APPLICATION OF NOVOCAINE BLOCKADE NERVES AND BORDER SYMPATHIC STEM IN ACUTE STOMACH DISPENSION

Cover Page


Cite item

Abstract

Novocaine blockade of celiac nerves was proposed and experimentally developed by V.V. Mosin (1955) as a method of prevention and treatment of inflammation of the peritoneum and abdominal organs. There is no need to dwell on the technique for performing this blockade in this message, since this has already been repeatedly reported.

Full Text

Новокаиновая блокада чревных нервов была предложена и экспериментально разработана В. В. Мосиным (1955) как метод профилактики и лечения воспаления брюшины и органов брюшной полости. На методике выполнения этой блокады в данном сообщении нет нужды останавливаться, поскольку об этом уже неоднократно сообщалось (И. В. Домрачев, Д. Ф. Благовидов, Г. М. Николаев и др). В настоящей работе приводятся клинические наблюдения над применением этой блокады только при одном заболевании, имеющем несколько названий, но чаще всего именуемым „острым расширением желудка“. Оно является недостаточно изученным разделом патологии желудочно-кишечного тракта. До сих пор не ясен патогенез данного страдания, и не установлено определенной тактики в отношении больных, страдающих расширением желудка.

В 75—85% случаев острое расширение желудка является послеоперационным осложнением, хотя имеются отдельные указания на самопроизвольное развитие заболевания.

Основные симптомы: умеренные боли в эпигастральной области (на 2-й — 3-й — 4-й день после операции), повторная рвота большими количествами зеленоватой жидкости, вздутие желудка, шум плеска, сильная жажда, быстрый упадок сил с явлениями нарастающего падения сердечно-сосудистой деятельности. Как указывает проф. А. Г. Бржозовский, „болезнь большей частью заканчивается смертью в ближайшие дни“, несмотря на предпринимаемые меры к спасению больных, то есть постоянное активное отсасывание желудочного содержимого тонким зондом, повторные промывания желудка, внутривенное введение гипертонического солевого раствора, подкожные инъекции тонизирующих средств (стрихнин, кофеин). В связи с отсутствием ясного представления о механизме развития данного страдания, иногда применяется оперативное вмешательство, но последнее так же оказывается безрезультатным.

За последние 6 лет в клинике, руководимой проф. И. В. Домрачевым, и других клиниках города Казани, где нам приходилось консультировать больных, мы наблюдали 7 больных с клинической картиной острого расширения желудка в послеоперационном периоде, из которых 5 — после резекции желудка. Первые 2 больных, наблюдавшиеся нами в 1948 и 1951 гг., умерли, несмотря на все предпринимаемые лечебные мероприятия.

Некоторые авторы считают острое расширение желудка вторичным, вследствие сдавления двенадцатиперстной кишки в вилке, образуемой верхней брыжеечной артерией и аортой. Вздувшийся желудок оттесняет вниз поперечноободочную кишку и тонкий кишечник, вследствие чего еще больше напрягается брыжейка последнего и придавливает двенадцатиперстную кишку. Другие объясняют его первичным параличом желудка.

В наших двух наблюдениях на секции не была обнаружена механическая непроходимость; поэтому мы считаем острое расширение желудка следствием поражения иннервационных механизмов желудка и двенадцатиперстной кишки. Отсюда следует, что артерио-мезентериальная непроходимость и острое расширение желудка (где причиной не является механическая непроходимость) имеют различное происхождение, хотя клинически и имеют много общего. В литературе даже последнего времени по этому вопросу есть разногласия. Проф. H. Н. Самарин, например, указывает: „патогенетически имеется аналогия между экспериментальной обтурационной непроходимостью привратника и острым расширением желудка у больных“. Проф. Е. Л. Березов предлагает отличать первичное расширение желудка от вторичного, на почве артерио-мезентериальной дуоденальной непроходимости.

В развитии острого расширения желудка необходимо учитывать влияние самой операции не только как местного фактора, но и как общего воздействия, отражающегося на функциях многих органов и систем. В первые 2—3 дня после резекции желудка развиваются воспаление и отек в области анастомоза. Последнее, по мнению проф. И. П. Разенкова, вызывает так называемую спонтанную секрецию желудочного сока с пониженной кислотностью и переваривающей способностью, но и большим против нормы количеством белка. Кроме того, известно, что механическое растяжение желудка под воздействием пищи является одним из безусловных раздражителей секреции печени и поджелудочной железы (И. Т. Курцин и др.). Вероятно, растяжение желудка или его культи жидкостью приводит рефлекторно к избыточно­му продуцированию панкреатического сока и желчи; последнее вызывает еще большее расширение желудка. Исходя из этих представлений, совершенно очевидной становится необходимость активного опорожнения желудка и исключения питания больного через рот.

До сих пор встречаются указания на попытки активного вмешательства при данной тяжелейшей катастрофе брюшной полости. С. В. Кривошеев и С. М. Рубашев опубликовали результаты релапаротомий при атониях желудка на основании анкетных данных 18 авторов, откуда следует, что из 41 больного с повторной операцией 14 выздоровели, 8 умерли и судьба 19 больных неизвестна. Следует заметить, что степень атонии в этих наблюдениях остается невыясненной. Недавно проф. А. И. Мещанинов, указывая как на одно из редких осложнений после резекции желудка — атрофию стенок желудка с отсутствием моторной функции и последующим истощением больного, приводит следующее наблюдение: „Б-ная Ш., 64 лет. Рак пилорической части желудка, продолжительность заболевания — 2 года. Резкое истощение. Произведена операция — резекция желудка. Операцию перенесла хорошо. В последующем наступили рвоты. Повторная операция безрезультатна. Смерть через месяц после операции. При вскрытии стенки желудка найдены резко атрофированными (как писчая бумага); атрофия захватила и нижнюю часть пищевода“

Как уже указывалось выше, кроме указанных двух наблюдений со смертельным исходом, в нашей клинике было еще 5 больных с острым расширением желудка. Всем 5 больным была произведена в послеоперационном периоде, при развившейся картине данного осложнения, новокаиновая блокада чревных нервов и пограничных симпатических стволов: у 4 из этих больных острое расширение возникло после резекции желудка, и у одного — после повторной операции по поводу острого аппендицита с подпеченочным расположением отростка.У всех указанных больных после новокаиновой блокады наступило полное клиническое выздоровление на различных сроках после операции.

Пример: Больной П., 38 лет, поступил в 11 гор. больницу г. Казани с диагнозом: „язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки“, с частичным стенозом пилорического отдела желудка. Оперирован в больнице (резекция желудка по Бильрот II, в модификации Гофмейстер — Финстерера), операция без осложнений. Начиная с третьего дня, у больного появились повторные срыгивания жидкостью зеленовато-коричневого цвета, жажда, истощение. К пятому дню после операции положение ухудшилось. Больной резко истощен, лицо с заострившимися чертами, пульс частый, малый. За сутки больной выделял с рвотными массами около 9—10 литров жидкости, в верхнем отделе живота резкое вздутие, шум плеска. После консультации проф. И. В. Домрачева нами произведена больному двусторонняя заплевральная новокаиновая блокада, в нос введен постоянный тонкий зонд для оттока жидкости из культи желудка, назначены сердечно-сосудистые средства. После блока наступило улучшение, рвота постепенно прекратилась; симптомы острого расширения желудка исчезли, и больной был выписан в удовлетворительном состоянии. В настоящее время трудоспособен, работает в качестве начальника цеха.

Аналогичный успех в лечении новокаиновой блокадой чревных нервов и пограничных симпатических стволов получен нами и у других 4 больных.

Наши наблюдения позволяют высказать предположение, что острое расширение желудка является по своему происхождению функцио­нальным нарушением (по крайней мере, на ближайших сроках развития заболевания), одним из важных звеньев патогенеза которого служит нарушение иннервационных механизмов гастро-дуоденальной системы. Основная масса афферентных нервных волокон, передающих импульсы, проходит в составе чревных нервов. Таким образом, физиологические исследования, свидетельствующие о том, что чревные нервы — основной коллектор афферентных волокон, идущих из брюшной полости (В. Н. Черниговский и др.), подтверждаются нашими наблюдениями.

Поэтому рассматриваемая в данном сообщении новокаиновая блокада должна найти широкое применение при описанном послеоперационном осложнении — остром расширении желудка.

×

About the authors

G. M. Nikolaev

Department of Surgery of the Pedagogical Faculty (Head - Prof. I. V. Domrachev) Kazan Medical Institute

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com

Candidate of Medical Sciences

Russian Federation

References


© 2021 Nikolaev G.M.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies