Our experience with transthoracic operations on the cardia and esophagus

Cover Page


Cite item

Abstract

Over the past 7-10 years, transthoracic surgery has emerged from the walls of clinics and has become increasingly used in peripheral hospitals.

Full Text

За последние 7—10 лет трансторакальные операции вышли из стен клиник и стали все шире применяться в периферийных больницах.
Первая трансторакальная операция была произведена нами в декабре 1948 г. по поводу рака кардии, и к настоящему времени мы располагаем 41 наблюдением. По* поводу так называемого кардиоспазма оперировано 5; все под местным обезболиванием; по поводу рака пищевода — 11, из них радикально — только 2 (умер 1); по поводу рака кардии — 25, из них радикально—17 (умерло 3). 4 больных оперированы под наркозом. Таким образом, радикальная операбельность рака указанной локализации составила на нашем материале 52,7%. (А. А. Полянцев приводит цифру операбельности в 50%).
В литературе нет единого мнения о необходимости наложения пневмоторакса перед операцией. В. И. Казанский, Лимберг считают его необходимым. Б. В. Петровский же пишет: «Наши весьма многочисленные наблюдения убедили нас в полной безопасности хирургического пневмоторакса при условии принятия соответствующих мер профилактики. В процессе работы мы постепенно стали отходить от наложения искусственного пневмоторакса перед операцией. Мы стали вскрывать грудную полость так же, как и брюшную, без специальной подготовки и не наблюдали при этом снижения давления и декомпенсации дыхания» [3].
С 1952 г. мы стали оперировать без предварительно наложенного искусственного пневмоторакса и убедились в правильности выводов Петровского.
Непосредственно перед операцией мы всегда производим двухстороннюю шейную вагосимпатическую блокаду.
Оперируем при положении больного на правом боку на специальной подставке, которая позволяет иметь совершенно свободной правую руку больного для систематического измерения кровяного давления, контроля пульса и пр. Капельное переливание крови и других жидкостей в вену стопы или голени производится в продолжение всей операции
В межреберные промежутки обязательно вводим спирт с новокаином для. предотвращения послеоперационных болей.
По поводу кардиоспазма большинство авторов считает операцией выбора эзофагогастроанастомоз по Гейровскому—Юдину.
По поводу этого заболевания нами оперировано 5 человек. В 4 случаях был наложен линейный эзофагогастроанастомоз, в 1 —У-об- разный в модификации Юдина. Все оперированы транстор акал ьно под местным обезболиванием с хорошим непосредственным эффектом. У одного через 3 года после операции вернулись все прежние симптомы.
По поводу рака кардии и пищевода мы сделали 19 радикальных операций. Из них в 14 случаях операция была закончена внутригрудным эзофагогастроанастомозом, а в 5 случаях — эзофагоеюноанастомозом. Непосредственно после операции умерли: от недостаточности анастомоза — 3; от абсцедирующей пневмонии — 1.
В 1952 г. мы укрепляем внутригрудной анастомоз диафрагмальным лоскутом по Б. В. Петровскому. Впервые применив это предложение при резекции кардии, мы совершили ошибку, взяв короткий лоскут, которого хватило только на переднюю губу анастомоза.
На 12 день после операции обнаружена была недостаточность анастомоза. Больной умер. На вскрытии было обнаружено, что лоскут прочно сросся с пищеводом и желудком; на задней стороне, где не было лоскута, анастомоз разошелся.
После этого случая мы 11 раз применяли диафрагмальный лоскут с неизменным успехом. Но однажды нам еще раз пришлось убедиться в прочности анастомоза, укрепленного диафрагмальным лоскутом.
22 сентября 1953 г. после резекции пораженного участка пищевода был наложен эзофагогастроанастомоз на уровне 8 грудного позвонка, и анастомоз укреплен диафрагмальным лоскутом.
Гладкое послеоперационное течение. Так как у больного полностью отсутствовали зубы, ему была запрещена твердая пища до изготовления зубного протеза.
На 20-й день, перед выпиской, больной внезапно не стал глотать даже воду. Рентгеноскопически обнаружена полная непроходимость анастомоза. Выяснилось, что больной проглотил 3 куска вареного мяса, не разжевывая.
При помощи эзофагоскопа было извлечено 3 куска мяса общим весом 50 г. Проходимость полностью восстановилась.
Такая грубая манипуляция, как трехкратное введение эзофагоскопа, на 3-й неделе после операции прошла благополучно.
Торакотомий при неудалимых раках мы сделали 17. При этих операциях осложнений не было.
Следовательно, из 36 случаев рака кардии и пищевода радикальные операции произведены 19 больным.
Из них 4 умерли непосредственно от послеоперационных осложнений, что составляет 21%.
Из выживших после операции контролю подверглись 6; из них через 5 лет жив 1; через 3 с половиной года жив 1; через 2 года — живы 2; через 1 год и менее — 2.
Б. В. Петровский в своей монографии «Хирургическое лечение рака пищевода и кардии» указывает, что на 90 операций он имел 22 смерти^ что составляет 24,5%.
Вышеизложенное позволяет нам сделать следующие выводы:
1.При кардиоспазме следует переходить к более радикальным мето** дам — резекции кардии.
2.Операбельность при раке кардии и пищевода у нас еще очень незначительна, причиной чего мы считаем запоздалую диагностику.
3.Применение диафрагмального лоскута значительно увеличивает надежность внутригрудного анастомоза.

×

About the authors

M. Ya. Sokolov

Zlatoust city hospital

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation, Zlatoust

E. G. Schmaus

Zlatoust city hospital

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation, Zlatoust

References


© 1958 Sokolov M.Y., Schmaus E.G.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies