Features of etiopathogenesis of psychosomatic and somatoform disorders

Cover Page


Cite item

Abstract

Aim. To identify the features of etiopathogenesis of somatoform and psychosomatic disorders in adolescents. Methods. Examined were 426 adolescents and their families. The main group - 321 patients of the Kirov City Children’s Clinical Hospital, which included two subgroups: 117 adolescents with somatoform autonomic dysfunction, and 204 - with psychosomatic disorders; the mean age was 15.1±1 years. The control group consisted of 105 adolescents who were students of secondary schools in the city of Kirov with the first group of health; the mean age was 15.1±1 years. The clinical-psychopathological method of investigation, questionnaire surveys, and experimental psychological tests were used in order to perform the study. Results. The conducted study confirms the multifactor nature of the pathogenesis of psychosomatic disorders (identified was the importance of biological, psychological and social factors) and makes it possible to suggest that the onset of symptoms of psychosomatic disorders is formed according to the main stages of the nonspecific response to stress, from the autonomic neurotic reactions during somatoform autonomic dysfunction (at the stage of resistance) to the development of the psychosomatosis picture - during the development of psychosomatic disorders (at the exhaustion stage). The level of disease development is determined by both the individual predisposition and the spectrum of adaptive responses to stress. All this confirms the need for earliest detection of somatoform autonomic dysfunction in order to prevent the development into a chronic process and its progression. Conclusion. Complex treatment is of great importance, including the personal-oriented psychotherapy aimed at the development of adaptive mechanisms for coping with stress.

Full Text

В настоящее время всё большее внимание уделяют изучению этиопатогенеза психосоматических расстройств (ПСР), при этом соматоформные вегетативные дисфункции (СВД), выделяемые Международной классификацией болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) в отдельную рубрику, рассматривают и как отдельную нозологическую единицу [1, 3, 8], и как этап развития ПСР [4, 6]. ПСР (F 54) и соматоформные расстройства (F 45) принято относить к группе стресс-зависимых заболеваний [2, 5, 8, 10]. При СВД, ранее обозначаемых термином «органные неврозы» или «функциональные вегетативные дисфункции», соматическая симптоматика развивается на фоне воздействия психотравмирующих обстоятельств и аффективных расстройств [3, 4, 12, 15]. При ПСР большее значение приобретает фактор «накопления» негативных переживаний, действующий на фоне присоединения всего спектра перинатальных, средовых, характерологических факторов риска [2, 5, 7, 10, 13]. Биопсихосоциальный подход [4-6] подразумевает, что СВД и ПСР имеют многофакторную природу - результат взаимодействия биологических, психологических и социальных факторов [7, 9, 12, 14]. Часто СВД рассматривают как этап патогенеза ПСР [3, 6], поэтому их своевременное лечение будет препятствовать хронизации процесса и развитию социально-психологической дезадаптации. Целью нашего исследования было выявление особенностей этиопатогенеза СВД и ПСР у подростков. Обследованы 426 подростков и их семей. Основная группа - 321 пациент Кировской детской городской клинической больницы, включавшая две подгруппы: 117 (36,5%) подростков с СВД (F 45) и 204 (63,5%) - с ПСР (F 54), включая 49 человек (24,0%) с бронхиальной астмой, 67 (32,8%) - с артериальной гипертензией, 77 (37,8%) - с заболеваниями желудочно-кишечного тракта, 11 (5,4%) - с нейродермитом; средний возраст 15,1±1 лет. Контрольную группу составили 105 подростков с первой группой здоровья, учащихся средних школ г. Кирова; средний возраст 15,1±1 лет. Применяли клинико-психопатологический метод исследования, анкетирование, а также экспериментально-психологические методы: тест «Шкала самооценки» Е.Д. Спилбергера и Ю.Л. Ханина, методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний В. Зунге в адаптации Т.И. Балашовой, Торонтская алекситимическая шкала, патохарактерологический диагностический опросник А.Е. Личко [11, 14]. Статистическую обработку полученного материала проводили c использованием t-критерия Стьюдента и Фишера (SPSS for Windows, vers. 11). Критерием статистической достоверности считали величину р <0,05. К биологическим факторам, оказавшим влияние на формирование СВД и ПСР, относятся, прежде всего, наследственность и наличие перинатальной патологии центральной нервной системы (табл. 1). Наследственная предрасположенность к возникновению соматических заболеваний выявлена у 72 (61,5%) подростков с СВД и у 124 (60,63%) - с ПСР, что достоверно выше (p ≤0,05), чем у здоровых подростков - 31 (29,5%) человек. Не выявлено достоверных различий по частоте перинатальных и наследственных факторов риска между пациентами первой и второй подгрупп основной группы, что подчёркивает равную значимость данных факторов для возникновения СВД и ПСР. Фактором, во многом определявшим особенности реагирования на внешние обстоятельства, был стиль воспитания в семье (табл. 2). Дезадаптивные стили семейного воспитания (потворствующая гиперпротекция, доминирующая гиперпротекция, воспитание в режиме повышенной моральной ответственности) были выявлены в 66 (56,3%) семьях подростков с СВД, в 112 (54,9%) - с ПСР, в 23 (20,0%) - в контрольной группе (p ≤0,05). Нарушения в системе детско-родительских отношений отмечены в 79 (67,5%) семьях подростков с СВД, 132 (64,7%) - с ПСР, 29 (24,8%) - контрольной группы (p ≤0,05). Наличие психотравмирующих ситуаций, способствовавших дестабилизации эмоционального состояния, было выявлено у 76 (64,9%) пациентов с СВД, 108 (63,3%) - с ПСР, 21 (18,1%) - контрольной группы (p ≤0,01). К наиболее значимым психотравмирующим ситуациям относились: неблагоприятные события в школе, которые отметили 16 (13,7%) подростков с СВД и 23 (11,3%) с ПСР, а также 3 (2,9%) здоровых подростка (p ≤0,01); конфликты в семье - 53 (45,2%) подростка с СВД, 96 (44,7%) с ПСР и 5 (4,5%) здоровых (p ≤0,01); развод родителей - 40 (34,2%) с СВД, 61 (29,9%) с ПСР и 7 (6,7%) подростков первой группы здоровья (p ≤0,05). Психотравмирующие ситуации встречались у подростков с СВД и ПСР с одинаковой частотой, то есть фактор психологической травмы имел значение как на этапе первичных вегетативных нарушений, так и в последующем при развитии ПСР. Психологическими факторами, обусловливающими развитие СВД и ПСР за счёт типа реагирования и ограниченности адаптивных стратегий поведения, были также характерологические особенности. У подростков как с СВД, так и с ПСР достоверно преобладала по сравнению с контрольной группой частота акцентуаций сенситивного (21,4% подростков с СВД, 14,1% с ПСР и 2,9% здоровых) и психастенического (11,9% подростков с СВД, 18,2% с ПСР и 0% здоровых) типов (p <0,05). У пациентов с СВД и ПСР достоверно чаще, чем у подростков из контрольной группы, выявляли высокие показатели реактивной личностной тревожности, депрессии и алекситимии (p <0,01). Преобладание высоких показателей личностной тревожности у подростков как с СВД, так и с ПСР доказывает её значимость в возникновении невротических вегетативных реакций, а затем и органических нарушений в ответ на воздействие психологической травмы. Достоверность различий между подгруппами основной группы (с ПСР и СВД) не подтверждена (табл. 3). Это позволяет расценивать их как звенья единого патогенетического процесса, в ходе которого по мере формирования ПСР аффективные нарушения усугубляются. ВЫВОДЫ 1. Проведённое исследование подтверждает многофакторность патогенеза ПСР (выявлена значимость биологических, психологических и социальных факторов). 2. В случае остановки развития заболевания на стадии СВД (вторая стадия реакции на стресс - стадия резистенции) включаются стратегии совладания со стрессом за счёт более широкого спектра адаптивных реакций. 3. При развитии ПСР из-за узости и ограниченности адаптивных реакций разворачивается третья стадия реакции на стресс - истощение. 4. Всё это подтверждает необходимость раннего выявления СВД и ПСР для проведения комплексного лечения, включающего личностно-ориентированную психотерапию, направленную на развитие адаптивных механизмов совладания со стрессом. Таблица 1 Частота выявления перинатальной патологии у матерей подростков из основной и контрольной групп, % Показатель Соматоформная вегетативная дисфункция Психосоматическое расстройство Здоровые подростки (контроль) Наличие неблагоприятных антенатальных факторов 47,0** 46,1** 20,9 Токсикоз во время беременности 46,2** 31,4** 20 Угроза прерывания беременности 17,9** 18,62** 4,5 Сильные переживания и стрессы 42,7** 46,6** 22,9 Нежеланная беременность 21,8 26,5* 14,4 Примечание: *p <0,05, **p <0,01 по сравнению с контролем. Таблица 2 Частота выявления особенностей семейного воспитания у подростков с соматоформной вегетативной дисфункцией (СВД) и психосоматическим расстройством (ПСР), % Показатель СВД ПСР Здоровые подростки (контроль) Частота нарушений в целом 58,3** 54,7** 20 Потворствующая гиперпротекция 29,1** 10,5* 2,9 Доминирующая гиперпротекция 17,1* 31,2** 5,7 Неустойчивый стиль воспитания 5,1 4,9 6,7 Гипопротекция 3,4 2,7 4,5 Повышенная моральная ответственность 7,7* 4,4 0 Жестокое обращение 0,9 0,5 0 Эмоциональное отвержение 1,7 0,5 0 Примечание: *p <0,05, **p <0,01 по сравнению с контролем. Таблица 3 Частота выявления нарушений психоэмоционального статуса у подростков с соматоформной вегетативной дисфункцией (СВД) и психосоматическим расстройством (ПСР) , % Показатель СВД ПСР Здоровые подростки (контроль) Реактивная тревожность 12,0** 15,7** 0,95 Личностная тревожность 50,4* 52,94* 25,7 Депрессия 11,1** 18,8** 0,95 Алекситимия 41,1** 49,5** 13,3 Примечание: *p <0,05, **p <0,01 по сравнению с контролем.
×

About the authors

L P Marincheva

Kirov Regional Clinical Hospital named after V.M. Bekhterev, Kirov, Russia

Email: marinch1@yandex.ru

M V Zlokazova

Kirov State Medical Academy, Kirov, Russia

A G Solov’ev

Nothern State Medical University, Arkhangelsk, Russia

References

  1. Александровский Ю.А., Аведисова А.С. Терапия депрессий, протекающих с соматовегетативными расстройствами // Психиатр. и психофармакол. - 2003. - Т. 6, №1. - С. 10-13.
  2. Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С. Лечение детей с психосоматическими расстройствами. - СПб.: Речь, 2002. - 556 с.
  3. Березанцев А.Ю. Психосоматика и соматоформные расстройства. - М.: Информационные технологии, 2001. - 199 с.
  4. Березанцев А.Ю. Некоторые актуальные вопросы психопатологии телесной сферы // Рос. психиатр. ж. - 2000. - №6. - С. 11-18.
  5. Великанова Л.П., Шевченко Ю.С. Психосоматические расстройства: современное состояние проблемы // Социальн. и клин. психиатр. - 2006. - Т. 15, вып. 4. - С. 79-91.
  6. Довженко Т.В. Взаимосвязь аффективных и сердечно-сосудистых расстройств // Социальн. и клин. психиатр. - 2006. - Т. 15, вып. 3. - С. 69-80.
  7. Исаев Д.Н. Психосоматические расстройства у детей. - СПб.: Питер, 2000. - 508 с.
  8. Калачёва И.О., Карнаухова Е.Н. Психогенные расстройства у детей и подростков // Психиатр. и психофармакотерап. - 2003. - Т. 5, №1. - С. 23-25.
  9. Коркина М.В., Марилов В.В. Роль психосоматических циклов в генезе психосоматических заболеваний // Ж. неврол. и психиатр. им. С.С. Корсакова. - 1998. - Т. 98, вып. 11. - С. 30-32.
  10. Корнетов Н.А., Корнетов А.Н., Попова Г.А. Сравнительная оценка распространённости депрессивных расстройств в профильных отделениях соматического стационара // Социальн. и клин. психиатр. - 2006. - Т. 15, вып. 3. - С. 30-34.
  11. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие / Под. ред. Д.Я. Райгородского. - Самара: БАХРАХ, 1998. - 672 с.
  12. Сидоров П.И., Соловьёв А.Г., Новикова И.А. Психосоматическая медицина: руководство для врачей / Под ред. П.И. Сидорова. - М.: МЕДпресс-информ, 2006. - 568 с.
  13. Смулевич А.Б. Депрессии в общемедицинской практике. - М.: Берег, 2000. - 160 с.
  14. Старшенбаум Г.В. Психосоматика и психотерапия. - М.: Изд. института психотерапии и клинической психологии, 2006. - 275 с.
  15. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., Довженко Т.В. Концепция соматизации: история и современное состояние // Социальн. и клин. психиатр. - 2000. - №4. - С. 81-97.

© 2012 Marincheva L.P., Zlokazova M.V., Solov’ev A.G.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies