Autodermal plasty in surgery of postoperative ventral hernia

Abstract

In hernioplasty various grafts are used to close muscular-aponeurotic defects of the abdominal wall of various sizes, as well as to strengthen and replace weak and damaged anatomical gashes. The use of foreign materials for plasty of herniotomy gates often results in infiltrates, suppuration, and ligature fistulas. Extensive suppuration necessitates the removal of grafts (especially synthetic ones), which, as a rule, is complicated by hernia recurrence. In this regard, the advantages of using autografts, especially autodermal flaps due to their great strength, elasticity, resistance to infection are undeniable.

Full Text

При герниопластике для закрытия мышечно-апоневротических дефектов брюшной стенки различной величины, а также для укрепления и замещения слабых и поврежденных анатомических газований используются различные трансплантаты. Применение для пластики грыжевых ворот чужеродных материалов нередко приводит к возникновению инфильтратов, нагноений, лигатурных свищей. При обширных нагноениях появляется необходимость удаления трансплантатов (особенно синтетических), что, как правило, осложняется рецидивом грыжи. В этой связи несомненны преимущества использования аутотрансплантатов, прежде всего аутодермальных лоскутов в силу их большой прочности, эластичности, стойкости к инфекции.

В нашей клинике в 1987—1992 гг. аутодермальные имплантаты при оперативных вмешательствах по поводу послеоперационных вентральных грыж применены у 75 больных (женщин — 59, мужчин — 16) в возрасте от 27 до 72 лет. Послеоперационные вентральные грыжи имели различную локализацию (на средней линии — 49, в правом подреберье — 13, подвздошной области — 10, паховой области —3) и различные размеры (максимальный — 30 х 20 см). 22 пациента прооперированы по поводу рецидивных послеоперационных вентральных грыж.

Для аутодермопластики мы иссекали кожу в области операционной раны, при этом всегда удавалось заготовить лоскут, достаточный для закрытия имеющихся дефектов тканей и тем самым избежать дополнительной травмы. Наличие рубцов в трансплантатах и атрофия кожи, по нашему мнению, не препятствуют их использованию, а рубцовая ткань вживается так же хорошо, как и ткань без рубцов. Аутодермальный лоскут обрабатывали по В.Н. Янову (1978), затем эпидермис легко удаляли путем соскабливания. Тщательно иссекали и подкожную клетчатку. Оставшийся лоскут перфорировали и помещали до момента его использования в теплый физиологический раствор.

После грыжесечения апоневроз брюшной стенки вместе с париетальной брюшиной сшивали узловыми капроновыми швами до соприкосновения краев либо создавали его дубликатуру (при достаточной подвижности краев апоневроза). Приготовленный кожный лоскут укладывали поверх апоневроза в перевернутом положении, дермальной поверхностью к апоневрозу, что способствует лучшему приживлению лоскута. В растянутом положении узловыми капроновыми швами лоскут фиксировали к подлежащим тканям. Перфорация кожного лоскута позволяет увеличить его площадь, препятствует скоплению под ним раневого отделяемого, а в последующем способствует прорастанию сосудов в лоскут из подлежащих тканей. Кожу над апоневрозом и лоскутом ушивали узловыми шелковыми швами. Рану дренировали через отдельный разрез. Дренаж удаляли в зависимости от количества раневого отделяемого на 2—4-е сутки.

Все операции были выполнены в плановом порядке. Мы являемся противниками аутодермопластики при ущемлении и других осложнениях грыж, связанных с возможным инфицированием операционной раны. Большинство вмешательств (72) производились под общим обезболиванием. Местная анестезия была применена только у 3 пациентов с рецидивными паховыми грыжами небольших размеров. Пересадка аутодермального трансплантата даже при значительных его размерах не сопровождалась заметной общей реакцией организма больного. При возникновении пастозности или небольших безболезненных инфильтратов в области операционной раны температурной реакции и каких-либо изменений в картине крови не наблюдалось. У 65 (86,7%) пациентов ранний послеоперационный период протекал без осложнений, все они были выписаны через 6—10 дней после вмешательства с первичным заживлением раны. У 4 (5,3%) больных образовался инфильтрат, у 3 (5%) возникла лимфорея с кожного лоскута, не потребовавшие каких- либо дополнительных вмешательств и раскрытия раны. Рана нагноилась у 3 прооперированных.

Отдаленные результаты аутодермопластики прослежены у 61 (79,3%) больного в сроки от одного до 5 лет. Рецидив грыжи выявлен лишь у 2 (2,6%) пациентов и у 2 — грыжи возникли в других областях брюшной стенки.

Наш опыт показывает, что аутодермальная пластика брюшной стенки при послеоперационных вентральных грыжах обладает целым рядом достоинств, проста в техническом исполнении, не требует каких-либо дополнительных затрат. Материал для пластики — всегда в руках хирурга, причем надежный и устойчивый к раневой инфекции. Наблюдаются хорошие непосредственные и отдаленные результаты. Считаем, что аутодермальная пластика должна занять достойное место в практике восстановительной хирургии.

×

About the authors

O. V. Galimov

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

E. I. Senderovich

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

References


© 1997 Eco-Vector





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies