали по формулам, исходя из таблиц должного основного обмена (по Гаррису — Бенедикту и Кест­неру — Книппингу).

Всех больных мы разделили на 2 однородные по составу группы. Комплекс лечения первой группы, контрольной (20 чел.), включал меди­каментозную терапию, лечебную физкультуру, физиотерапию; вторая группа, состоящая из 40 больных, получала, помимо этого, общую неспецифическую гипоаллергенную диету, составленную с учетом инди­видуальных особенностей каждого больного. Например, при аллергии к кандидам дрожжевой напиток заменяли фруктовыми соками. По хими­ческому составу и калорийности суточный рацион больных 2-й гр. был примерно следующим: белков — 150 г, жиров— 150 г, углеводов — 200 г, калорийность — 2800 калорий; витаминов: А — 2 мг (каротина — 4 мг), С — 400 мг, Р — 400 мг, В1 — 4 мг, В2 — 4 мг, В6 — 4 мг, РР — 40 мг; минеральных солей: кальция — 0,8 мг, фосфора—1,6 г; поваренной соли — 8 г, жидкости— 1000—1250 мл. Полностью были запрещены горчица, перец, уксус, лук, чеснок, хрен, редиска, редька, томатная паста и соус, гвоздика, сырая капуста и различные консервы, сельдь и другая соленая рыба, сыры, соленые овощи, копчености, колбасы, минеральные воды, рассолы и пр., а также яйца, курятина, свинина, мозги, рыба, внутренности (печень, почки), орехи, гречневая крупа, бобовые (горох,, фасоль), томаты, цитрусовые (лимоны, апельсины, мандарины), персики,, дыни, некоторые ягоды (клубника, земляника, малина, черная смороди­на) и кофе, какао, шоколад. Исключение указанных продуктов должно быть очень строгим; например, при исключении яйца подразумеваются и все продукты, содержащие яичный белок или желток, даже в очень малых количествах: сдобные булочки, печенье, торт, пирожное, некото­рые конфеты, оладьи или блины, при изготовлении которых в тесто добавляют яйцо. Категорически запрещали употребление алкогольных напитков, даже в небольших количествах (в том числе и пива). Витами­ны С, Р, группы В, А мы назначали в повышенных количествах в виде отвара шиповника, жидких пивных дрожжей (или отвара пшеничных отрубей) и фруктово-ягодных соков (особенно сливового, вишневого, морковного, черничного, яблочного, из калины и рябины).

Из разрешенных продуктов наибольшее значение имеют следующие: говядина, телятина, кролик, молочные продукты (кисломолочные напит­ки, творог, кипяченое или сгущенное молоко, неострый сыр типа «Янтарь»), картофель, морковь, свекла, тыква, фрукты (особенно печеные яблоки, а также груши и сливы), манная, овсяная, перловая, пшенная крупы, рис, геркулес, мучные несдобные изделия. Пищу следует готовить только из свежих продуктов и подавать в отварном, тушеном или печеном виде (исключается все жареное).

Исследование функции внешнего дыхания, проведенное до лечения, выявило у больных 1 и 2-й группы аналогичные изменения. У 32 из 60 больных отмечалась пониженная против нормы жизненная емкость легких до 65±2,5 % (при норме более 80% к должной) в результате сокращения экспираторного объема дыхания в среднем до 600±59 мл (вместо 1,5 л в норме). Величина минутного объема дыхания колеблется в норме от 80 до 120% должной. У наших больных этот показатель уве­личился в среднем до 138±6,9% должного. Одновременно повышалось поглощение кислорода за 1 мин. в среднем до 130±5,9% должного при нормальных колебаниях от 80 до 120%. У 34 больных снизился коэффи­циент использования кислорода (в среднем до 32± 1,5 при норме >34). Нарушения бронхиальной проходимости и снижение растяжимости лег­ких у наших больных привели к резкому уменьшению средней величины максимальной вентиляции до 36 ±3,2 % должной по сравнению с нормой (более 70%); у 12 больных в ответ на возросшее сопротивление току воздуха по дыхательным путям увеличилась и продолжительность выдо­ха. ВДК составил 1:1,6—1 : 1,8 вместо 1 : 1,5 в норме. Одновременно с этим у всех больных сокращался объем воздуха, выдыхаемого за первую секунду после кратковременной задержки дыхания, в среднем до 44 ±4,1 % жизненной емкости легких (колебания — от 16 до 65%) при норме более 70%. С помощью новодринового теста удалось установить частичную роль функционального бронхоспазма в нарушении бронхи­альной проходимости у испытуемых.

У всех больных были снижены резервные возможности вентиляции коэффициент резерва составил в среднем 4 ±0,3 (при норме от 7 до 16), резерв вентиляции в процентах к должному и показатель -вентиляции в процентах равнялись соответственно 28±3,0 и 68±3,6 при норме более 70% должного и 93%.

Коэффициент вентиляции и показатель скорости движения воздуха только у одного больного имели величину, соответствующую норме, и колебались в пределах: КВ от 0,27 до 0,95, ПСДВ — от 7 до 28 (в сред­нем 0,6±0,03 и 14±0,7). В норме КВ колеблется от 0,8 до 1,2, ПСДВ — больше 24. Изменение качественных признаков спирограммы: наличие симптомов задержки воздуха в легких—симптома «воздушной подуш­ки» — отмечено у 12, и инспираторного сдвига средней точки дыхания — у 7 больных. Результаты проб Штанге и Сабразе зарегистрированы у 30 больных, из них проба Штанге отклонена от нормы у 24, Сабразе — у 26.

Под влиянием общей неспецифической гипоаллергенной диеты на фоне комплексной терапии у больных бронхиальной астмой улучшается самочувствие, урежаются и прекращаются приступы, нормализуются функциональные показатели внешнего дыхания.

Общая неспецифическая гипоаллергенная диета значительно повы­шает эффективность комплексного лечения больных с инфекционно­аллергической бронхиальной астмой. Уже на 11-й день лечения ЖЕЛ увеличивается до 78±2,0% должной (Р<0,001), МОД уменьшается до 122±3,6 должного (Р<0,05), ПК — до 125±3,9% должной (Р<0,05). Улучшение процессов диффузии приводит к увеличению КИК до 34± 1,0. ДЭ снижается до 3,2±0,4 (Р<0,001). Улучшается бронхиаль­ная проходимость и увеличивается МВЛ до 55±4,0 должной (Р<0,05). Уменьшается продолжительность выдоха. ВДК составляет 1:1,3. КТ увеличивается до 55±3,0% (Р<0,05). У всех больных повышаются резервные возможности вентиляции: KP составляет 6,0±0,5 (Р<0,5), PB в процентах к должному — 52±5,0 (Р<0,001), ПВ в процентах — 78±3,5 (Р<0,05), КВ — 0,9±0,04 (Р<0,05), ПСДВ — 22± 1,0 (Р<0,001). На 24-й день, к концу -курса лечения, у большинства больных с ин­фекционно-аллергической бронхиальной астмой отмечается значительное уменьшение выраженности или полная ликвидация вентиляционной недостаточности, повышение резервных возможностей вентиляции, нор­мализация диффузионной способности легких и повышение степени (компенсации при исследовании в состоянии покоя. Все результаты стати­стически достоверны (Р<0,001).

У больных контрольной группы, не получавших в комплексе лечения гипоаллергенную диету, улучшение функциональных показателей внеш­него дыхания наступает постепенно, чаще к концу курса лечения (на 24-й день), причем данные статистически недостоверны (Р>0,005).

ВЫВОДЫ

Под влиянием общей неспецифической гипоаллергенной диеты на фоне комплексной терапии у больных с инфекционно-аллергической бронхиальной астмой значительно улучшается самочувствие, урежаются и прекращаются приступы, улучшаются функциональные показатели состояния внешнего дыхания.

Общая неспецифическая гипоаллергенная диета повышает эффек­тивность комплексного лечения больных с инфекционно-аллергической бронхиальной астмой и должна стать неотъемлемой частью комплекс­ной терапии.

×

About the authors

R. M. Davletshina

Allergological Laboratory of the USSR Academy of Medical Sciences

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

T. D. Zukanova

Allergological Laboratory of the USSR Academy of Medical Sciences

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

References


© 1972 Davletshina R.M., Zukanova T.D.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies