Features of the health state of abandoning mothers from the urban districts of Chelyabinsk region

Cover Page

Abstract


Aim. To study the incidence of abandoning mothers living in urban districts in order to reveal the diseases, which could possibly cause abandoning a child.

Methods. The source of information used was Form No. 96 “Birth History” during the period from 2009 to 2017 from archives of all city hospitals of 11 city districts of the region.

Results. On average, over the 9-year study period, among the mothers from urban districts morbidity rate was 2832.6±71.5 cases per 1000 of the corresponding contingent. By 2020, the morbidity rate is predicted to be 2583.3 cases per 1000 of the corresponding contingent. By 2020, a slow increase in the incidence rate of socially significant pathology among abandoning mothers is predicted: up to 928.1 cases per 1000 of the corresponding contingent, that is, 9 out of 10 women will be carriers of socially significant diseases.

Conclusion. The average morbidity rate among abandoning mothers is significantly higher than that of women in the control group; the fundamental difference in the morbidity of abandoning mothers is a higher average level of socially significant diseases (811.9±51.1 cases per 1000) compared to that among women in the control group (12.8 cases per 1000 of the corresponding contingent).


С возникновением классового общества появляется и так называемое социальное сиротство, когда дети лишаются попечения, поскольку их родители не желают исполнять свои обязанности: отказываются от ребёнка или устраняются от его воспитания [1–4]. Особое место среди социальных сирот занимают дети, от которых матери отказались непосредственно в учреждениях родовспоможения, дети, которые даже не знали своих родителей. Это явление в современных научных исследованиях получило название раннего социального сиротства. А самих новорождённых первоначально называли больничными сиротами, а затем — ранними социальными сиротами [5–7].

Социальное сиротство, ставшее, по выражению известного общественного деятеля Леонида Рошаля, упущением российского социума, с началом нового тысячелетия привлекло к себе внимание правительства, за которым последовало и значительное финансирование, прежде всего в рамках национального проекта «Здоровье». Однако в 10-е годы нынешнего века усилия акушерских и социальных служб перестали давать желаемый эффект. Вопреки существенному сокращению количества беременных, попадавших в группу потенциальных отказниц и потому становящихся объектом для профилактической работы, количество новорождённых, оставленных без попечения родителей, уменьшилось незначительно: c 0,3% всех новорождённых в 2011 г. до 0,23% в 2017 г. [8].

Последнее исследование, посвящённое раннему социальному сиротству в Челябинске как в типичном областном центре российского промышленного региона, было проведено главным акушером-гинекологом г. Челябинска О.В. Денисовым почти 10 лет назад. За этот период социально-медицинские характеристики матерей-отказниц претерпели самую существенную трансформацию [2].

Большинство представительниц данного контингента перестали быть чувствительны не только к психологическому воздействию, но и к стимулам материального характера. Экспертное сообщество из числа акушеров-гинекологов, психологов, перинатологов стало фиксировать случаи, когда экономические причины отказа от воспитания собственного ребёнка уходили на второй план, а ведущим мотивом становилось плохое состояние здоровья матери или новорождённого [9–12].

Результаты медико-социального и психологического исследования мотивов оставления женщинами собственных детей ещё в учреждениях родовспоможения, приведённые в наших ранних публикациях [13], также подтверждают неактуальность для большинства матерей экономических причин как основного мотива для отказа от новорождённого, в качестве такового роженицы всё чаще называют своё «плохое здоровье». В связи с этим был проведён детальный сравнительный анализ уровня и структуры заболеваемости матерей-отказниц и всех остальных беременных, закончивших беременность родами и взявших своих детей на воспитание.

Цель исследования: изучить заболеваемость матерей-отказниц, проживающих в городских округах Челябинской области, для выявления заболеваний, которые бы могли спровоцировать отказ матери от ребёнка.

Изучены уровень и структура общей заболеваемости всей генеральной совокупности матерей-отказниц — 675 женщин (основная группа), проживающих в городских округах Челябинской области. Полученные результаты сопоставляли с данными о заболеваемости с таким же количеством беременных, закончивших беременность родами и взявшими своих детей на воспитание (контрольная группа), также живущих на указанных территориях.

Отбор женщин контрольной группы осуществляли методом пар-копий. Критериями отбора были: год родов, возраст, место регистрации, количество родов, семейное положение женщин. Первичный материал формировали с помощью метода выкопировки данных из учётной формы №96 «История родов» для основной группы. Бланк выкопировки состоял из двух разделов, первый из которых включал информацию о матери: родильное учреждение, номер истории родов, дата, месяц и год рождения матери и ребёнка, место регистрации, семейное положение, профессия и место работы, исходы прошлых беременностей, диагнозы заболеваний, выявленных в период беременности, диагнозы осложнений, возникших при настоящих родах, предыдущий акушерский анамнез (количество беременностей и их исходы). Данные собирали за период с 2009 по 2017 гг.

Настоящее исследование одобрено этическим комитетом Южно-Уральского государственного медицинского университета (про­токол №5 от 26.05.2017).

Анализ статистических закономерностей, в том числе прогнозирование с использованием коэффициента аппроксимации и линии тренда, проведён с помощью пакета статистических программ Microsoft Office Excel 2003. Для определения статистической значимости различий или сходства показателей сравниваемых групп был применён расчёт ­непараметрического ­критерия Уилкоксона–Уайта для несвязанных совокупностей (Т). Различия признавали достоверными, если вычисленное значение Т было меньше табличного значения Т05. Для выяснения случайности или значимости изменений уровней показателей в динамике по годам исследования использован критерий итераций (Z). Значимость изменений уровней признавали достоверной, если вычисленный Z был меньше табличного Z05. Для всех перечисленных статистических критериев значение p <0,05 принимали статистически значимым.

В среднем за 9-летний период наблюдения в основной группе матерей уровень заболеваемости составил 2832,6±71,5 случая на 1000 соответствующего контингента (табл. 1). За период наблюдения этот большой показатель достоверно (Z <Z05; р <0,05) уменьшился: с 3636,4 случая на 1000 женщин основной группы в 2009 г. до 2714,4 случая в 2017 г. с темпом убыли 25,4%. В контрольной группе заболеваемость (табл. 2) уменьшилась с 1917,6 случая на 1000 соответствующего контингента в 2009 г. до 1183,6 случая в 2017 г., но внутри 9-летнего периода наблюдений изменения в отдельные годы имели разную скорость и направленность. В среднем за период наблюдения уровень заболеваемости женщин контрольной группы составляет 1635,2±85,1 случая на 1000 соответствующего контингента. Наблюдаемое снижение заболеваемости происходит у всех женщин обеих групп.

 

Таблица 1. Заболеваемость женщин основной группы из числа жительниц городских округов Челябинской области за 2009–2017 гг. (на 1000 соответствующего контингента)

Нозологическая форма

Шифр по

МКБ-10

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), неуточнённая

В24

55,6

38,5

34,5

55,6

47,6

227,3

142,9

Психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ

F10, F11, F17

727,3

444,4

538,5

448,3

611,1

285,7

545,5

538,4

428,6

Умственная отсталость неуточнённая

F79

55,6

95,2

Существовавшая ранее артериальная гипертензия, осложняющая беременность, роды и послеродовой период

О10

45,5

153,8

142,9

Вызванные беременностью отёки

О12.0

55,6

76,9

137,9

111,1

95,2

96,0

76,9

Преэклампсия, эклампсия

О14, О15

38,5

55,6

47,6

Венозные осложнения

О22

90,9

34,5

45,5

76,9

142,9

Инфекции мочеполовых путей

О23

111,1

153,8

103,4

142,9

45,5

71,4

Сахарный диабет

О24

 

47,6

71,4

Медицинская помощь матери при других установленных или предполагаемых патологических состояниях плода

О36

454,5

338,9

807,7

551,7

222,2

476,2

363,6

615,4

642,9

Другие болезни матери, осложняющие беременность, роды и послеродовой период,

в том числе:

О99

1636,4

500,0

692,3

517,2

388,9

666,7

409,1

461,5

500,0

– анемия

О99.0

545,5

55,6

307,7

172,4

285,7

90,9

230,7

71,4

– болезни эндокринной системы

О99.2

90,9

55,6

47,6

45,5

– болезни системы кровообращения

О99.4

90,9

38,5

95,2

Прочие состояния при беременности, родах и в послеродовой период, в том числе:

О00–О99

727,3

666,7

923,1

1000,0

722,2

1523,8

1000,0

1307,7

571,4

– туберкулёз, сифилис, инфекции, передаваемые половым путём, гепатит

О98.0–098,4

90,9

166,7

76,9

241,4

222,2

333,3

409,1

230,8

214,3

Травмы, отравления

S00–N98

55,6

69,0

90,9

Всего

 

3636,4

2283,5

3269,3

2896,5

2166,7

2427,9

2868,9

3230,6

2714,4

Примечание: МКБ-10 — международная классификация болезней 10-го пересмотра.

 

Таблица 2. Заболеваемость женщин контрольной группы, проживающих в городских округах Челябинской области, за 2009–2017 гг. (на 1000 соответствующего контингента)

Нозологическая форма

Шифр по
МКБ-10

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), неуточнённая

В24

10,5

9,2

11,8

11,5

11,4

14,8

14,6

15,8

15,7

Отёки, протеинурия и гипертензивные расстройства

О10, О12

О16

230,9

242,0

269,3

255,7

219,7

214,5

48,1

50,6

56,7

Преэклампсия, эклампсия

О11, О13–15

42,1

41,2

29,4

28,1

28,0

24,3

14,2

14,3

17,0

Кровотечение в ранние сроки беременности

О20

100,0

240,1

143,1

129,2

122,8

150,5

107,0

136,2

116,3

Венозные осложнения

О22

37,6

34,6

33,3

32,9

43,4

46,7

51,0

52,7

52,6

Инфекции мочеполовых путей

О23

156,0

131,8

361,3

240,1

135,5

125,1

101,5

100,9

103,0

Сахарный диабет

О24

1,6

1,3

2,2

2,2

3,8

12,3

31,7

36,3

58,6

Медицинская помощь матери при других установленных или предполагаемых патологических состояниях плода

О36

347,3

484,2

173,0

318,3

291,7

279,0

229,7

228,2

193,3

Ложные схватки

О47

362,0

261,0

335,1

244,9

239,9

245,1

131,2

138,5

130,7

Другие болезни матери, осложняющие беременность, роды и послеродовой период,

в том числе:

О99.0, О99.2,

О99.4

579,9

417,2

569,7

556,0

456,0

404,3

430,9

418,9

435,1

– анемия

О99.0

416,1

229,5

389,6

373,5

295,0

262,2

302,7

295,5

305,6

– болезни эндокринной системы

О99.2

18,3

45,5

39,4

38,9

37,9

42,5

56,2

58,7

64,8

– болезни системы кровообращения

О99.4

145,5

142,2

140,7

143,6

123,1

99,6

72,0

64,7

64,7

Прочие состояния при беременности, родах и в послеродовой период

О00–О99

49,7

113,4

132,9

102,2

39,3

31,7

12,3

10,2

4,6

Всего

1917,6

1976,0

2204,2

1921,1

1591,5

1548,3

1172,2

1202,6

1183,6

Примечание: МКБ-10 — международная классификация болезней 10-го пересмотра.

 

Прогноз заболеваемости для обеих популяций горожанок (рис. 1) указывает на то обстоятельство, что к 2020 г. разница в этом показателе только увеличится: у женщин основной группы заболеваемость прогнозируется на уровне 2583,3 случая на 1000, а у женщин контрольной группы — на уровне 899,3 случая на 1000 соответствующего контингента. Разница может составить 1684,0 случая на 1000.

 

Рис. 1. Прогноз заболеваемости матерей основной и контрольной групп из числа жительниц городских округов Челябинской области (на 1000 соответствующего контингента)

 

Анализ структуры и уровня заболеваемости женщин двух групп выявил, что различий у них значительно больше, чем общего. Так, у женщин основной группы 1-е место занимает патология, объединённая под шифром О36.5 «Недостаточный рост плода, требующий предоставления медицинской помощи матери», то есть это маловесный или малорослый плод и плацентарная недостаточность (табл. 3). Данные аномалии имеют долю в 17,5% и средний уровень в 497,0±50,1 случая на 1000 соответствующего контингента. За годы исследования уровень их распространённости вырос с темпом 141,5%. Указанная патология среди женщин контрольной группы занимает только 2-е место, практически вдвое уступая показателям основной группы. За годы исследования распространённость этих аномалий уменьшилась с темпом убыли 44,3%.

 

Таблица 3. Структура и уровень заболеваемость матерей основной и контрольной групп из числа жительниц городских округов Челябинской области за 2009–2017 гг.

Контингент

Нозологические формы, группы

Основная группа

Контрольная группа

Удельный вес, %

Уровень, М±m на 1000 соответственного контингента

Удельный вес, %

Уровень, М±m на 1000 соответственного контингента

Недостаточный рост плода, требующий предоставления медицинской помощи матери (О36.5)

17,5, 1-е место

497,0±50,1

17,2, 2-е место

282,7±25,3

Злоупотребление опиатами, алкоголем и прочими психоактивными веществами, умственная отсталость (F10, F11, F17, F79)

16,9, 2-е место

481,0±49,1

Не являются ведущей патологией, находятся в группе «Прочие»

Инфекционные и паразитарные болезни матери, осложняющие беременность, роды и послеродовой период (О98)

7,8, 3-е место

220,6±43,5

Не являются ведущей патологией, находятся в группе «Прочие»

Анемии (О99.0)

6,9, 4-е место

195,5±31,1

19,5, 1-е место

318,9±29,5

Инфекции мочеполовых путей при беременности (О23)

2,5, 5-е место

69,8±10,0

9,9, 5-е место

161,7±30,8

ВИЧ-инфекция (В24)

2,4, 6-е место

66,9±14,3

Не являются ведущей патологией, находятся в группе «Прочие»

Ложные схватки (О47)

Не являются ведущей патологией, находятся в группе «Прочие»

14,2, 3-е место

232,0±24,5

Отёки, протеинурия и гипертензивные расстройства (О10, О12, О16)

Не являются ведущей патологией, находятся в группе «Прочие»

10,8, 4-е место

176,9±40,4

Болезни системы кровообращения, осложняющие беременность, роды и послеродовой период (О99.2)

Не являются ведущей патологией, находятся в группе «Прочие»

8,5, 6-е место

138,4±11,1

Прочие

46,0

1301,8

19,9

324,6

Всего

100

2832,6±71,5

100

1635,2±85,1

Примечание: ВИЧ — вирус иммунодефицита человека.

 

В структуре заболеваемости женщин основной группы 2-е место с удельным весом 16,9% занимают болезни V класса «Психические расстройства и расстройства поведения». Преимущественно это злоупотребление опиатами, алкоголем и прочими психоактивными веществами (F10, F11, F17), но, кроме этого, в 2009 и 2014 гг. появляются случаи умственной отсталости неуточнённой (F79) в данной группе женщин. Для контрольной группы данная патология совершенно не актуальна, она регистрируется менее чем у 0,1% женщин данной группы.

В основной группе 3-е место с удельным весом 7,8% и средним уровнем в 220,6±43,5 случая на 1000 соответствующего контингента занимают нозологические формы, объединённые под шифром О98 «Инфекционные и паразитарные болезни матери, осложняющие беременность, роды и послеродовой период», а именно социально значимые заболевания: гепатиты С и В, сифилис, туберкулёз и инфекции, передаваемые половым путём. Несмотря на серьёзные изменения уровня данной патологии в отдельные годы, этот показатель за годы исследования вырос 2,4 раза. Для контрольной группы данная патология также неактуальна, поскольку она регистрируется у 0,3% женщин данной группы.

В основной группе на 4-м месте, имея средний уровень распространённости 195,5±31,1 случая на 1000 соответствующего контингента и долю 6,9%, находятся анемии беременных. За годы исследования происходит уменьшение их распространённости с темпом убыли 87,0%. Зато в контрольной группе это наиболее частая патология, её доля составляет 19,5% при среднем уровне в 1,6 раза выше, чем у женщин основной группы. Однако за период исследования показатели достоверно (Z <Z05) уменьшились: с 416,1 случая на 1000 соответствующего контингента в 2009 г. до 305,6 случая на 1000 в 2017 гг.

И только 5-е место в обеих структурах заболеваемости занимает одна и та же патология — инфекции мочеполовых путей при беременности (О23), но её уровень достоверно (р <0,05) выше у женщин контрольной группы. Их средний уровень составляет 161,7±30,8 случая на 1000 соответствующего контингента против 69,8±10,0 случаев у женщин основной группы. И удельный вес практически в 4 раза выше — 9,9% против 2,5%. Кроме этого у женщин контрольной группы, несмотря на серьёзные изменения уровня в отдельные годы, заболеваемость инфекциями мочеполовой сферы за период исследования достоверно снизилась (р <0,05): со 156,0 случаев на 1000 соответствующего контингента в 2009 г. до 103,0 случаев на 1000 в 2017 г., а у женщин основной группы уровни заболеваемости находятся в пределах случайных колебаний (р >0,05).

Совокупность видов ведущей патологии у женщин основной группы замыкает ВИЧ-инфекция (В24) с удельным весом 2,4%, а её заболеваемость составляет 66,9±14,3 случая на 1000 соответствующего контингента. За период исследования заболеваемость ВИЧ-инфекцией достоверно (р <0,05) выросла: с 55,6 случая на 1000 соответствующего контингента в 2010 г. (в 2009 г. она отсутствовала) до 142,9 случая в 2017 г. Темп роста составил 257,0%.

Уровень распространённости и удельный вес других групп и нозологических форм патологии, регистрируемых у женщин основной группы, невысок и не определяет общий уровень заболеваемости.

Отличительная особенность женщин основной группы — высокий суммарный уровень социально значимых заболеваний: психических болезней с тремя видами зависимости (наркотики, алкоголь и токсические химические вещества), гепатитов В и С, сифилиса, туберкулёза, ВИЧ-инфекции, инфекций, передаваемых половым путём. За период исследования доля матерей-отказниц, страдающих этой патологией, выросла в 1,5 раза.

К 2020 г. прогнозируется медленный рост уровня заболеваемости данной патологией у женщин основной группы: до 928,1 случая на 1000 соответствующего контингента, то есть 9 из 10 данных женщин будут носительницами болезней с высоким риском девиантного материнства (рис. 2).

 

Рис. 2. Прогноз заболеваемости болезнями с высоким риском девиантного материнства у матерей основной и контрольной групп из числа жительниц городских округов Челябинской области (на 1000 соответствующего контингента)

 

У женщин контрольной группы в те же сроки прогнозируется уровень данной патологии всего в 18,6 случая на 1000 соответствующего контингента, то есть соотношение между количеством матерей-отказниц и женщинами контрольной группы, имеющими подобные заболевания, составит 50 к 1.

Выводы

1. Принципиальное отличие заболеваемости женщин основной группы — более высокий средний уровень той части социально значимых болезней, которые бывают либо следствием ведения нездорового образа жизни, либо его причинами (психические болезни с тремя видами зависимости, гепатиты В и С, сифилис, туберкулёз, инфекция, вызванная вирусом иммунодефицита человека, инфекции, передаваемые половым путём) — 811,9±51,1 случая на 1000 матерей-отказниц по сравнению с показателем женщин контрольной группы, у которых этот уровень 12,8 случая на 1000 соответствующего контингента (р <0,05).

2. Даже без учёта той части социально значимых болезней, которая обусловливает высокий риск девиантного материнства, средний уровень заболеваемости у матерей-отказниц существенно выше, чем у женщин контрольной группы — 2020,8 случая заболеваний на 1000 матерей-отказниц против 1622,4 случая на 1000 у женщин контрольной группы (р <0,05).

 

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов по представленной статье.

A Yu Markina

South Ural State Medical University

Author for correspondence.
Email: markina_alenka@mail.ru

Russian Federation, Chelyabinsk, Russia

  1. Denisov O.V. Medical and social aspects of “social orphanhood” and peculiarities of implementation of the National project “Health” by the obstetric and gynecological service in solving this problem. Ural'skiy meditsinskiy zhurnal. 2009; (10): 313–139. (In Russ.)
  2. Denisov O.V., Kazachkova E.A. Pervichnaya profilaktika rannego sotsial'nogo sirotstva. Metodicheskie rekomendatsii dlya vrachey. (Primary prevention of early social orphanhood. Guidelines for doctors.) Chelyabinsk. 2009; 20 р. (In Russ.)
  3. Kozhevnikova E.I. Social orphanhood in today’s Russia: the situation and determinants. Vestnik RUDN, seriya “Sotsi­ologiya”. 2013; (2): 41–50. (In Russ.)
  4. Kramchaninova N.V. Basic approaches to study of problem of homelessness and neglect in modern Russia. Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2012; (2): 107–110. (In Russ.)
  5. Vasil'ev A.Yu. Social orphanhood as a phenomenon of modern Russian society: on the materials of sociological research in the Republic of Bashkortostan. PhD thesis. Ufa. 2007; 151 р. (In Russ.)
  6. Katachkova E.A., Denisov O.V. Pervichnaya profilaktika rannego sotsial'nogo sirotstva. Metodicheskie rekomendatsii dlya vrachey. (Primary prevention of early social orphanhood. Methodological guide for doctors.) Chelyabinsk. 2009; 20 р. (In Russ.)
  7. Farrakhov A.Z., Ignashina E.G., Sadykov M.M. et al. Experience of the Republic of Tatarstan in the implementation of early intervention model to support infants with developmental disorders and disabilities . Kazanskiy medi­tsinskiy zhurnal. 2014; 95 (5): 697–702. (In Russ.)
  8. Data on revealing and arrangement of orphans and children left without parents’ care. From No. 103-RIK. (In Russ.)
  9. Akembetova A.V. The “cuckoo” phenomenon as a social problem. Sotsiologiya. 2013; (2): 37–39. (In Russ.)
  10. Kostenko M.A. Social determinants of leaving children after their birth: a case study. Mir nauki, kul'tury i obrazovaniya. 2014; (3): 313–315. (In Russ.)
  11. Kostenko M.A. loss of parental care of young children: psychosocial factors of abandoned newborns. Filosofiya social'nykh kommunikatsiy. 2014; (2): 114–120. (In Russ.)
  12. Yarskaya-Smirnova E.R., Teper G.A., Grek N.V. Abandoned children: problems of prevention of early social orphanhood. Zhenshchina v rossiyskom ob­shchestve. 2008; (3): 31–48. (In Russ.)
  13. Markina A.Yu., Denisov O.V. Characteristics of morbidity of women who have completed pregnancy in childbirth, and its features in mothers who left children without parental care during the implementation of the program “Health”. V mire nauchnykh otkrytiy. 2015; (7): 138–146. (In Russ.)

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 27

PDF (Russian) - 18

Cited-By


PlumX


© 2019 Markina A.Y.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.


Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-75008 от 1 февраля 2019 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies