About the celebration of the opening of the Saratov University

Abstract


Under Catherine II, the Commission for the establishment of schools was established under the leadership of Kozodavlev. According to the project, it was supposed to open three more universities: in Pskov, Chernigov and Penza. The basic principle of university teaching is that “freedom of thought contributes to knowledge in general. Access to universities should be open to all prepared without distinction of estates. “Not free people,” says the commission’s programs, “should also have the right to be at the university”. Sciences are called free so that everyone is left free to convert them, and not so that this right is given only to free people.


Full Text

(Окончаніе).
При Екатеринѣ II учреждена была подъ предсѣдательствомъ Козодавлева „Коммиссія объ учрежденіи училищъ. По проэкту предполагалось открытіе еще трехъ университетовъ: въ Псковѣ, Черниговѣ и Пензѣ. Основнымъ началомъ университетскаго преподаванія признается, что „свобода мыслей способствуетъ вообще знаніямъ. Доступъ въ университеты долженъ быть открытъ для всѣхъ подготовленныхъ безъ различія сословій. „Несвободные люди, —’говорится въ программѣ коммиссіи, „также должны имѣть право быть въ университетѣ. Науки называются свободными для того, что всякому оставлена свобода ихъ пріобрѣтать, а не для того, чтобы сіе право предоставлялось только .людямъ свободнымъ.
Осуществленіе программы коммиссіи Козодавлева произошло уже при Александрѣ I, послѣ того, какъ въ 1802 г. учрежденъ былъ „органъ просвѣщенія—министерство народнаго просвѣщенія.
Въ 1802 г. открытъ былъ университетъ въ г. Дерптѣ (нынѣ— Юрьевъ), нѣсколько позднѣе—въ г. Вильнѣ, въ 1804 г.—въ г. Казани и г. Харьковѣ. Въ 1819 г. въ Петербургѣ Педагогическій институтъ преобразованъ былъ въ университетъ, безъ медицинскаго факультета 1).
Въ 1833 г., по закрытіи Виленскаго университета, открытъ былъ университетъ въ г. Кіевѣ (университетъ св. Владиміра).
Въ 1865 г. Ришельевскій лицей въ г. Одессѣ преобразованъ въ университетъ (Новороссійскій). Въ 1869 г. открытъ университетъ въ г. Варшавѣ.
Бъ 1888 г. открытъ Томскій университетъ и до сихъ поръ остающійся въ составѣ лишь двухъ факультетовъ: медицинскаго и юридическаго.
Между прочимъ, въ Казанскомъ Университетѣ въ 1809 г. на русскомъ языкѣ читалось лишь 8 предметовъ, на латинскомъ 5, на французскомъ 3 и на нѣмецкомъ 1.
Первые наши университеты, въ общемъ, организованы были по типу Германскихъ, на автономныхъ началахъ, съ выборными деканами и ректоромъ. Подъ вліяніемъ политическихъ событій взгляды правительства и отношенія къ университетамъ въ теченіе XIX столѣтія нѣсколько разъ рѣзко измѣняются.
Сдѣлавъ обозрѣніе уставовъ нашихъ университетовъ 1802 г., 1835 г., 1848 г., 1863 г. и 1884 г., В. И. Разумовскій перешелъ къ выясненію заслугъ нашихъ университетовъ. Русскіе университеты, сказалъ онъ, съумѣли поставить знамя русской науки въ уровень съ западной Европой, а въ нѣкоторыхъ областяхъ даже опередили ее.
Приведя цѣлый рядъ славныхъ именъ научныхъ дѣятелей во всѣхъ отрасляхъ знанія: Пироговъ, Лобачевскій, Зининъ, Бутлеровъ, Менделѣевъ, Павловъ, Мечниковъ и др., ораторъ замѣтилъ, что русскіе университеты за свое кратковременное существованіе уже многое сдѣлали и для нашего отечества. Наши университеты, по словамъ проф. Андреевскаго, „подготовили поколѣніе, которое оторвалось отъ крѣпостного права и облегчило правительству совершить величайшее изъ всѣхъ государственныхъ дѣлъ русской исторіи; они подготовили поколѣніе, которое сознало необходимость реформъ судоустройства и судопроизводства,—подготовили поколѣніе, которое самостоятельно и широко разрабатываетъ науку, историческія, этнографическія, географическія и экономическія условія жизни,—словомъ, всѣ вопросы, въ знаніи которыхъ такъ нуждается государство и общество “.
Къ этимъ словамъ, сказаннымъ еще въ 1860-хъ годахъ, В. И. Разумовскій отъ себя добавляетъ, что „русскіе университеты подготовили поколѣніе, которое насаждаетъ и укрѣпляетъ въ Россіи новый государственный строй, возвѣщенный съ высоты Престола 17 октября 1905 г.“—Громъ продолжительныхъ апплодисментовъ и массовые крики „ браво “ прервали рѣчь ректора Разумовскаго.
Послѣднюю часть своей рѣчи г. ректоръ посвятилъ вопросу объ академической свободѣ, при чемъ подробно остановился на мнѣніяхъ Пирогова и Кавелина, сторонниковъ академической свободы. Подойдя къ трудному вопросу о границахъ этой свободы, В. И. Разумовскій подробно привелъ мнѣніе Кавелина, который говоритъ, что свобода вездѣ возможна, гдѣ наука и университетъ добровольно, сознательно отказываются отъ всякаго непосредственнаго практическаго воздѣйствія на жизнь, отъ всякаго непосредственнаго участія въ общественной практической дѣятельности,—что университетская наука окажется полезной сама по себѣ, общими своими дѣйствіями и безъ ближайшихъ практическихъ примѣненій, какъ свѣтъ, вода, воздухъ. Относительно студентовъ—нѣмецкихъ и швейцарскихъ Кавелинъ говоритъ, что „они развиваютъ свой образъ мысли чтеніемъ сочиненій и своихъ статей, разсужденіемъ, бесѣдой" и имъ „и въ голову не приходитъ переступать за черту теоретической дѣятельности: „опытъ научилъ ихъ, какія это имѣетъ послѣдствія; за такія уклоненія студенческія общества поплатились въ Германіи своимъ существованіемъ и гибелью лучшихъ своихъ членовъ. Теперь черта между теоріей и практикой проведена и въ сознаніи студентовъ отчетливо и твердо" 1).
Отъ себя В. И. Разумовскій высказалъ: „Повидимому, и наши университеты, переживъ политическія движенія недавнихъ лѣтъ, постепенно направляются къ тому пути достиженія полной академической свободы, на который указываетъ К. Д. Кавелинъ" (1863 г.).
„Пусть-же,—въ заключеніе своей рѣчи сказалъ ректоръ В. И. Разумовскій,—новый свѣтъ, зажженный на юго-востокѣ Россіи, горитъ яркимъ, но ровнымъ (!) пламенемъ, разсѣевая мракъ невѣжества, освѣщая пути обновленной Россіи!
При продолжительныхъ н громовыхъ апплодисментахъ В. И. Разумовскій занялъ свое предсѣдательское мѣсто.
Послѣ краткаго перерыва началъ свою рѣчь „О возникновеніи и осуществленіи идеи Саратовскаго университета" деканъ, проф. II. А. Чуевскій.
Идея Саратовскаго университета давно уже жила въ „горячихъ мечтахъ лучшихъ людей нѣсколькихъ поколѣній" Саратова, зародилась она въ Саратовѣ по крайней мѣрѣ 50 лѣтъ назадъ, въ небольшомъ университетски-интеллигентномъ кружкѣ саратовцевъ, вдохновлявшемся Мордовцевымъ, Чернышевскимъ и Пыпинымъ, съ участіемъ и Костомарова 1). Какая интересная и поучительная картина развитія идеи учрежденія въ Саратовѣ университета и осуществленія ея развернута была проф. Чуевскимъ. Какую борьбу за свой университетъ вынесъ Саратовъ, особенно въ послѣдніе 1906 и 1907 годы, когда и въ министерствѣ народнаго просвѣщенія сознана была необходимость открытія въ Россіи новаго университета, когда стали оспаривать у Саратова право на учрежденіе университета другіе города и особая коммиссія при министерствѣ народнаго просвѣщенія принципіально поставила на первое мѣсто города: Смоленскъ, Воронежъ и Нижній-Новгородъ, оставивъ городъ Саратовъ за флагомъ. Саратовъ, однако, не дре• малъ и на защиту своихъ правъ выдвинулъ лучшія свои боевыя силы, изъ которыхъ особенную заслугу оказалъ Саратову гласный Саратовской Думы докторъ М. Ф. Волковъ, съ необычайной энергіей и настойчивостью, при неистощимомъ терпѣніи, отдававшій всѣ свои силы на осуществленіе давнишней и завѣтной мечты Саратова объ учрежденіи въ немъ университета.
Указывая на всѣ преимущества и удобства, представляемыя Саратовомъ для университета, Саратовъ предложилъ и крупныя матеріальныя жертвы. Саратовская Дума постановила ассигновать на постройку университета 1 милліонъ рублей, отвести ему въ собственность 26 десятинъ земли, въ томъ числѣ и обширную Московскую площадь,—предоставить въ теченіе первыхъ двухъ лѣтъ безплатно временное помѣщеніе и разрѣшить пользоваться городскими лѣчебными заведеніями въ качествѣ клиникъ.
Саратовское Губернское Земство съ своей стороны постановило: передать въ полное распоряженіе университета весь кварталъ, въ которомъ расположена губернская земская Александровская больница со всѣми принадлежащими къ ней зданіями и съ той ассигновкой въ 85.000 рубл., которую губернское земство отпускаетъ на содержаніе больницы;—для расширенія и приспособленія больницы къ цѣлямъ клиническаго преподаванія назначено единовременное пособіе въ 100.000 рублей. Затѣмъ Губернское земское собраніе постановило предоставить также и психіатрическую лечебницу въ пользованіе университета для научно-лѣчебныхъ цѣлей.
Саратовское уѣздное земство и общество взаимнаго страхованія въ Саратовѣ назначили на постройку и оборудованіе университета по 50.000 рублей.
Т. о., на сооруженіе университета въ г. Саратовѣ ассигновано было однихъ денежныхъ пособій изъ мѣстныхъ средствъ 1.200.000 рублей.
Большую поддержку Саратовцы встрѣтили въ лицѣ бывшаго тогда Министромъ народнаго просвѣщенія фонъ-Кауфмана, весьма сочувственно отнесшагося къ учрежденію университета въ Саратовѣ.
На сторону Саратова въ борьбѣ городовъ за университетъ сталъ Предсѣдатель Совѣта министровъ, бывшій Саратовскій Губернаторъ, П. А. Столыпинъ и—27 іюня 1907 г. послѣдовало Высочайшее утвержденіе журнала Совѣта министровъ объ учрежденіи университета въ г. Саратовѣ.
Въ маѣ 1909 г. законопроэктъ объ учрежденіи въ г. Саратовѣ университета прошелъ черезъ Государственную Думу и Государственный Совѣтъ 1), а 10 іюня 1909 г. удостоенъ Высочайшаго утвержденія.
Проф. Чуевскій сообщаетъ, что „въ виду недостатка въ Россіи научныхъ силъ и невозможности въ короткое время подобрать подходящій контингентъ преподавателей для всѣхъ 4-хъ факультетовъ“, Саратовскій университетъ учредили пока въ составѣ лишь одного, медицинскаго факультета, съ предположеніемъ не позже, какъ чрезъ 5 лѣтъ, открыть физико-математическій и другіе факультеты.
Нельзя не остановиться на этомъ глубоко-грустномъ фактѣ: небольшая Пруссія имѣетъ у себя 11 университетовъ, а маленькая Швейцарія—7 университетовъ; обширная же наша Россія и для 10-го своего университета не находитъ достаточнаго числа ученыхъ—преподавательскихъ силъ!
23 сентября 1909 г. началось въ Саратовскомъ университетѣ чтеніе лекцій первымъ студентамъ и вольнослушателямъ, въ числѣ 106 чел., по предметамъ I курса медицинскаго факультета: анатоміи, общей физіологіи съ основами гистологіи, химіи, физикѣ, зоологіи и ботаникѣ.
Рѣчь проф. Чуевскаго, выслушанная съ напряженнымъ вниманіемъ, покрыта была дружными и продолжительными рукоплесканіями.
Послѣ рѣчей ректора и декана на сцену стали выступать депутаціи и началось чтеніе адресовъ.
Согласно программѣ торжества первыми привѣтствовали новый университетъ представители г. Саратова и Саратовскаго губернскаго и уѣзднаго земствъ, затѣмъ—Саратовскаго Общества взаимнаго .страхованія и Саратовскаго Санитарнаго Общества.
Послѣ этого внѣ программы и въ виду „прежнихъ“ заслугъ Саратовскаго дворянства, по заявленію г Ректора, предоставлено было Саратовскому предводителю дворянства, согласно только-что выраженной имъ просьбѣ, прочитать привѣтственный адресъ отъ Саратовскаго дворянства.
Страннымъ представлялось внѣ-программное выступленіе представителя Саратовскаго дворянства съ его адресомъ: выходило, какъ будто Саратовское дворянство только сейчасъ вотъ надумало преподнестиуниверситету привѣтственный адресъ.
Затѣмъ стали выступать съ своими привѣтственными адресами представители нашихъ университетовъ: Московскаго, Петербургскаго, Казанскаго, Юрьевскаго, Варшавскаго, Харьковскаго и Кіевскаго.
Съ большимъ вниманіемъ выслушиваются адресы нашихъ университетовъ и университетскія депутаціи провожаются дружными рукоплесканіями. Особенно горячо принимаются привѣтствія Московскаго и Петербургскаго университетовъ.
Отъ Одесскаго, Томскаго и Гельсингфорскаго университетовъ присланы были лишь телеграммы.
Бурными апплодисментами и криками „ браво “ принимаются привѣтственные адресы Московскаго народнаго университета имени Шанявскаго и Петербургскихъ высшихъ женскихъ курсовъ, выразившихъ пожеланіе, чтобы былъ одинаковый доступъ въ университетъ всѣмъ жаждущимъ высшаго образованія, мужчинамъ и" женщинамъ.
Далѣе шли, тепло встрѣчавшіеся, адресы депутацій и привѣтственныя телеграммы другихъ высшихъ учебныхъ заведеній и высшихъ административныхъ и ученыхъ учрежденій: Академіи наукъ, Военно-Медицинской Академіи, Петербургскаго Женскаго Медицинскаго Института, Медицинскаго Совѣта, Петербургскаго Психо-неврологическаго Института, Института экспериментальной медицины, Еленинскаго Института, Демидовскаго Лицея, Лазаревскаго Института восточныхъ языковъ, Нѣжинскаго Историко-филологическаго Института, Петербургскаго Технологическаго Института, Московскаго коммерческаго Института, Московскаго сельскохозяйственнаго Института, высшихъ женскихъ курсовъ разныхъ городовъ и многихъ другихъ высшихъ спеціальныхъ учебныхъ заведеній. — Нѣкоторыя привѣтственныя телеграммы были только упомянуты.
Затѣмъ оглашаются привѣтствія отъ иностранныхъ университетовъ: Кембриджскаго, Лондонскаго, Парижскаго, Ліонскаго, Лейпцигскаго, Страсбургскаго, Вѣнскаго, Неапольскаго, Тюбингенскаго, Фрейбургскаго, Галльскаго, Цюрихскаго, Бернскаго, Копенгагенскаго , Пражскаго Чешскаго, Краковскаго, Львовскаго, Софійскаго, Загребскаго-славянскаго, и нѣк. др.
Появленіе на кафедрѣ представителя Чешскаго университета въ Прагѣ, проф. Карла Кодлеца снова встрѣчено было бурными оваціями, которыя съ тѣмъ же единодушіемъ возобновились послѣ прочтенія Чешскимъ делегатомъ на русскомъ языкѣ адреса отъ Пражскаго университета.
Всего отъ иностранныхъ университетовъ получено было 23 привѣтствія.
Прочитаны были далѣе привѣтственныя телеграммы отъ многихъ именитыхъ лицъ: старообрядческаго епископа Мелетія, проф. Новашева, бывшаго Саратовскаго городского головы Епифанова, пожертвовавшаго въ пользу университета 1000 рублей, и другихъ. Оглашается привѣтствіе Вольской Думы, пожертвовавшей университету 5000 рубл.—Нѣкоторыя телеграммы также только были упомянуты.
Всѣ прочитанныя привѣтствія покрываются апплодисментами, особенно послѣднія два.
На очереди стояли адресы и привѣтствія отъ многочисленныхъ ученыхъ обществъ и учрежденій, а далѣе отъ уѣздныхъ городовъ, дворянства и земствъ Саратовской губерніи, различныхъ обществъ и учрежденій тѣхъ или другихъ группъ населенія: педагоговъ, врачей, служащихъ, рабочихъ г. Саратова и другихъ мѣстностей,—отъ фракцій Государственной Думы, отъ группъ студентовъ различныхъ высшихъ учебныхъ заведеній, отъ многочисленныхъ среднихъ учебныхъ заведеній, и др.
Начали читать свои адресы депутаціи отъ ученыхъ обществъ и учрежденій: Саратовскаго физико-медицинскаго общества и нѣкоторыхъ другихъ Саратовскихъ обществъ, С.-Петербургскаго Медицинскаго Общества, Микробіологическаго Общества въ Петербургѣ; на очереди были и другія Общества.
Но утомившаяся публика стала заявлять о прекращеніи чтенія адресовъ и телеграммъ и проситъ ограничиться простымъ поднесеніемъ адресовъ и перечисленіемъ телеграммъ безъ чтенія ихъ. Да и шелъ уже 8-ой Часъ вечера; а театръ предоставленъ былъ для торжества лишь до 8 час. вечера (со штрафомъ, иначе, въ юоо рублей,—говорили).
Возстановивъ тишину, г. ректоръ сказалъ, что читать всю массу адресовъ и присланныхъ телеграммъ нѣтъ никакой возможности и это заняло бы время до поздней ночи. Весьма трудно даже перечислить всѣ адресы, привѣтствія и телеграммы. Предлагая депутатамъ лишь подносить свои адресы безъ чтенія ихъ, В. И. какъ бы въ утѣшеніе— не большое, однакожъ,—всѣмъ, оставшимся за флагомъ, депутатамъ сказалъ, что всѣ адресы и телеграммы будутъ напечатаны...
Съ грустью поднялись депутаціи съ своихъ мѣстъ и стали класть на совѣтскій столъ свои адресы. Пришлось положить на столъ и адресъ нашего Общества, вмѣстѣ съ адресомъ отъ здѣшняго—нынѣ закрытаго—Военно-Санитарнаго Общества.
Чтеніе адреса предоставлено было делегатамъ Харьковскаго Медицинскаго Общества,—Общества, выдающагося изъ среды всѣхъ’ другихъ нашихъ Медицинскихъ Обществъ по своей широкой и плодотворной научной и научно-практической дѣятельности.
Достаточно сказать, что годовой бюджетъ Харьковскаго Медицинскаго Общества достигаетъ 200.000 рубл’ей!
Но вотъ получается отрадное извѣстіе, что антрепренеръ Саратовскаго театра даритъ высокому собранію театръ на весь вечеръ. Послѣ отвѣтныхъ единодушныхъ рукоплесканій по адресу г. Струйскаго, я сейчасъ же напомнилъ В. И. Разумовскому объ адресѣ нашего Общества врачей.
Г. Ректоръ немедленно предоставилъ „слово“ нашей дупутаціи и я, при участіи товарища-делегата А. А. Десятова, прочиталъ адресъ нашего Общества, который произвелъ, видимо, хорошее впечатлѣніе.
Послѣ насъ выступило еще нѣсколько депутацій, прочитавшихъ свои адресы. Но депутаціямъ и конца не было видно, а о привѣтственныхъ телеграммахъ и говорить было нечего 1). По настойчивому желанію утомленной публики было прекращено чтеніе адресовъ и телеграммъ.
Послѣднее привѣтствіе оглашаетъ г. Ректоръ съ особеннымъ удовольствіемъ, это—телеграмму, присланную крестьяниномъ Саратовской губерніи Полановымъ, выразившимъ пожеланіе, чтобы стѣны университета побольше вмѣщали сыновъ земли, отъ чего зависитъ благосостояніе страны.—Адресъ крестьянина вызвалъ единодушныя рукоплесканія и крики „браво“.
Закончивъ чтеніе адресовъ и привѣтствій, г. Ректоръ выразилъ отъ имени Совѣта Саратовскаго университета глубокую благодарность всѣмъ, почтившимъ своимъ присутствіемъ, присылкой привѣтствій и вообще своимъ участіемъ торжество открытія университета, въ этотъ знаменательный и незабвенный для университета и для всего г. Саратова день. Въ своемъ заключительномъ словѣ В. И. Разумовскій высказалъ, что три ряда созвѣздій освѣщаютъ путь юному университету: это любовь Монарха, поддержка законодательныхъ учрежденій и сочувствіе общества.
Закрывая торжественное засѣданіе Совѣта университета, г. Ректоръ объявилъ, что для увѣковѣченія настоящаго событія надлежащимъ документомъ Совѣтъ Саратовскаго университета составилъ актъ (оглашается), который будетъ подписанъ присутствовавшими на торжествѣ и храниться въ архивѣ университета.
Теперь, сказалъ В. И. Разумовскій, намъ предстоитъ выслушать кантату...
«А наши адресы? возьмите ихъ!»—послышалось изъ заднихъ рядовъ депутацій. И потянулись къ совѣтскому столу огорченные депутаты съ своими, не прочитанными адресами. Вполнѣ понимаю огорченіе депутатовъ, какъ самъ отчасти испытавшій его! Вдумываясь въ эту печальную, хотя и вынужденную, исторію съ оставленіемъ депутацій безъ чтенія ихъ адресовъ, я думаю, что въ такихъ случаяхъ принципіально дѣло это серьезнѣе, чѣмъ кажется на первый взглядъ. Сколько времени ушло на прочтеніе привѣтствій иностранныхъ университетовъ и нѣкоторыхъ отдѣльныхъ лицъ?! Что могли мы ожидать отъ высокопросвѣщенныхъ западно-европейскихъ университетовъ? Вѣдь ничего кромѣ полнаго сочувствія открытію въ Россіи высшаго разсадника просвѣщенія !
Но что скажутъ представители нашихъ массъ населенія, «соль земли» Саратовскаго края,—впередъ нельзя было сказать, увѣренно. Получить же отъ депутацій уѣздныхъ земствъ, дворянства и городовъ той же Саратовской области увѣреніе въ одушевляющихъ ихъ чувствѣ радости и полномъ сочувствіи открытію новаго университета въ ихъ краѣ:—и для университета и для нашей страны вообще—далеко не безразлично, когда мы видимъ, что потребовалось 50 лѣтъ на осуществленіе лелѣянной Саратовомъ идеи открытія въ немъ университета, да и то только въ составѣ одного факультета вмѣсто 4-хъ,—не безразлично въ наше время, когда въ нѣкоторыхъ, прочитанныхъ на торжествѣ открытія Саратовскаго университета, адресахъ проглядывала рѣшительная тенденція даже поступиться своимъ новымъ университетомъ, закрыть его, при малѣйшемъ уклоненіи университета отъ чистой науки въ сторону жизни,—не безразлично въ то время, когда въ общемъ собраніи купцовъ и мѣщанъ г. Саратова, при обсужденіи вопроса объ участіи въ университетскихъ торжествахъ, одинъ изъ членовъ собранія, г. Юрьевъ на слова другого, что «теперь нужда въ высшемъ образованіи стала необходимой потребностью каждаго человѣка», публично высказалъ: «Все это пустое! Мнѣ положительно извѣстно, что образованные люди часто приносятъ больше вреда, чѣмъ не получившіе никакого образованія, такъ какъ въ городскихъ и общественныхъ учрежденіяхъ нѣтъ ни химіи, ни алхиміи и другихъ мудреныхъ наукъ, а есть простое хозяйство, съ которымъ не трудно справиться и необразованному человѣку» 1).—Несчастна та страна, гдѣ находится хотя бы одинъ человѣкъ,, который публично (телеграммой) выражаетъ свою «душевную скорбь» по случаю открытія на его родинѣ новаго университета!
Оставленіе многихъ депутацій безъ чтенія адресовъ отъ пославшихъ ихъ обществъ и учрежденій на такихъ торжествахъ, какъ открытіе новаго университета,—во всякомъ случаѣ явленіе очень не желательное. Необходимо урегулировать это дѣло и прежде всего съ большимъ разборомъ слѣдуетъ приглашать на торжества депутаціи отъ тѣхъ или другихъ обществъ и учрежденій, а прибывшимъ по приглашенію—обязательно предоставлять слово: депутація съ адресомъ—не то, что привѣтственная телеграмма. Или самыя торжества надо распредѣлять на большое количество времени, и т. под.
Вопросъ о приглашеніяхъ на торжества, понятно,—очень трудный и щекотливый, какъ это можно видѣть и изъ письма въ Редакцію «Русскаго Врача» В. И. Разумовскаго, который далъ интересную справку о томъ, какъ и кому дѣлались приглашенія на торжество открытія Саратовскаго университета. Оказывается: приглашенія эти «производились частью самимъ Министерствомъ (напр. высоко-поставленныхъ лицъ), частью университетской коммиссіей по соглашенію съ городомъ, земствомъ, сословными представителями, представителями педагогическаго міра и т. д. Всецѣло на отвѣтственности университета находятся приглашенія высшихъ учебныхъ заведеній, ученыхъ Обществъ и нѣкоторыхъ представителей науки. Высшія учебныя заведенія приглашались не всѣ, а только состоящія въ Министерствѣ народнаго просвѣщенія, затѣмъ представляющія какъ бы факультеты (напр. Военно-Медицинская Академія), преслѣдующія образовательныя цѣли (напр. Клиническій Институтъ в. кн. Елены Павловны), а также иностранные университеты. Изъ ученыхъ Обществъ приглашались старѣйшія и наиболѣе видныя центральныя (конечно, не одни медицинскія), а изъ провинціальныхъ—областныя, т. е. находящіяся въ городахъ, близкихъ къ Саратову. Изъ ученыхъ дѣятелей посланы приглашенія Саратовцамъ (уроженцамъ и окончившимъ Саратовскія гимназію и семинарію), затѣмъ лицамъ, состоящимъ во главѣ упомянутыхъ высшихъ учебныхъ заведеній; кромѣ того, вицепрезиденту Академіи наукъ (президенту отдѣльно) и предсѣдателю, а также ученому секретарю Медицинскаго Совѣта, какъ высшаго научно-административнаго учрежденія». Изъ отдѣльныхъ ученыхъ приглашенія посланы были только И. П. Павлову и И. И. Мечникову, какъ получившимъ премію Нобеля 1).
Нѣсколько словъ о содержаніи адресовъ.
Нельзя сказать, чтобы въ адресахъ и привѣтствіяхъ—въ массѣ ихъ—было много „живого" слова, помимо общихъ выраженій радости по случаю открытія новаго университета, новаго разсадника высшаго образованія, новаго очага просвѣщенія,—праздника не только Саратова, но и всей Россіи, праздника науки и культуры,—и общихъ пожеланій юному университету процвѣтанія и блестящаго выполненія его высокой просвѣтительной миссіи, на благо науки, края и нашей страны. Не много было такихъ адресовъ и привѣтствій, въ которыхъ высказывались задушевныя мысли и пожеланія.
Для общей характеристики адресовъ и привѣтственныхъ телеграммъ по случаю открытія Саратовскаго университета приведу выдержки нѣкоторыхъ изъ нихъ.
Въ привѣтственныхъ телеграммахъ:
Предсѣдатель Государственной Думы «по единодушному желанію членовъ Государственной Думы» привѣтствуетъ «Императорскій Саратовскій университетъ на зарѣ возникновенія его дѣятельности на пользу науки и нашего дорогого отечества».
Предсѣдатель Государственнаго Совѣта, поздравляя Совѣтъ университета «по случаю открытія новаго высшаго разсадника просвѣщенія, въ которомъ такъ нуждается наше отечество», добавляетъ, что «Государственный совѣтъ присоединяетъ къ его поздравительной телеграммѣ горячій привѣтъ университету».
„Городъ" Саратовъ въ своемъ адресѣ между прочимъ высказываетъ: «Для науки и ея ученій нѣтъ ни эллина, ни іудея; свѣтъ ея равно сіяетъ для всѣхъ; но знаменитые университеты запада прославили, города, въ коихъ они существовали, и процвѣтаніе этихъ городовъ было тѣсно связано съ судьбою этихъ университетовъ.—Въ наше время, когда жажда знанія проникла въ глубокія нѣдра народныя, когда вѣра въ наукѵ, въ ея великую культурную, гуманизирующую и моральную силу растетъ въ самой толщѣ народныхъ массъ и окрыляетъ наши надежды и желанія,—наука не можетъ быть чуждой запросамъ жизни. И мы надѣемся, что между университетомъ и городомъ выростетъ живая связь, которая тѣсно спаяетъ ихъ судьбу Пусть-же новый свѣточъ
знанія, зажженный у насъ, ярко свѣтитъ для всѣхъ; онъ озаритъ и нашъ край, наши нужды и язвы, и въ гармоничномъ сочетаніи науки и практики мы найдемъ средства для ихъ исцѣленія и вѣрные пути, ведущіе ко благу и счастію нашего города».
Саратовское уѣздное земство, высказавъ, что «Монаршею волею указанное обновленіе строя русской жизни положило конецъ тѣмъ преградамъ, которыя непрестанно встрѣчались на пути осуществленія завѣтной мечты созданія университета», «вѣритъ, что нынѣ открывающееся «святилище» объединитъ всѣхъ насъ безъ различія партій, убѣжденій и національностей, какъ храмъ науки, гдѣ нѣтъ ни эллина, ни іудея».
Саратовское губернское земство «выражаетъ твердую надежду, что корпорація профессоровъ, питомцы университета, равно и все мѣстное общество приложатъ всѣ усилія, чтобы Саратовскій университетъ всегда исполнялъ свое прямое назначеніе—-быть разсадникомъ высшаго просвѣщенія въ краѣ».
Саратовское дворянство «убѣждено, что наука только въ тѣсной гвязи съ истиннымъ просвѣщеніемъ свѣта Христова и отвѣчающая духовнымъ запросамъ народа можетъ поднять его (университетъ) на должную нравственную высоту. Дворянство вѣритъ, что задача эта будетъ по силамъ возникающему учрежденію»
Общество купцовъ и мѣщанъ г. Саратова, «являясь кореннымъ населеніемъ города», «проситъ Всевышняго возрастить» университетъ «во славу чистой, свободной отъ постороннихъ вѣяній и вліяній, науки на благо родины и мѣстнаго края, твердо убѣжденное, что чистая наука образуетъ и воспитаетъ и здоровое тѣло и здоровый умъ, а затѣмъ зрѣлое общество и сильное отечество.
Служащіе Саратовскаго городского управленія «горячо вѣрятъ, что юный членъ университетской семьи, слѣдуя традиціямъ своихъ старѣйшихъ товарищей, явится не только храмомъ чистой науки, но и разсадникомъ знанія среди народныхъ массъ, которымъ теперь недоступно высшее образованіе. Народная душа пусть незримо витаетъ подъ сводами этого храма; въ душѣ этой глубоко заложено исканіе правды въ ея двоякомъ пониманіи: какъ истины и какъ справедливости, и пусть поэтому питомцы нашего Саратовскаго университета понесутъ къ народу наряду со свѣтомъ просвѣщенія заботы о его здоровья и горячее желаніе водворить справедливость въ человѣческихъ отношеніяхъ».
Саратовское Санитарное Общество высказываетъ пожеланіе: «Pcreat tristit іа temporum, pereant ettempora dolorum»!...
Саратовское юридическое Общество «видитъ залогъ успѣха новаго разсадника науки и просвѣщенія въ неисчерпаемомъ богатствѣ сокровищницы народнаго духа, который ждетъ только свѣта и свободы для полнаго своего расцвѣта».
Саратовское Общество сельскаго хозяйства выражаетъ горячее пожеланіе, чтобы свѣтъ научныхъ знаній и открытій озарилъ печальныя поля обширнаго юго-востока Россіи и вѣритъ въ скорое учрежденіе и агрономическаго факультета при университетѣ.
Саратовскіе ремесленники, проникнутые не поколебимой надеждой, что нашъ юный храмъ науки, не измѣняя традиціямъ его старшихъ собраній по просвѣщенію, воспитаетъ въ нашемъ подрастающемъ поколѣніи стремленіе къ тѣмъ вѣковымъ идеаламъ любви и братства, безъ которыхъ немыслима духовная культура человѣчества, и вмѣстѣ съ тѣмъ пріобщитъ своихъ питомцевъ къ идеямъ и дѣламъ великихъ творцовъ науки и мысли и дастъ полезныхъ работниковъ на нивѣ народной.
Саратовское Биржевое общество «смотритъ на родной университетъ съ твердой надеждой, что онъ явится могучимъ піонеромъ въ изученіи всѣхъ сторонъ жизни и природныхъ богатствъ края и дастъ давно ожидаемыхъ здѣсь просвѣщенныхъ дѣятелей, которые создадутъ лучшія условія жизни и заложатъ твердое основаніе для развитія кипучей, міровой промышленности и торговли».
Старообрядцы г. Саратова «хотятъ вѣрить, что нарожденіе новаго университета возвѣщаетъ лучшія времена нашей дорогой и горячо любимой родинѣ, когда глубокопросвѣщенные умы лучшей части русскаго общества уничтожатъ ту нетерпимость, которая проявлялась и проявляется, къ сожалѣнію, къ завѣтнымъ вѣрованіямъ старообрядческаго духа, когда люди поймутъ наконецъ, что область духа неприкосновенна, что вторженіе въ это святилище души не терпимо».
Саратовскій отдѣлъ Спо. Литературнаго общества привѣтствуетъ открытіе университета «съ вѣрою въ силу человѣческой мысли, неустанно стремящейся къ правдѣ, и въ обаянье убѣжденнаго свободнаго слова».
Служащіе управленія Рязанско-Уральской ж ел. дор.} привѣтствуя, твердо вѣрятъ, что «свѣточъ знанія есть главный факторъ развитія и мощи нашей родины».
Въ адресѣ артистовъ Саратовскаго городского театра между прочимъ читаемъ: «Созидается еще одна колыбель, въ которой будетъ рости и воспитываться душа народа, служа великому будущему нашей родины».
Труппа Саратовскаго общедоступнаго театра «горячо привѣтствуетъ новый свѣточъ, засіявшій сегодня. Въ полумракѣ нашей сѣренькой, нудной обыденщины онъ будетъ горѣть ярко, освѣщая его огнемъ знанія и науки, гоня туманъ невѣжества и будя дремлющіе умъ и совѣсть! Пусть же воздвигнутый храмъ науки любовно возраститъ въ своихъ стогнахъ новыхъ Мечниковыхъ, Толстыхъ, Чеховыхъ!.. Пусть бережно взлелѣетъ золотыя мечты человѣчества о будущемъ, озаренномъ тремя ослѣпительными солнцами: знанія, правды, братства»!
Въ день открытія университета, 6 декабря 1909 г., Саратовскія газеты также привѣтствуютъ родной университетъ.
«Саратовскій Листокъ» высказываетъ: «Народное благосостояніе, культура, процвѣтаніе и могущество добываются изъ нѣдръ народнаго духа, но выковываются и шлифуются въ храмахъ науки, безъ которыхъ ни народная душа, ни моральныя, ни умственныя силы страны, ни ея природныя богатства не могутъ развернуться во всю ширь и проявить свою мощь. Только храмы науки выносятъ на гребень міровой волны Ломоносовыхъ, Пушкиныхъ, Толстыхъ, Менделѣевыхъ, Пироговыхъ»...
«Саратовскій Вѣстникъ» пишетъ: «Саратовскій университетъ зародился при новой политической обстановкѣ: это первое высшее учебное заведеніе, увидѣвшее свѣтъ при конституціонномъ режимѣ». Сегодня наука празднуетъ побѣду надъ мракомъ и невѣжествомъ». «Знаніе и духовная мощь не вѣдаютъ преградъ; медленно, но вѣрно они добираются до цѣли, къ той области, въ которой царствуютъ братство, любовь и терпимость».
Московскій университетъ, «преисполненный вѣры въ великое зиждительное значеніе торжествуемаго акта», «желаетъ своему новорожденному брату возрастать въ силѣ знанія, крѣпнуть въ духѣ истины и любви къ общей великой матери—Россіи».
Петербургски! университетъ высказываетъ: «Да послужить же вожженный новый свѣточъ просвѣщенія нашей великой родинѣ, да пріумножитъ онъ число соратниковъ въ борьбѣ за истину и благо человѣчества».
Кіевскій университетъ выражаетъ пожеланіе, чтобы изъ стѣнъ новаго университета «непрестанно выходили просвѣщенные труженики, одушевленные любовью къ родинѣ и неутомимые въ трудахъ для ея блага.
Казанскій университетъ говоритъ: «Да будетъ же широкъ, свѣтелъ и свободенъ отъ треній грядущій культурный путь новаго свѣточа знаній, призваннаго сѣять начала истины, правды и добра на обширномъ юго-востокѣ нашего дорогого отечества. Да пребѵдетъ и укрѣпится на вѣчные годы любовь и духовное братское единеніе между обоими поволжскими храмами высшаго знанія».
Юрьевскій университетъ отмѣчаетъ ту особенность Саратовскагс университета, въ отличіе отъ всѣхъ, существующихъ доселѣ разсадни ковъ академическаго образованія въ Россіи, что идея его осуществле нія и дарованіе необходимыхъ средствъ прошли испытующую критик5 законодательныхъ учрежденій и тѣмъ самымъ отразили въ себѣ мысль желанія и надежды всей Россіи въ лицѣ ея избранниковъ. Пусть эта драгоцѣнная особенность сдѣлается залогомъ широкаго и свободнаго развитія его творческаго духа. Пусть она наполняетъ сердцу его дѣятелей благородными чувствами высокой отвѣтственности и жаждой подвиговъ во славу науки, на истинную пользу нашему дорогому отечеству. Пусть горитъ этотъ новый свѣточъ безтрепетно и ярко, освѣщая и согрѣвая нашу народную ниву»!
Варшавскій университетъ также обращаетъ вниманіе на то, что «у обновляемой Россіи» Саратовскій университетъ, «это—первый очагъ высшаго образованія, вызванный къ жизни самимъ обществомъ, узаконенный нашимъ народнымъ представительствомъ и дарованный государству Монархомъ, Державнымъ хозяиномъ русской земли».
Харьковскій университетъ замѣчаетъ, между прочимъ, что университеты сыграли огромную роль въ западно-европейской наукѣ и культурѣ. Какъ бы ни измѣнялись формы внутренняго устройства университетовъ и ихъ быта, сущность ихъ—universitas litterarum настолько жизненна, что не боится никакихъ новыхъ вѣяній въ переживаемые нами историческіе моменты... Университеты основывались и въ годину тяжкихъ испытаній послѣ катастрофъ: въ нихъ видѣли средство для возрожденія народа и государства. Послѣ разгрома Пруссіи во время Наполеоновскихъ войскъ былъ основанъ Берлинскій университетъ, дабы, по выраженію его основателя, Фридриха Вильгельма, «духовными силами возмѣстить потерю въ силахъ физическихъ—матеріальныхъ». Указавъ на то, что въ Западной Европѣ число университетовъ быстро возрастало,—ихъ поддерживали и правительство и общество, адресъ замѣчаетъ, что мы идемъ медленно по пути открытія новыхъ университетовъ, не смотря на всю несомнѣнную потребность въ нихъ.
Въ своихъ привѣтственныхъ телеграммахъ
Совѣтъ Томскаго университета «сердечно желаетъ новому университету процвѣтанія на пользу края и дорогой намъ Россіи, профессорамъ—плодотворной ученой и педагогической дѣятельности, студентамъ—успѣховъ въ предстоящихъ имъ научныхъ занятіяхъ, чтобы сдѣлаться образованными полезными гражданами».
Новороссійскій (Одесскій) университетъ «питаетъ твердую увѣренность, что новый храмъ науки озаритъ яркими лучами ея юговостокъ Россіи, дастъ цѣлый рядъ преданныхъ отечеству и престолу научныхъ дѣятелей по всѣмъ отраслямъ знанія и тѣмъ будетъ всемѣрно способствовать восполненію предначертанныхъ судьбою нашей родинѣ высокихъ, историческихъ задачъ».
Московскій городской народный университетъ имени А. Л. Шанявскаго, «будучи лишь на годъ старше своего одинаково юнаго брата»—Саратовскаго университета, «глубоко убѣжденъ, что оба они вазваны къ жизни однимъ и тѣмъ же не удержимымь порывомъ русскаго народа къ свѣту' истины и свободѣ, широкой волной разлившимся по всей Россіи и захватившимъ всѣ слои ея населенія».
Военно-Медилщнская Академія высказываетъ: «Да будетъ молодой университетъ рвзсадникомъ знанія и правды. Да покроетъ онъ себя не меркнущей славой въ будущемъ».
«Гдѣ тяжко дышется, будь первый тамъ»—вотъ завѣтъ, который члены Института экспериментальной медицины шлютъ всѣмъ товарищамъ новаго храма врачебной науки, новаго разсадника просвѣщенія на святой Руси».
Петербургскій Женскій Медицинскій Институтъ въ своемъ адрессѣ говоритъ:
«Возникающій университетъ, пользуясь съ самаго начала своей дѣятельности правами автономіи, дарованными Высочайшей властью всѣмъ высшимъ учебнымъ заведеніямъ, долженъ быстро развиваться, рости и послужить на пользу родины, распространяя знанія въ богатомъ Поволжьѣ. Совѣтъ Института искренно вѣритъ, что Императорскій Саратовскій университетъ, вступая въ жизнь при такихъ благопріятныхъ условіяхъ, будетъ служить оплотомъ свободной научной мысли, культуры и прогресса».
Петербургскіе Высгиіе женскіе курсы въ своемъ адресѣ высказываютъ: «Въ странѣ, бѣдной знаніемъ, гдѣ богатыя творческія силы народа и общества все еще дремлютъ, окованныя вѣковымъ сномъ косности, неразлучной спутницы невѣжества,—гдѣ средства и силы просвѣщенія еще такъ скудны и малочисленны въ сравненіи съ громадностью предстоящей имъ просвѣтительной задачи, открытіе новаго университета», хотя бы только въ видѣ одного факультета, «не можетъ не сдѣлаться свѣтлымъ праздникомъ науки и образованной части общества». Только просвѣтленный знаніемъ народъ сможетъ осуществить свои историческія задачи и преодолѣть грозящія ему невзгоды и опасности. Неподвиженъ и безполезенъ самый совершенный механизмъ, если нѣтъ за нимъ творческаго разума, его направляющаго. Разрушительна для него самого и гибельна для окружающихъ его работа, если имъ управляетъ неумѣлая рука, повинующаяся уму темному, невѣжественному».... «Вотъ почему Петербургскіе высшіе женскіе курсы, поставившіе себѣ задачей дать русской женщинѣ университетское научное образованіе, желаютъ молодому собрату изъ университетскаго факультета скорѣе превратиться въ настоящую universitas litterarum, доступную одинаково всѣмъ, ищущимъ высшаго образованія, мужчинамъ и женщинамъ, и стать новымъ очагомъ не только спеціальнаго, но и широко гуманитарнаго знанія, котораго такъ еще недостаетъ русской землѣ»!
Петербургскій Психо-неврологическій Институтъ «горячо вѣруетъ, что въ познаніи души человѣка и уваженіи его личности кроется залогъ нравственнаго совершенствованія грядущихъ поколѣній обновленной Россіи. Въ этой вѣрѣ институтъ почерпаетъ бодрую надежду, что новый маякъ культуры и знанія на юговосточной окраинѣ Россіи возсіяетъ благодатнымъ свѣтомъ надъ царствомъ мрака и темныхъ стихій. Пусть утвердятся въ умахъ всѣхъ слова великаго Гегеля: «не цѣпи дѣлаютъ раба, но рабское сознаніе». Да окрылятъ идеалы науки всѣхъ усталыхъ и падающихъ духомъ въ борьбѣ за свѣтлое будущее нашей родины»!
Харьковское Медицинское Общество въ своемъ адресѣ говоритъ: «Создавшаяся изъ жизненной потребности врачебная, какъ и другая, наука въ жизни-же черпаетъ свои силы, и университетъ, удов4 ' летворяя и чистымъ исканіямъ теоріи и самодовлѣющей научной мысли пріобрѣтаетъ высокое значеніе служеніемъ общественности и реальнымъ запросамъ родины».
Справедливо замѣчаютъ въ своемъ докладѣ Харьковскому Медицинскому Обществу: „Открытіе Саратовскаго университета" делегаты этого Общества, что „нужно было видѣть, какъ прогрессивныя мысли, бодрыя слова восторженно подхватывались и подчеркивались апплодисментами аудиторіей, чтобы понять все значеніе этого торжества науки и неразлучной съ ней истины и правды въ наши дни унынья и сомнѣнья" 1).
Возвращаясь къ описанію торжества открытія Саратовскаго университета, остается сообщить, что во время перерыва послѣ чтенія адресовъ и привѣтствій, когда на сценѣ мѣста депутацій заняли хоръ учениковъ и ученицъ Саратовскаго музыкальнаго училища, Саратовскій губернаторъ графъ Татищевъ огласилъ посылаемую имъ Государю Императору телеграмму съ выраженіемъ всеподданнѣйшей благодарности отъ всего населенія города Саратова за дарованіе Саратову разсадника высшаго образованія. Предложеніе губернатора покрыто было громомъ апплодисментовъ, криками „ура“ и народнымъ гимномъ.
Въ заключеніе акта, согласно программѣ торжества, хоромъ и оркестромъ Саратовскаго музыкальнаго училища прекрасно исполнена была кантата (слова и музыка саратовца г. Экснера).
Высоко-торжественный актъ оффиціальнаго открытія Императорскаго Николаевскаго Саратовскаго университета былъ законченъ и публика оставила театръ.
Былъ уже 9-ый часъ вечера.
На улицахъ—толпы народа, особенно на главныхъ улицахъ. Всюду чувствуется торжественное настроеніе публики. Городъ разукрашенъ и иллюминованъ, но также главнымъ образомъ въ центральныхъ улицахъ. Вѣроятно, въ виду плохого городского уличнаго освѣщенія, установлены были два электрическихъ прожектора, одинъ на зданіи театра, другой—на вокзалѣ; но вслѣдствіе нѣсколько туманной погоды прожекторы не давали большого освѣщенія. Въ окнахъ нѣкоторыхъ общественныхъ зданій, магазиновъ, редакцій мѣстныхъ газетъ, отдѣльныхъ домовъ выставлены были транспаранты, вензеля, иниціалы С. И. У. и т. п. Красиво выдѣлялись оригинально иллюминованные трамвайные столбы.
Обращали на себя особенное вниманіе наше и вообще публики оригинальная иллюминація одного зданія: между двухъ домовъ на одной изъ центральныхъ улицъ, въ вышину ихъ, сдѣлана была такая постройка: вверху, съ надписью «Храмъ науки», видѣнъ былъ какъ-бы дворецъ со многими, ярко освѣщенными, окнами, а внизу, фундаментомъ «дворца», служитъ убогая деревенская избушка, въ которой елееле теплится тусклый огонекъ.
Останавливались и противъ другой, также оригинальной иллюминаціи: спеціально для торжества устроена была надъ входомъ одного изъ ресторановъ вывѣска, обращавшая на себя вниманіе и днемъ и у многихъ вызывавшая улыбку: вывѣска имѣла такую надпись: «Vivat, crescat, floreat alma mater Universitas Saratovensis»; внизу такой переводъ на русскій языкъ: «Да здравствуетъ и процвѣтаетъ мать науки университетъ Саратова»
Московская площадь, по замѣчанію мѣстныхъ газетъ, на которой днемъ такъ торжественно освящено было мѣсто закладки чествуемаго университета, при много-тысячной массѣ народа,—вечеромъ тонула во тьмѣ. Иллюминація города была бы несравненно великолѣпнѣе, если бы г. Саратовъ освѣщался электричествомъ или хотя бы газомъ, а не тусклыми керосиновыми фонарями.
Какъ я уже упоминалъ, днемъ 6 декабря, въ ознаменованіе великаго событія въ жизни Саратова, устроены были безплатные обѣды для бѣдныхъ на 1300 чел., а вечеромъ въ театрахъ шли безплатные спектакли для учащихся—1000 чел.
Для депутатовъ вечеръ 6 декабря былъ свободенъ и мы провели его въ товарищескомъ кружкѣ: собралось до 30 чел., б. ч. земскихъ врачей Саратовской губерніи, во главѣ съ Н. И. Тезяковымъ; были и делегаты Харьковскаго Медицинскаго Общества, проф. Заболотный и нѣк. др. университетскіе дѣятели.
7-го декабря утромъ для пріѣзжихъ гостей открыты были для осмотра университетскія помѣщенія, кабинеты и аудиторіи, которые показывались почтенными профессорами Саратовскаго университета съ большимъ вниманіемъ ихъ къ посѣтителямъ и любезностью. Мы уже раньше и не разъ осматривали университетъ. Какъ я уже говорилъ, университетъ до постройки своихъ зданій занялъ прекрасно устроенное и внѣшне и внутри—зданіе бывшей женской фельдшерской школы Саратовскаго Санитарнаго Общества. Просто не вѣрится, чтобы такое солидное и прекрасно устроенное зданіе выстроено было частнымъ, Санитарнымъ обществомъ, благодаря, говорили намъ, неустаннымъ заботамъ д-ра Волкова.
Прекрасно расположился въ этомъ зданіи Саратовскій университетъ—правда, только въ видѣ перваго курса медицинскаго факультета: красивый парадный входъ, актовый залъ, профессорская комната, аудиторіи, кабинеты: ботаническій, зоологическій, химическій и физіологическій—производятъ прекрасное впечатлѣніе: чистота, просторъ, масса свѣта, прекрасная обстановка, особенно ботаническаго и зоологическаго кабинетовъ съ ихъ чудными, большею частію выписанными изъ заграницы, коллекціями, рисунками, таблицами, приборами, аппаратами и проч.
Анатомическій театръ устроенъ въ губернской земской больницѣ,—видимо, не безъ взаимныхъ, понятныхъ—впрочемъ, треній. „Театръ" производитъ также хорошее впечатлѣніе. Между прочимъ, проф. Стадницкій показывалъ намъ рѣдкій экземпляръ нижней челюсти съ полнымъ составомъ совершенно здоровыхъ зубовъ, въ томъ числѣ и съ вполнѣ развитыми зубами мудрости. Особенно интересенъ другой препаратъ: черепъ съ нѣсколькими трещинами на немъ въ лобной, темянной и височной областяхъ, принадлежавшій человѣку, прожившему послѣ полученнаго ушиба въ голову цѣлыхъ 7 лѣтъ. По справедливому указанію Московскаго профессора анатоміи Зернова, вмѣстѣ съ которымъ мнѣ пришлось осматривать анатомическій театръ, сдѣланъ будетъ проф. Стадницкимъ распилъ черепа, что бы видѣть, какъ глубоко идутъ трещины черепа.
Пользуюсь случаемъ выразить отъ себя и отъ товарища А. А. Десятова нашу живѣйшую благодарность профессорамъ Саратовскаго университета А. Я. Гордягину, В. В. Вормсу, Н. Г. Стадницкому, В. Д. Зернову и Б. I. Бирукову, а также и прозектору физіологіи—доктору Н. Е. Осокину за ихъ любезное и товарищеское отношеніе и неизмѣнную готовность оказать намъ всякую услугу. Особенную же благодарность считаемъ долгомъ выразить Ректору Саратовскаго университета, проф. В. И. Разумовскому и декану, проф. И. А. Чуевскому за ихъ сердечное отношеніе къ намъ.
Въ 4 часа дня 7-го декабря, по особымъ приглашеніямъ 1), въ залахъ Городской Думы состоялся парадный обѣдъ на 220 лицъ 2).
Уже стемнѣло. Зданіе Думы главнымъ своимъ входомъ, украшеннымъ гирляндами зелени и разноцвѣтной матеріей, изъ которой сдѣланы были гербъ города и иниціалы С. И. У., и ярко освѣщеннымъ двумя большими электрическими фонарями, рѣзко выдѣлялось среди всѣхъ другихъ зданій улицы.—На обѣдъ прибыли Попечитель Округа, всѣ профессора Саратовскаго университета съ ректоромъ В. И. Разумовскимъ во главѣ, ректора и профессора другихъ университетовъ всѣ другіе делегаты, гласные городской думы и земства, представители дворянства и нѣк. другіе. На входной лѣстницѣ всѣхъ прибывавшихъ опрашивали и отмѣчали въ спискѣ приглашенныхъ. Предъ входомъ въ залы встрѣчали гостей городской голова и два члены управы.—Послѣ основательной закуски 1) прибывшіе гости приглашены были въ залъ Думы, гдѣ размѣстились за 4 столами. Думскій залъ красиво декорированъ былъ зеленью и блестяще освѣщенъ массой электрическихъ лампочекъ. На хорахъ—военный оркестръ, игравшій, впрочемъ—по случаю кончины В. Кн. Михаила Николаевича—только гимнъ. На столахъ, украшенныхъ вазами съ цвѣтами, передъ каждымъ приборомъ положены были художественной работы меню обѣда и печатный именной списокъ лицъ, имѣющихъ говорить тосты (Городской голова, ректоръ Саратовскаго университета и 7 гласныхъ городской Думы). Обѣдъ прошелъ очень оживленно.
Произнесено было много тостовъ и рѣчей; многіе говорили и внѣ, т. ск., программы. Тосты и рѣчи покрывались массовыми апплодисментами, криками „ура“, „браво*, а тосты Саратовскаго головы и члена Государственной Думы Масленникова сопровождались пѣніемъ студенческой пѣсни „Gaudeamus igitur.
Городской голова, г. Коробковъ въ своей рѣчи объяснилъ сочувственное отношеніе населенія г. Саратова къ открытію университета тѣмъ, что оно сознаетъ, чувствуетъ, что высшая школа науки есть созидатель народнаго благополучія.
В. И. Разумовскій въ своемъ тостѣ сказалъ, что почва для учрежденія университета въ Саратовѣ подготовлена была давно культурной работой лучшихъ людей края. Саратовъ заслужилъ университетъ. Въ доказательство В. И. привелъ цѣлый рядъ славнныхъ именъ Саратовскихъ дѣятелей, съ краткой характеристикой ихъ: Радищева, Пыпина, Шевырева, Навашина, Яблочкова, Чернышевскаго, Салова, генерала Слѣпцова и многихъ другихъ.
Членъ Государственной Думы Масленниковъ въ горячей рѣчи оттѣнилъ по поводу открытія Саратовскаго университета не бывалый фактъ въ исторіи другихъ нашихъ университетовъ: Саратовскій университетъ создавался снизу вверхъ, а не сверху внизъ, какъ прежніе.
Проф. Буличъ провозгласилъ тостъ за единеніе науки съ жизнью. Приведя въ блестящій примѣръ столь важнаго и необходимаго, вопреки мнѣнію г. ректора въ его актовой рѣчи, единенія науки съ жизнью, Рудольфа Вирхова—великаго ученаго и въ тоже время весьма виднаго общественнаго дѣятеля,—профессора патологической анатоміи, проф. Буличъ выразилъ пожеланіе, чтобы Саратовскій университетъ высоко держалъ и знамя общественности и шелъ по стопамъ великаго ученаго и гражданина—Рудольфа Вирхова!—Тостъ покрытъ былъ громкими апплодисментами и криками „браво.
Прочитаны были за обѣдомъ многочисленныя привѣтственныя телеграммы, полученныя на имя Саратовскаго городского головы,—отъ министра финансовъ, генерала Косича, Московскаго и Петербургскаго городскихъ головъ, изъ древняго города Суздаля Владимірской губ., и много другихъ (получено всего 33).
Нѣкоторые тосты и рѣчи, привѣтственныя телеграммы и отвѣты на нихъ отмѣчены были особеннымъ вниманіемъ со стороны большинства присутствовавшихъ.
Во время застольныхъ рѣчей въ залъ прибылъ отсутствовавшій по случаю траура Саратовскій губернаторъ графъ Татищевъ, огласившій полученный имъ телеграфный отвѣтъ отъ Государя Императора на посланную наканунѣ отъ города Саратова всеподданѣйшую телеграмму. Высочайшая телеграмма покрыта была массовыми криками „ура® и народнымъ гимномъ, исполненнымъ военнымъ оркестромъ.
Во время обѣда Городскимъ головою розданы были почетнымъ гостямъ, которымъ Саратовъ такъ или иначе обязанъ былъ учрежденіемъ университета, серебряныя и бронзовыя медали.
Позднѣе, такія же медали розданы были ректоромъ Саратовскаго университета В. И. Разумовскимъ депутатамъ высшихъ учебныхъ заведеній и нѣкоторыхъ другихъ учрежденій и обществъ. Между прочими, бронзовыя медали получили и мы—делегаты нашего Общества.
Медали—очень массивныя: въ діаметрѣ болѣе 6 сайт, и толщиной У2 сайт. На лицевой сторонѣ изображенъ портретъ Государя Императора; на другой сторонѣ изображена настоящая Alma mater съ горящимъ факеломъ въ рукѣ; другой рукой она касается закона съ надписью: 1909 г. іо іюня. Кругомъ надпись: «Въ память открытія Императорскаго Саратовскаго университета 1909 г. 6 дек.».—Медали—высохудожественной работы.
Обѣдъ закончился около 9 часовъ вечера.
Прямо съ обѣда большинство гостей-депутатовъ отправилось въ коммерческое собраніе на „первый студенческій литературномузыкальный вечеръ и балъ", какъ гласила программа торжествъ, въ пользу недостаточныхъ студентовъ новаго университета.
Уже задолго до дня концерта всѣ билеты на концертъ-балъ были распроданы. Для депутатовъ и гостей предоставлены были первые три ряда креселъ. Красиво убранныя залы обширнаго коммерческаго клуба собрали массу богатой аристократической публики Саратова. Прекрасно прошелъ концертъ, состоявшій изъ музыкально-вокальныхъ номеровъ и закончившійся Gaudeamus igitur, пропѣтой студентами Саратовскаго университета, къ которымъ потомъ, увлекшись вѣчно-юной студенческой пѣсней, присоединились и нѣкоторые изъ депутатовъ и профессоровъ Саратовскаго университета. Во время пѣнія «Gaudeamus» публика наслаждалась созерцаніемъ прелестной и очень эффектно освѣщавшейся живой картины, поставленной на сценѣ театра залы: гордо стояла, съ высоко поднятой рукой, вся въ бѣломъ, богиня мудрости, къ которой тянулись руки «духовной жаждою томимыхъ»... трехъ живыхъ фигуръ въ разныхъ позахъ и также одѣтыхъ во все бѣлое.
Танцы, которыхъ публика, видимо, жаждала для перваго студенческаго бала, не состоялись, такъ какъ вслѣдствіе траура по Великомъ Князѣ онѣ признаны были не удобными.
Студенты устроили, по примѣру старшихъ своихъ собратьевъ былыхъ временъ, горячія оваціи своему ректору и своимъ профессорамъ.
Закончились—такъ блестяще прошедшія—торжества г. Саратова по случаю открытія въ немъ университета 1), и мы, на слѣдующій день, 8 декабря, выѣхали изъ Саратова обратно въ Казань.
Но, прежде чѣмъ закончить свой докладъ, я позволю себѣ сказать нѣсколько словъ о составѣ профессоровъ и первыхъ студентовъ Саратовскаго университета и о самомъ городѣ Саратовѣ.
Совѣтъ Саратовскаго университета составляютъ 7 лицъ: Ректоръ—всѣмъ хорошо извѣстный профессоръ-хирургъ В. И. Разумовскій,—деканъ медицинскаго факультета, профессоръ физіологіи И. А. Чуеве кій,—проректоръ и профессоръ химіи В. В. Вормсъ, профессоръ ботаники—А. Я. Гордягинъ, всѣ—наши Казанцы; —профессоръ анатоміи Н. Г. Стадницкій (бывшій приватъ-доцентъ Одесскаго университета), профессоръ зоологіи Б. I. Бируковъ и профессоръ физики В. Д. Зерновъ—оба бывшіе Московскіе приватъ-доценты.
Студентовъ на первомъ курсѣ медицинскаго факультета, пока представляющемъ собою весь Саратовскій университетъ, ко дню оффиціальнаго открытія его, было 91 и стороннихъ слушателей 14 чел., всего 105 студентовъ.
По собраннымъ мною относительно 87 студ. свѣдѣніямъ, первые студенты Саратовскаго университета распредѣляются по разнымъ категоріямъ такъ:
Нѣсколько словъ о городѣ Саратовѣ.
Основанный въ 1590 г., при Феодорѣ Іоанновичѣ, Саратов: т. о. насчитываетъ теперь 320-ый годъ своего существованія, яв ляясь почти на 40 лѣтъ моложе нашей русской Казани.
Саратовъ—городъ большой (200.000 жителей 1) и, видимо, богатый. Широкія улицы, замощенныя камнемъ, а мѣстами—асфальтомъ, и широкіе, часто асфальтовые, троттуары. Выдающихся по своей внѣшности зданій мало и вообще г. Саратовъ не блещетъ своими постройками. Достопримѣчательностей почти совсѣмъ нѣтъ.
Къ крупнымъ недостаткамъ г. Саратова относится очень плохое уличное освѣщеніе: скудными и тусклыми керосиновыми фонарями. Осенью и зимою по вечерамъ, по закрытіи магазиновъ, причастой, должно быть, туманной погодѣ, городъ погружается въ тьму. Прямо стыдно становится за такой большой нашъ-русскій городъ!
Почти полное отсутствіе садовъ и вообще растительности въ городѣ составляетъ также большой минусъ Саратова. Въ общемъ, видна нѣкоторая запущенность города!
Имѣется прекрасный трамвай, съ быстрой ѣздой, но съ рѣдкими остановками. Вода проведена изъ Волги и очищается англійскими фильтрами. Составленъ проэктъ и сдѣланъ заемъ для устройства канализаціи.
9 Въ Казани—173.572 жит. (1907 г.).
При Городской управѣ имѣется медико-санитарное отдѣленіе, а при Губернской земской управѣ—отдѣленіе народнаго здравія.
Обращаетъ на себя вниманіе, кромѣ многихъ среднихъ и низшихъ учебныхъ заведеній, обиліе разнообразныхъ культурныхъ обществъ и учрежденій, изъ которыхъ многія имѣютъ прекрасныя собственныя помѣщенія; таковы зданія: женской фельдшерской школы Санитарнаго общества, пріютившее теперь юный университетъ,—отлично приспособленной городской глазной лѣчебницы на 40 кроватей,—только-что открытой, гл. обр. на средства г. Медвѣдева, акушерско-гинекологической лѣчебницы на 6 кроватей, съ большой амбулаторіей и прекрасной операціонной,—научной лабораторіи Біологическаго общества,—художественнаго музея имени саратовца Радищева, художественнаго Боголюбовскаго училища, большого Музыкальнаго училища, Управленія Рязанско-Уральской жел. дороги и др. Изъ обществъ имѣются и такія, какъ: 1) общество вспомоществованія недостаточнымъ лицамъ, стремящимся къ высшему образованію, 2) общество по открытію школъ средняго образованія, 3) литературное общество, 4) общество вспомоществованія торгово-промышленному труду, и др. Имѣются далѣе: народная аудиторія, адресный столъ.
Въ заключеніе, считаю пріятнымъ долгомъ лично отъ себя и отъ товарища А. А. Десятова выразить Обществу нашу живѣйшую благодарность за честь избранія насъ своими депутатами на торжество открытія Саратовскаго Университета и за тѣ высокія и рѣдкія въ нашей жизни удовольствія, которыя мы испытали, благодаря этому избранію.

* Доложено въ засѣданіи Общества врачей при Императорскомъ Казанскомъ Университетѣ 22-го декабря 1909 года.
1. Въ 1797 г. учреждена была ві Петербургѣ Медико-Хирурглчсская, нынѣ Военно-Медицинская, Академія.
1. Въ «Ученыхъ Запискахъ» Харьковскаго Университета (1910 г. £4) напечатано проф. В. М. Гордономъ интересное описаніе «Пятисотлѣтія (1909 г) Лейпцигскаго университета». На общеакадемическомъ или «студенческомъ» вечерѣ, собравшемъ до 12.000 участниковъ, Саксонскій король, какъ rector magnificentissimus и почетный предсѣдатель собранія, произнесъ очень характерную рѣчь: «Дорогіе товарищи по празднику! Товарищи по Университету!—такъ началъ свою рѣчь король Саксоніи. Для меня было отрадно быть въ эти дни здѣсь въ качествѣ rector magnificentissimus. Обо многомъ здѣсь говорилось, но еще не говорилось о нашемъ бравомъ студенчествѣ. Часто имѣютъ превратное понятіе о студентахъ. Обыкновенно считаютъ студентовъ лишь страшными пьяницами. Я—другого мнѣнія. Молодежь во всякомъ случаѣ должна перебѣситься (austoben). Студентъ, который пьетъ лишь шипучую малиновую водицу,—не настоящій студентъ. Я полагаю, что поступлю согласно со всѣми, если выражу пожеланіе, чтобы студенчество постоянно оставалось такимъ, какъ оно есть, и aima mater, какъ и въ прежніе 509 лѣтъ, и на будущее время имѣла сильное германское студенчество. Поэтому поводу позволяю себѣ скомандовать старинную саламандру» —Бурно, восторженно принятъ былъ тостъ. Обиліе выпитаго роскошнаго пива, замѣчаетъ проф. Гордонъ, показывало, что гости прониклись вполнѣ желаніями главы Саксоніи»
1.Дѣятелей этого кружка лекторъ, по не зависѣвшимъ отъ него обстоятельствамъ, не приводилъ во время своей рѣчи.
1. Въ Государственномъ Совѣтѣ законопроэктъ о Саратовскомъ университетѣ принятъ былъ большинствомъ голосовъ 81 противъ 52.
1. По сообщенію В. И. Разумовскаго (см. письмо его, перепечатанное изъ «Голоса Москвы» въ нашей «Волжско-Камской Рѣчи» 1909 г. № 355), всего поднесено было 160 адресовъ и получено свыше 800 привѣтственныхъ телеграммъ.
1. «Саратовскій Вѣстникъ» 1909 г. № 266.
1. См. «Русскій Врачъ» 1909 г. № 52.
1. Харьковскій Медицинскій Журналъ 1910 г. № 1.
1. Одно происшедшее недоразумѣніе съ этими приглашеніями намъ—казанцамъ было особенно непріятно.
2. Обѣдъ стоилъ управѣ 2200 рублей,—Проф. Гордонъ въ своемъ отчетѣ о командировкѣ: «Пятисотлѣтій юбилей Лейпцигскаго университета», описывая интересную организацію юбилейныхъ празднествъ, между прочимъ сообщаетъ, что поводу обѣда въ честь гостей, устроеннаго въ первый день торжества, въ оффиціальномъ журналѣ, издававшемся въ теченіе юбилейныхъ дней, было прямое предупрежденіе: «гостей набралось много всѣхъ ж накормить, не будьте поэтому въ претензіи, если кто и останется безъ обѣда». (На обѣдѣ было до 807 чел. — «Записки» Харьковскаго университета 1909 г. кн.4.
1. См. «Саратовскій Листокъ» № 277 1909 г.
1. Для исторіи торжествъ небезъинтересны фельэтоны по поводу открытія Саратовскаго университета, напечатанные въ мѣстныхъ Саратовскихъ газетахъ за декабрь 1909 г.
1. Въ Казани—173.572 жит. (1907 г.).

About the authors

M. V. Казанский

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com

Russian Federation

References

Statistics

Views

Abstract - 34

PDF (Russian) - 1

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

© 2020 Казанский M.V.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies