Effectiveness of traction treatment for lumbar osteochondrosis

Cover Page

Abstract


We examined 50 patients (25 men and 25 women aged 31 to 61 years) in the course of treatment and 33 patients before and after traction on the traction table. The control group consisted of 30 practically healthy people, including 10 patients examined before and after traction. The patients were divided into three groups: Group 1, with L5 and S1 radicular compression syndrome alone or in combination, 21 patients; Group 2, with non-radicular lumbodynia or lumboschialgia syndrome, 11 patients; Group 3, with pear-shaped muscle syndrome, 18 patients.


Full Text

Нами обследовано 50 больных (25 мужчин и 25 женщин в возрасте от 31 до 61 года) в процессе курса лечения и 33 больных — до и после сеанса вытяжения на тракционном столе. Контрольную группу составили 30 практически здоровых людей, в том числе 10 обследованных до и после вытяжения. Больные были разделены на три группы: 1-я — с синдромом компрессии корешков L5 и S1 в отдельности или в сочетании— 21 чел.; 2-я — с некорешковым люмбальгическим или люмбоишиальгическим синдромом— 11 чел.; 3-я—с синдромом грушевидной мышцы— 18 чел.

Исследование проводили с помощью артериального осциллографа «Красногвардеец». Записывали осциллограммы с сосудов плеча и голени справа и слева в положении больного лежа. Анализировали следующие осциллографические показатели: максимальное давление (Мx). среднее давление (Му), минимальное (Мn), осцилляторный индекс (ОИ), соотношение голень/плечо и форму кривой.

В контрольной группе ОИ на руках равнялся в среднем 4,3±0,17 мм, на ногах — 6,3+0,2 мм. Величина максимального, среднего и минимального АД была в пределах нормы.

Динамика максимального АД у больных с корешковым синдромом в процессе лечения оказалась весьма четкой. Максимальное АД было повышено на больной ноге в среднем до 156±5,9 мм (разница с контрольной группой статистически достоверна). Повышение максимального давления на так называемой здоровой ноге было статистически недостоверным. У больных же с некорешковым (люмбальгическим или люмбоишиальгическим) синдромом до лечения максимальное давление было повышено одинаково на обеих конечностях. Отсюда следует, что в повышении АД существенную роль играет фактор, имеющий значение не только при корешковом, но и при некорешковом синдроме. Таким общим фактором является ирритация рецепторов позвоночника и соответствующий сосудистый рефлекс. Однако при корешковом синдроме раздражение возникает, кроме рецепторов позвоночника, и в чувствительных (афферентных) волокнах корешка. Вероятно, благодаря этому при компрессии корешков наблюдается значительная асимметрия в осциллограммах ног: на больной стороне рефлекторно возникшие вазомоторные нарушения значительно грубее, чем на другой.

После лечения АД снизилось в обеих группах, и разница с контрольной группой стала недостоверной. Совершенно противоположной оказалась динамика у больных с синдромом грушевидной мышцы. Максимальное АД, повышенное до лечения на больной и здоровой конечности, в процессе лечения еще больше увеличивалось (с 151 ± 5,0 до 160±7,7 после курса лечения). Указанный отрицательный эффект тракционного лечения больных с синдромом грушевидной мышцы прослеживался и клинически. У больных с этим синдромом, при котором напряжение мышцы развивается рефлекторно в ответ на ирритацию суставно-связочного аппарата позвоночника, вытяжение последнего вызывает дополнительную патологическую импульсацию, следствием чет оказывается нарастание АД в динамике тракционного лечения.

Средние показатели максимального давления на руках у больных всех трех групп были в пределах нормы. Величины минимального и среднего АД как на руках, так и на ногах также существенно не отклонялись от нормы и не претерпевали значительных изменений в процессе лечения.

ОИ, указывающий на состояние артериального тонуса, у больных с поясничной корешковой компрессией при поступлении в стационар был значительно снижен в осциллограммах с больной ноги (4,9±0,3, Р<0,01). На спастическое состояние артерий ОИ голени нижних конечностей у больных данной группы указывал также показатель, который был снижен как на больной (1,06), так и на здоровой стороне (1,08). В норме это отношение равняется 1,2—1,5. После курса лечения ОИ увеличивался, почти достигая показателей контрольной группы.

У больных с люмбальгическим синдромом ОИ был в пределах нормальных величин. Отсюда следует, во-первых, что нейроваскулярные изменения при дископатиях в первую очередь проявляются в повышении максимального АД, как наиболее лабильного показателя состояния сосудов (АД в отличие от других показателей повышалось даже при сравнительно легком синдроме — при люмбальгии) ; во-вторых, что, снижение ОИ, а также и изменение соотношения — наступают в связи со спазмом крупных артерий лишь при длительном и более выраженном болевом синдроме, как это наблюдалось у больных с корешковым компрессионным синдромом.

У больных с синдромом грушевидной мышцы обращает на себя внимание значительная вариабельность сосудистого тонуса в ногах: у 8 больных ОИ был снижен, у 5 — повышен и у 5 соответствовал норме. У всех больных с сосудистой гипотонией обнаружены глубокие рубцы или деформации конечностей после травм или операций. Среди больных же со спастичностью сосудов лишь у 1 из 8 в прошлом была травма Коленного сустава и у 2 больных отмечены поверхностные кожные рубцы после ожога и ранения. Возможно, в формировании атонической сосудистой реакции играет роль наличие дополнительных экстеро- и проприоцептивных очагов. На значение интероцептивных влияний в подобных сосудистых реакциях указывали Б. Г. Петров и И. Р. Шмидт. В результате лечения сдвигов в величине ОН и отношения голень/плечо не достигнуто. Отсутствие лечебного эффекта, а часто и ухудшение осциллографических показателей при синдроме грушевидной мышцы сказались и в том, что форма кривой у больных этой группы не улучшалась в процессе лечения.

Что касается непосредственного влияния сеанса вытяжения на осциллографические показатели, то в контрольной группе показатели эти существенной динамики не претерпевали. У обследованных таким образом (до и после сеанса) 33 больных поясничным остеохондрозом были записаны осциллограммы с сосудов плеча и голени с обеих сторон. У 20 из них был синдром компрессии корешка L5 или S1 и у 13 — синдром грушевидной мышцы. У больных с корешковой компрессией после вытяжения отмечалось увеличение ОИ в осциллограммах ног с обеих сторон. Так, низкий индекс (от 2- до 5 мм) был до лечения у 17 больных, после вытяжения он оставался таким лишь у 9 из них. Более высокий индекс (от 6 до 11 мм) был у 3 больных, а после лечения—у 11. Приблизительно такими же были сдвиги на здоровой конечности. И только на руках ОИ не менялся после процедуры. Иной оказалась динамика при синдроме грушевидной мышцы: спазмолитический эффект сеанса вытяжения в артериях ног отсутствовал, прослежена даже некоторая тенденция к снижению ОИ.

Таким образом, динамика осциллографических показателей больных поясничным остеохондрозом указывает на необходимость дифференцированного подхода к назначению тракционного лечения с учетом клинического синдрома.

About the authors

A. I. Usmanova

Kazan University; Kurashov Medical Institute

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com

Russian Federation

References

Statistics

Views

Abstract - 3

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

© 1971 Usmanova A.I.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies