Peculiarities of producing soluble leukocyte antigen 2 by neutrophils and its immunoregulatory effect in late gestosis

Cover Page


Cite item

Abstract

The data suggesting the increase of secretion of soluble lenkocyte antigen-2 by neutrophils in late gestosis of SLA-2 are given. The soluble leukocyte antigen-2 has in its turn an immunomodulating effect on producing the factor inhibiting leukocyte migration by lymphocytes. The possible involvement of neutrophils in pathogenesis of late gestosis is considered.

Full Text

Поздний ОПГ-гестоз занимает в настоящее время ведущее место в структуре осложнений беременности, являясь одной из основных причин ^перинатальной и материнской заболеваемости и смертности [10]. Трудности диагностики и лечения ОПГ-гестоза, без сомнения, в первую очередь связаны со сложностью его патогенеза. В литературе существует много теорий, объясняющих патогенез позднего гестоза, основанных на патологических изменениях в той или иной функциональной системе, в том числе и в иммунной [3, 13]. У женщин с поздним гестозом описаны нарушения функциональной активности Т-лимфощитов, гиперактивация В-клеточного звена иммунитета [4, 5], что позволило предположить развитие патологического иммунного ответа на антигены почек, которые имеют структурное сходство с антигенами плода [2]. Вероятно, это обусловлено нарушениями ранних этапов распознавания и презентации антигенов, ведущую роль в которых играют фагоциты. Однако прямых доказательств участия фагоцитов, в частности нейтрофилов, в развитии позднего гестоза до сих пор не получено.

К настоящему времени установлено, что нейтрофилы принимают участие в иммунных реакциях опосредованно через продукцию ими целого ряда таких цитокинов, как интерлейкин-1, 6, 8, фактор некроза опухоли — альфа и др. [8]. Гораздо менее изучена иммунорегуляторная роль специфических нейтрофильных факторов, к числу которых относится растворимый антиген лейкоцитов-2 (РАЛ-2) [6]. Данный гликопротеид имеет молекулярную массу, равную 90 кд, устойчив к ферментативным воздействиям, что может свидетельствовать о его участии в воспалительных процессах в очаге деструкции [7]. Косвенным доказательством участия РАЛ-2 в иммунных процессах является значительное повышение его сывороточной концентрации при ряде заболеваний с иммунной этиологией (ревматоидный артрит, псориаз) [6]. Однако наряду с предположениями о его иммуномодулирующей роли в организме существует гипотеза, согласно которой РАЛ-2 — это структурный элемент нейтрофилов, выделяющийся в окружающую среду при разрушении последних, например, в процессе аутоиммунной атаки [6].

Имеются сведения о повышении сывороточной концентрации РАЛ-2 и при позднем гестозе [1]. Выявление конкретных механизмов поступления РАЛ-2 в сыворотку крови и его иммунорегуляторного действия могло бы расширить наши представления о патогенезе позднего гестоза.

Целью данной работы было установить особенности продукции нейтрофилами РАЛ-2 и определить его действие на функциональную активность лимфоцитов при позднем ОПГ-гестозе.

Материалом для исследования служила гепаринизированная венозная кровь, взятая у 30 женщин с физиологической беременностью и у 25 — с поздним гестозом. Обогащенную популяцию лимфоцитов и нейтрофилов выделяли стандартным методом скоростного центрифугирования в двойном градиенте плотности фиколлверографина.

Для изучения секреторной активности нейтрофилов при ОПГ-гестозе получали супернатанты (СН) 1, 6 и 24-часовых культур обогащенных популяций нейтрофилов в периферической крови у женщин с неосложненной беременностью III триместра или у женщин с поздним гестозом. Нейтрофилы культивировали при 37°С без стимуляции или в присутствии частиц неопсонизированного латекса, зимозана и белков комплемента (Difco, USA). Жизнеспособность нейтрофилов, определяемая по окрашиванию трипановым синим, в течение всего инкубационного периода практически не менялась, оставаясь высокой (85-95%).

В полученных СН определяли содержание РАЛ-2 методом двойной иммунодиффузии в агаре по Оухтерлони (1958). Предел чувствительности используемых тест-систем составлял 1 мкг/мл (тест-системы были любезно предоставлены заведующим лабораторией иммунохимии Московского НИИ физико-химической медицины доктором медицинских наук Д.Д. Петруниным).

Для определения иммунорегуляторного действия РАЛ-2 изучали влияние чистого его препарата на продукцию лимфоцитами фактора, ингибирующего миграцию лейкоцитов (МИФ) в реакции торможения миграции лейкоцитов (прямой капиллярный метод) [4]. РАЛ-2 использовали в концентрации, близкой к физиологической (5 мкг/мл) [11]. Чистый препарат РАЛ-2 был предоставлен для работы Д.Д. Петруниным.

Статистическую обработку данных производили с помощью набора стандартных математических программ “Статграф”, достоверность изменений вычисляли по t-критерию Стьюдента.

Содержание РАЛ-2 в супернатантах 1, 6 и 24-часовых культур нейтрофилов в периферической крови у женщин с физиологической беременностью и поздним гестозом приведено в табл. 1.

 

Таблица1. Содержание РАЛ-2 (мкг/мл) в супернатантах культур нейтрофилов в периферической крови у беременных различных сроков инкубации

Обследованные группы

1-часовой СН

6-часовой СН

Р

24-часовой СН

Р

Женщины

С неосложненной беременностью

6,58±1,96

10,17±3,32

> 0,05

12,50±1,71

<0,05

(n = 12)

(n = 6)

 

(n = 10)

 

С поздним гестозом

8,38±2,18

17,50±2,50

<0,05

30,63±8,78

<0,05

(n = 8)

(n = 4)

 

(n = 8)

 

Примечание. Р — по сравнению с 1-часовым СН.

 

Анализ полученных результатов показал, что в СН нейтрофилов как у здоровых беременных, так и у женщин с гестозом концентрация РАЛ-2 повышалась со сроком инкубации нейтрофилов: минимальное содержание РАЛ-2 отмечалось в 1-часовых СН, максимальное — в 24-часовых СН. При этом накопление РАЛ-2 в СН нейтрофилов у женщин с гестозом происходило интенсивнее, и уже в 6-часовом СН концентрация РАЛ-2 увеличивалась в 2 раза по сравнению с таковой в 1-часовом СН (Р <0,05). В СН нейтрофилов в периферической крови у женщин с физиологической беременностью достоверное повышение содержания РАЛ-2 по сравнению с таковым в 1-часовом СН отмечалось лишь в 24-часовом СН (Р <0,05). Во всех случаях концентрация РАЛ-2 в СН нейтрофилов у женщин с ОПГ-гестозом превышала таковую в СН нейтрофилов у здоровых беременных. В 24-часовых СН эти различия имели достоверный характер (Р <0,05). Увеличение содержания РАЛ-2 в СН происходило, очевидно, в результате активного секреторного процесса, усиливающегося при позднем гестозе, а не за счет пассивного выделения РАЛ-2 во внешнюю среду в результате гибели клеток при инкубации, так как жизнеспособность нейтрофилов в течение инкубационного периода не менялась и в обеих исследуемых группах составляла 85—95%.

Для уточнения механизмов секреции нейтрофилами РАЛ-2 была изучена динамика содержания РАЛ-2 в 1-часовом СН нейтрофилов у здоровых беременных под действием веществ, являющихся традиционными активаторами фагоцитов — зимозана, неопсонизированного латекса и белков комплемента (табл. 2).

 

Таблица 2. Влияние различных стимуляторов на содержание РАЛ-2 в 1-часовом СН нейтрофилов у здоровых беременных

Стимуляторы

N

Содержание РАЛ-2, мкг/мл

Р

Среда 199 (контроль)

12

6,58±1,96

 

Зимозан

5

2,60±0,98

>0,05

Латекс

5

14,00±2,45

<0,05

Комплемент

5

18,33±4,77

<0,05

Примечание. Р — по сравнению с контролем; n — количество исследований.

 

Было установлено, что зимозан несколько ослаблял продукцию нейтрофилами РАЛ-2 (Р>0,05), а латекс и белки комплемента достоверно усиливали ее (Р <0,05 в обоих случаях), причем эффект был наиболее выражен при стимуляции комплементом. Таким образом, процесс секреции нейтрофилами РАЛ-2 усиливается как при неспецифической (латекс), так и при специфической (комплемент) стимуляции нейтрофилов у беременных.

Для определения роли РАЛ-2 в иммуных реакциях мы изучали действие РАЛ-2 на функциональную активность лимфоцитов при беременности на модели продукции лимфоцитами периферической крови у здоровых беременных и у женщин с поздним гестозом фактора, ингибирующего миграцию лейкоцитов (МИФ). Полученные результаты приведены в табл. 3.

Лимфоциты у здоровых беременных отвечали нормальной продукцией МИФ в ответ на стимуляцию митогеном ФГА, в то время как у женщин с гестозом выработка медиатора под действием ФГА отсутствовала. Сам РАЛ-2 не индуцировал продукцию МИФ женщин с неосложненной беременностью, но стимулировал его продукцию лимфоцитами у женщин с гестозом.

Действие РАЛ-2 на продукцию медиатора стимулированными лимфоцитами также зависело от функционального состояния последних. Так, у женщин с физиологической беременностью при нормальном ответе лимфоцитов на действие митогена РАЛ-2 супрессировал индуцирующее действие ФГА, а у женщин с гестозом, у которых изначально отсутствовал ответ лимфоцитов на ФГА, добавление РАЛ-2 в культуральную среду, содержащую ФГА, оказывало стимулирующее действие на выработку МИФ.

Таким образом, при позднем гестозе на фоне повышения секреции нейтрофилами РАЛ-2 имеет место сенсибилизация лимфоцитов к данному фактору, который, в свою очередь, оказывает иммуномодулирующее действие на выработку МИФ, зависящее от исходного уровня активности лимфоцитов.

Полученные нами результаты свидетельствуют о том, что при гестозе усиливаются продукция и секреция нейтрофилами РАЛ-2. Это согласуется с литературными данными об увеличении сывороточной концентрации РАЛ-2 при этой патологии, возрастающей с тяжестью заболевания [12]. При этом, повидимому, секреция РАЛ-2 зависит от функционального состояния клеток и усиливается при стимуляции нейтрофилов, обусловленной, в первую очередь, комплементом, а возможно, и другими ферментными системами плазмы (такими, как кининогеназная система, система свертывания крови и др.), с которыми нейтрофилы тесно взаимодействуют [5], то есть является лигандзависимым процессом.

 

Таблица 3. Влияние РАЛ-2 на выработку МИФ нестимулированными и стимулированными ФГА лимфоцитами у беременных

Группы обследованных

N

ФГА, МИ, %

РАЛ-2, МИ, %

РАЛ-2 + ФГА, ми, %

Женщины

С неосложненной беременностью

20

76,88±5,21

97,87±9,00

87,73±7,23

С поздним гестозом

18

113,33±17,13

47,54±9,23

46,00±11,13

Примечание. МИ — миграционный индекс.

 

Известно, что при позднем гестозе происходит значительное нарушение микроциркуляции, проявляющееся в развитии гиперкоагуляции, синдрома ДВС [9]. Вероятно, общее нарушение гомеостаза при гестозе вызывает значительную активацию нейтрофилов, которые отвечают на стимуляцию усиленной секрецией РАЛ-2 в кровь. Сенсибилизация лимфоцитов к РАЛ-2 при гестозе на фоне его выраженного иммуномодулирующего действия на продукцию лимфоцитами одного из главных медиаторов воспаления — МИФ, по-видимому, может вызывать и/или поддерживать процессы, приводящие к патологическому повреждению различных органов и тканей, в первую очередь почечных гломерул, аутоиммунного характера.

Складывается впечатление, что нейтрофилы принимают активное участие в сложной цепи патогенетических процессов, приводящих к развитию позднего ОПГ-гестоза. Повышенная секреция нейтрофилами РАЛ-2 в результате активации ферментных систем плазмы при позднем гестозе обусловливает продукцию лимфоцитами важного медиатора воспаления, что, в свою очередь, может приводить к развитию деструктивных процессов уже в различных органах и тканях.

Выводы

  1. Выделение нейтрофилами РАЛ-2 во внешнюю среду происходит в результате активного секреторного процесса, который становится более интенсивным при позднем ОПГ-гестозе.
  2. Секреция нейтрофилами РАЛ-2 усиливается при стимуляции нейтрофилов как неспецифическими (латекс), так и специфическими (белки комплемента) факторами.
  3. При позднем гестозе РАЛ-2 индуцирует выработку МИФ нестимулированными лимфоцитами и оказывает иммуномодулирующее действие на продукцию этого медиатора лимфоцитами у здоровых беременных и у женщин с гестозом, зависящее от исходного уровня функциональной активности лимфоцитов.
×

About the authors

N. Y. Sotnicova

Ivanovo State Medical Academy; Ivanovsky Research Institute of Motherhood and Childhood named after V.N. Gorodkov

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com

Department of Obstetrics and Gynecology

Russian Federation, Ivanovo; Ivanovo

Y. S. Antsiferova

Ivanovo State Medical Academy; Ivanovsky Research Institute of Motherhood and Childhood named after V.N. Gorodkov

Email: info@eco-vector.com

Department of Obstetrics and Gynecology

Russian Federation, Ivanovo; Ivanovo

L. G. Sotnikova

Ivanovo State Medical Academy; Ivanovsky Research Institute of Motherhood and Childhood named after V.N. Gorodkov

Email: info@eco-vector.com

Department of Obstetrics and Gynecology

Russian Federation, Ivanovo; Ivanovo

A. V. Kudryashova

Ivanovo State Medical Academy; Ivanovsky Research Institute of Motherhood and Childhood named after V.N. Gorodkov

Email: info@eco-vector.com

Department of Obstetrics and Gynecology

Russian Federation, Ivanovo; Ivanovo

A. G. Eilimonov

Ivanovo State Medical Academy; Ivanovsky Research Institute of Motherhood and Childhood named after V.N. Gorodkov

Email: info@eco-vector.com

Department of Obstetrics and Gynecology

Russian Federation, Ivanovo; Ivanovo

D. D. Petrunin

Ivanovo State Medical Academy; Ivanovsky Research Institute of Motherhood and Childhood named after V.N. Gorodkov

Email: info@eco-vector.com

Department of Obstetrics and Gynecology

Russian Federation, Ivanovo; Ivanovo

References


© 1999 Sotnicova N.Y., Antsiferova Y.S., Sotnikova L.G., Kudryashova A.V., Eilimonov A.G., Petrunin D.D.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies