Risk factors in a health model of nursing stuff

Cover Page

Abstract


Aim. To study the behavioral trajectory of the lifestyle of students of medical colleges who studied in 2015–2016 and a health model formed by them.

Methods. Using a sample (n=400) selected by a simple random method, the lifestyle and health model of students of medical colleges in Moscow in 2015–2016 were studied by sociological method based on descriptive statistics, correlation-regression and factor analysis.

Results. Analysis of lifestyles of the students of medical colleges revealed the following behavioral risk factors: alcohol consumption (55.3%), eating improperly (54.5%), smoking (38%), improper sleep regimen (35%), and low physical activity (30%). The analysis of the health model showed that such risk factors as smoking, improper diet, and incorrect sleep regimen are assessed by the students in medical colleges as harmful, and with the increasing prevalence of the factor among the students, the number who consider them harmful will increase, while such factors as alcohol consumption and low physical activity are not considered by the students as harmful and with the increasing prevalence of this factor among the students, the number of students who consider them as risk factors will decrease.

Conclusion. Among the students of medical colleges, the negative behavioral trajectory of a lifestyle formed at the beginning of the 21st century, including smoking, drinking alcohol, unhealthy diet, improper sleep, and low level of physical activity, has been preserved; the developed health model shows that students consider smoking, malnutrition and improper sleep risk factors, and factors such as alcohol consumption and low activity are not considered harmful.


В начале XXI века российская система здравоохранения переориентировалась с парадигмы лечения на профилактику, и важнейшим направлением в сохранении здоровья населения стала стратегия формирования здорового образа жизни и отказа от вредных привычек. Реализация стратегии здорового образа жизни в первую очередь возложена на медицинских работников — как представителей системы здравоохранения, как лучший пример для населения страны в реализации здорового образа жизни.

Однако в отечественных исследованиях образа и условий жизни медицинских работников установлена высокая распространённость курения, злоупотребления алкоголем, низкая физическая и медицинская активность [1–4]. Результаты данных исследований доказывают, что первым этапом в формировании здорового образа жизни среди медицинских работников должно стать не практическое здравоохранение. Это должны быть стратегические решения в подготовке на уровне образовательных организаций, осуществляющих подготовку кадров для системы здравоохранения. П.В. Глыбочко и соавт. отмечают, что студенты-медики представляют собой основной кадровый резерв отечественного здравоохранения, в связи с чем основной задачей становится подготовка физически здоровых специалистов, способных долго сохранять работоспособность и активную жизненную позицию [5].

Изучение литературных источников показало, что за последние 10 лет достаточно исследований посвящено здоровью студентов медицинских вузов и медицинских работников, как врачей, так и среднего медицинского персонала. Есть исследования, посвящённые формированию здоровьесберегающих технологий в образовательном пространстве вузов [6]. Представлены результаты медико-социальных исследований факторов риска среди студентов вузов и медицинских работников практического здравоохранения [7, 8]. Однако недостаточно исследований образа жизни и состояния здоровья среднего медицинского персонала, так как существующие исследования в основном направлены на медицинских сестёр. Исследований поведенческой траектории образа жизни будущих средних медицинских работников — студентов медицинских колледжей как кадрового потенциала отрасли здравоохранения — практически не встречается. При этом известно, что отношение к питанию, физкультуре, курению и формированию здорового образа жизни закладывается в период профессионального становления будущих медицинских работников уже в студенческие годы [9].

Цель исследования — изучить поведенческую траекторию образа жизни студентов медицинских колледжей, получавших образование в 2015–2016 гг., и сформированную у них модель здоровья.

Разработка материалов и исследование проведены в период 2015–2016 гг. стратометрическим отбором. В исследование включены студенты медицинских колледжей г. Москвы, объём выборки определён по формуле А. Меркова (n=336), в исследовании приняли участие 400 респондентов.

Анализ данных исследования и определение поведенческой траектории образа жизни студентов медицинских колледжей проведены на основе описательной статистики (относительные величины, коэффициент вариации — Сv), метода сравнения обобщённых величин (оценка достоверности разности относительных и средних величин, доверительный интервал) и метода оценки влияния факторов и условий их применения (корреляционно-регрессионный анализ, факторный анализ), по разработанной социологическим методом авторской анкете (протокол ЛЭК ФГБОУ ВО ПМГМУ им. И.М. Сеченова №09-16, от 12.10.2016).

Анкета разработана на основе контент-анализа исследований в области здорового образа жизни и здоровьесберегающих технологий в работе с молодёжью и включает общий блок вопросов, социально-психологический блок, блок вопросов о поведенческой траектории в образе жизни студентов. Вопросы анкеты имеют закрытый и открытый форматы. Факторы риска студенты оценивали на основе качественных характеристик и по балльной системе.

Модель здоровья современного студента медицинского колледжа разработана на основе метода корреляционно-регрессионного анализа. Обоснование выбора метода: переменные количественные признаки имеют нормальное распределение (тест Колмогорова–Смирнова), зависимость между переменными носит линейный характер, переменные гомоскедастичные, участники исследования не зависят друг от друга, все признаки изучали у одних и тех же участников исследования, объём выборки репрезентативный. Анализ результатов исследования проведён на основе методов описательной статистики и факторного анализа, с применением пакета программы Microsoft Office Excel 2016.

Возраст респондентов-студентов медицинских колледжей составил в среднем 20,3±4,5 года, но поскольку Сv=22,4% и показал сильное разнообразие признака, для дальнейшего анализа были сформированы группы по возрасту. Изучаемый контингент распределился по возрасту следующим образом (рис. 1): среди студентов медицинских колледжей преобладают люди в возрасте 16–18 лет (49,8%) и 19–24 лет (39,2%), определён низкий удельный вес возраста 25–29 лет (6%) и возраста от 30 лет и старше (совокупная доля данного возраста составила 5%).

 

Рис. 1. Возрастная структура студентов медицинских колледжей в 2015–2016 гг. в Москве

 

Состав респондентов по полу распределился следующим образом: преобладал женский пол (74,4%), доля мужского пола составила 25,6%.

На следующем этапе исследования проанализировано наличие факторов риска в образе жизни студентов медицинских колледжей, обу­чавшихся в 2015–2016 гг. в Москве (табл. 1).

 

Таблица 1. Частота факторов риска в образе жизни студентов медицинских колледжей в 2015–2016 гг. в Москве (на 100 опрошенных)

Факторы риска

Фактор риска есть

Фактора риска нет

P±m

ДИ

P±m

ДИ

Курение

38±2,4

33,2–42,8

62±2,4

57,2–66,8

Употребление алкоголя

55,3±2,5

55,3–60,3

44,7±2,5

39,7–49,7

Употребление наркотиков

1,2±0,5

0,2–1,5

98,8±0,5

97,8–99,8

Неправильное питание

54,5±2,5

49,5–57,0

45,5±2,4

40,7–50,3

Неправильный режим сна

35±2,3

30,4–39,6

65±2,4

60,2–69,8

Низкий уровень физической активности

30±2,2

25,6–34,4

70±2,3

65,4–74,6

Примечание: P±m — относительный показатель с ошибкой репрезентативности; ДИ — доверительный интервал.

 

Анализ факторов риска в образе жизни студентов медицинских колледжей показал следующую поведенческую траекторию: практически каждый второй студент употребляет алкоголь и неправильно питается, практически в каждом третьем случае курит, имеет неправильный режим сна и низкий уровень физической активности, употребление наркотиков практически не встречается. Изучение факторов риска в каждой из указанных возрастных групп не проводили. Таким образом, характеристика существующих факторов риска у студентов медицинских колледжей, обучавшихся в 2015–2016 гг., определяет поведенческую траекторию образа жизни, не соответствующую понятию «здоровый образ жизни».

Результаты исследования определили следующий этап исследования как изучение влияния факторов риска на формирование модели здоровья у студентов медицинских колледжей, что позволило выдвинуть гипотезу (Н0): на модель здоровья в представлении студентов медицинских колледжей не влияют факторы риска, ­присутствующие в их поведенческой траектории образа жизни. В изучаемую группу факторов риска включены все ранее изученные в данном исследовании, но исключён из дальнейшего исследования фактор риска «употребление наркотиков» в связи с редкой его частотой (1,2±0,5%).

При анализе влияния факторов риска, присутствующих у исследуемых, на результаты субъективной оценки здоровья студентами медицинских колледжей выявлено, что изучаемые факторы риска имеют сильную прямую связь с оценкой здоровья (табл. 2).

 

Таблица 2. Модель здоровья студентов медицинского колледжа, обучавшихся в 2015–2016 гг. в Москве (число ­степеней свободы — 3)

Факторы риска

rxy

t набл (t критич=3,18)

Уравнение парной линейной регрессии

Коэффициент детерминации (r)

Ã, %

Уровень статистической значимости (р)

Курение

0,93

12,868

y=0,59020+0,81639×x

0,982

12,4

0,005985

Употребление алкоголя

0,99

19,70

y=–0,06090+0,52244×x

0,961

14,8

0,002566

Неправильное питание

0,99

27,31

y=1,08855+0,50046×x

0,996

4,4

0,001338

Неправильный режим сна

0,97

8,37

y=0,30055+0,77198×x

0,959

11,3

0,013953

Низкий уровень физической активности

0,99

33,21

y=–0,72344+0,77106×x

0,967

6,9

0,000905

Средняя ошибка аппроксимация модели (Ã)

9,96

Примечание: rxy — коэффициент корреляции; t — критерии достоверности.

 

Результаты исследования показали, что нулевая гипотеза (Н0) отвергается, так как t­набл >tкритич, то полученное значение коэффициента корреляции признаётся значимым. Соответственно верна альтернативная гипотеза: на модель здоровья в представлении студентов медицинских колледжей влияют факторы риска, присутствующие в их поведенческой траектории образа жизни. Адекватность регрессионной модели здоровья студентов медицинских колледжей характеризует средняя ошибка аппроксимации (9,96% <12–15%).

Факторный анализ оценки факторов риска студентами медицинского колледжа г. Москвы позволил разработать и предложить следующую модель здоровья (y). При увеличении числа курящих студентов в медицинских колледжах на икс (х) число студентов, считающих курение вредным для здоровья фактором риска, увеличится на 0,81. При увеличении числа студентов медицинского колледжа, питающихся неправильно, на икс (х) число студентов, считающих этот фактор риска вредным для здоровья, увеличится на 0,50. При увеличении числа студентов медицинского колледжа, имеющих неправильный режим сна, на икс (х) число студентов, считающих этот фактор риска вредным, увеличится на 0,77.

Однако при этом выявлена обратная связь, так как при увеличении числа студентов, употребляющих алкоголь, на икс (х) число студентов, считающих этот фактор риска вредным, снизится на 0,52. При увеличении числа студентов медицинского колледжа, имеющих низкую физическую активность, на икс (х) число студентов, считающих этот фактор вредным, снизится на 0,77.

Таким образом, представленная модель здоровья студентов медицинских колледжей г. Москвы показывает возможность оценить уровень и направление сформированности у них понятий о вредном влиянии таких факторов риска, как курение, неправильное питание, неправильный режим сна, употребление алкоголя и низкий уровень физической активности.

Выводы

1. Сохраняются негативные тенденции в поведенческой траектории образа жизни студентов медицинских колледжей, так как в каждом втором-третьем случае у студентов присутствуют следующие факторы риска: употребление алкоголя, неправильное питание, курение, неправильный режим сна, низкий уровень физической активности.

2. Модель здоровья оценки факторов риска у студентов медицинских колледжей, обучавшихся в 2015–2016 гг. в Москве, следующая: при увеличении числа курящих студентов увеличивается число студентов, считающих курение вредным фактором для здоровья (+0,81), при увеличении числа неправильно питающихся студентов этот фактор будут считать вредным чаще на +0,50 студентов, фактор ­риска «неправильный режим сна» станет более частым среди студентов на +0,77. При этом фактор риска «употребление алкоголя» при увеличении его частоты среди студентов приведёт к снижению восприятия этого фактора как вредного на –0,52. При увеличении числа студентов с низкой физической активностью восприятие данного фактора риска как вредного снизится на –0,77.

 

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов по представленной статье.

N A Kasimovskaya

I.M. Sechenov First Moscow State Medical University

Author for correspondence.
Email: kasim0307@mail.ru
SPIN-code: 7337-2930

Russian Federation, Moscow, Russia

  1. Pogodina V.A., Babenko A.I., Babenko E.A., Khayatova Z.B. Analytical health evaluation of young age persons (18–29 years) in the city of Novosibirsk. Kazanskiy meditsinskiy zhurnal. 2018; 99 (1): 116–121. (In Russ.)
  2. Gatiya­tullina L.L. Health-preserving space in medical educational institutions. Kazanskiy meditsinskiy zhurnal. 2018; 99 (1): 110–116. (In Russ.)
  3. Gurʹyanov M.S. Way and conditions of living among the medical personals. Vestnik RUDN. Seriya: Meditsina. 2009; (4): 507–510. (In Russ.)
  4. Gurʹyanov M.S., Kamaev I.A., Ivanov A.A., Mironov C.V. Prevalence of smoking among the medical workers. Vestnik RUDN. Seriya: Meditsina. 2009; (4): 511–514. (In Russ.)
  5. Glybochko P.V., Bugaeva I.O., Erugina M.V. Forming of students' healthy lifestyle. Saratovskiy nauchno-meditsinskiy zhurnal. 2009; 5 (1): 9–11. (In Russ.)
  6. Shubovich M.M., Grineva E.A., Bibikova N.V. Health saving technologies in the prevention of addictions student youth. Pedagogiko-psikhologicheskie i mediko-biologicheskie problemy fizicheskoy kulʹtury i sporta. 2018; 13 (4): 80–86. (In Russ.)
  7. Alekseeva E.E., Novokreshchennova I.G., Chunakova V.V. Regional system of nurse personnel trai­ning and main directions of its improvement. Saratovskiy nauchno-meditsinskiy zhurnal. 2015; 11 (2): 87–93. (In Russ.)
  8. Borodulin B.E., Amosova E.A., Povalyaeva L.V. Smoking among doctors of Samara City and medical university students. Meditsinskiy alʹmanakh. 2016; (4): 24–27. (In Russ.)
  9. Larina V.N., Glibko K.V., Kupor N.M. Health Status and Morbidity of Health Wor­kers. Lechebnoe delo. 2018; (4): 18–24. (In Russ.)

Supplementary files

Supplementary Files Action
1. Рис. 1. Возрастная структура студентов медицинских колледжей в 2015–2016 гг. в Москве View (11KB) Indexing metadata

Views

Abstract - 33

PDF (Russian) - 36

Cited-By


PlumX


© 2019 Kasimovskaya N.A.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.


Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-75008 от 1 февраля 2019 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies