Death from a drug-induced illness

Cover Page

Abstract


In the last 5 years the prophylactic department of Ulyanovsk regional hospital No. 1 has registered 15 cases of drug-related deaths. The deceased included 4 children and 11 adults, of whom 2 were men, the rest being women aged between 28 and 65.


Full Text

За последние 5 лет прозектурой Ульяновской областной больницы № 1 зарегистрировано 15 случаев смерти от лекарственной болезни. Среди умерших — 4 ребенка и 11 взрослых, из них мужчин—2, остальные женщины в возрасте от 28 до 65 лет.

3 чел. отравились антибиотиками, 1—пирамидоном, 1—дикаином, 1—сульфамидными препаратами, 2 — новокаином, 1 — анальгином, 7 — кортикостероидами в чистом виде или в сочетании с антибиотиками и другими препаратами, 1 — фтивазидом. Основные заболевания: в 1 случае — хронический тонзиллит, в 1 — рак гортани, в 1 — незаживающая язва прямой кишки, в 1 — полиартрит, в 1 — остаточные явления полиомиелита, в 1 — дизентерия, в 1 — диспепсия, в 1 — болезнь Банти, в 2 — пневмония, в 1 — туберкулез легких. У 5 лиц с кожными проявлениями лекарственной болезни основное заболевание осталось невыясненным.

Приводим описание наиболее ярких и характерных случаев смерти.

  1. О., 47 лет, поступил 6/1 1965 г. в оториноларингологическое отделение по поводу запущенного рака гортани с метастазами в лимфоузлы шеи (III и IV степень). 21/1 во время операции (экстирпация гортани) после введения 200 мл 0,5% раствора новокаина (без адреналина) больной почувствовал резкую боль в пояснице, а при разрезе кожи области операционного поля — боль в сердце; появились тахикардия и аритмия. Вскоре наступила смерть. В анамнезе у больного полиартрит, непереносимость к некоторым лекарственным веществам, в частности к стрептомицину. При вскрытии трупа, кроме полнокровия органов, ничего не обнаружено (то же и при гистологическом исследовании).
  2. А., 48 лет, находилась на лечении в гематологическом отделении, куда поступила 20/XII 1968 г. с диагнозом: ретикулез. За время лечения получила 1780 мг преднизолона, 4000 мл крови; принимала пенициллин, намицин, элениум, аскорбиновую кислоту, хлористый кальций, гемостимицин, аспирин, циклофосфен, ноксирон, валокордин, кордиамин, липокаин, глюкозу, гипокортизон, аминокровин, витамин В12 и др., всего 33 препарата. На 45-й день после поступления была отмечена иктеричность кожных покровов, заметное уменьшение печени (до этого она была увеличена). 28/11 1969 г. больная умерла.

На секции: печень 1430 г, мягкой консистенции, пятнистого вида, красно-желтого цвета с поверхности и на разрезе. При гистологическом исследовании обнаружено полное нарушение ее структуры — дискомплексация клеток, крупные участки некроза в центре долек с наличием жировых включений и белковых зернышек. Изменения в печени мы ставим в прямую связь с приемом огромного количества лекарственных веществ, главным образом преднизолона.

  1. П., 47 лет, 2/1 1967 г. доставлена в оториноларингологическое отделение службой скорой помощи в состоянии асфиксии. По поводу остаточных явлений перенесенного полиомиелита и полиартрита она в амбулаторных условиях лечилась ионофорезом новокаина. После 5-й процедуры у нее появились боли в горле, а вскоре — затрудненное дыхание, приведшее к асфиксии. Больная была в тяжелом состоянии. Произведена нижняя трахеотомия, но улучшения не наступило, и на следующий день больная умерла. Направлена на секцию с диагнозом: аллергический отек гортани, асфиксия, отек мозга, острый нефрит, остаточные явления полиомиелита.

На секции отмечена резкая бледность кожных покровов и слизистых оболочек, обильные кровоизлияния в клетчатку средостения, множественные острые эрозии по ходу желудочно-кишечного тракта, кровь в желудке (1800 ли), в кишечнике; малокровие всех внутренних органов. Отека гортани к моменту вскрытия уже не было. При гистологическом исследовании найден распространенный деструктивно-продуктивный васкулит.

Наступление смерти мы ставим в связь с применением новокаина, в результате чего развились явления распространенного деструктивно-продуктивного васкулита, и на этой почве возникли эрозии в желудке и кишечнике, давшие кровотечение и смерть от него.

  1. П., 52 лет, поступила на лечение в инфекционное отделение 19/V 1969 г. в тяжелом состоянии по случаю ангины, возникшей после 5-й внутримышечной инъекции анальгина, назначенного по поводу болей в суставах (полиартрит). В анамнезе — непереносимость к анальгину даже в таблетках. Исследование крови: Э.— 3 500 000, Л.— 850, п.— 8%, л.— 89%, м.— 3%, РОЭ — 52 мм/час. Больная умерла 23/V.

Направление на вскрытие с диагнозом: агранулоцитоз, гнойно-некротическая ангина, сепсис.

При вскрытии обнаружен гнойно-некротический стоматит, глоссит, тонзиллит, язвенно-некротический эзофагит, язвенный гастрит, сепсис; двусторонняя крупноочаговая пневмония, в правой верхней доле геморрагической инфаркт; белковая и жировая дистрофия миокарда, печени, почек. При гистологическом исследовании — картина плазматизации селезенки, лимфатических узлов, костного мозга, тромбы в сосудах, паренхиматозная дистрофия органов.

  1. У А., 50 лет, в мае 1968 г. появились боли в прямой кишке при дефекации. Лечилась в местной больнице, наступило улучшение. В октябре 1969 г. вновь появились такие же боли, по поводу чего она 5/XI поступила в Ульяновский областной онкологический диспансер. Врачи, найдя у больной каллезную язву слизистой прямой кишки, 28/XI произвели иссечение ее и назначили сульфодимезин по 1 г 4 раза в день. В анамнезе были указания на непереносимость больной к лекарственным препаратам, в частности к стрептомицину.

2/XII, на 4-й день после операции, состояние больной крайне тяжелое, она без сознания, наблюдаются легкие подергивания кистей рук. Пульс 100, АД 80/50. Э.— 3 650 000, Л.— 900, л.— 89%, м.— 11%, тромбоцитов — 182 550, РОЭ — 51 лш/час. Больная скончалась.

Труп направлен в прозектуру с клиническим диагнозом: язва прямой кишки (длительно не заживающая); состояние после операции иссечения язвы; лекарственный агранулоцитоз.

Патологоанатомический диагноз: иммуно-аллергический (медикаментозный) агранулоцитоз (водянистый бледный костный мозг, некротический стоматит, язвенно-некротический глоссит, некротическая ангина, некротический эзофагит); паренхиматозная дистрофия миокарда, печени и почек; двухсторонняя мелкоочаговая пневмония; отек легких; отек мозга и мягких мозговых оболочек; выраженный универсальный атеросклероз, атеросклеротический миокардиосклероз. В данном случае, как и в предыдущем, ближайшей причиной смерти мы считаем сепсис, развившийся на почве агранулоцитоза как ответной реакции сенсибилизированного к лекарственным препаратам организма.

Небольшое число наших наблюдений не позволяет нам прийти к определенным выводам, но нам хотелось бы отметить следующее.

Смерть от лекарственной болезни встречается чаще, чем она фиксируется в прозекторской практике патологоанатомов и судебно-медицинских экспертов.

Выявлению лекарственной болезни на секционном столе патологоанатомов может способствовать углубленное изучение истории болезни умершего, тщательное исследование органов при вскрытии с последующим полным гистологическим анализом.

About the authors

P. P. Evdokimov

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com

Russian Federation

B. I. Koifman

Email: info@eco-vector.com

Russian Federation

References

Statistics

Views

Abstract - 6

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

© 1971 Evdokimov P.P., Koifman B.I.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies