On isolated injuries to the pancreas

Abstract

Isolated pancreatic injuries in closed abdominal trauma are relatively rare. Only isolated cases have been described in the national and foreign literature. The attention of surgeons is attracted by the difficulties of diagnosis and treatment. The clinical picture of closed pancreatic injuries is mainly dominated by the symptoms of shock, relatively rapidly developing peritonitis, and internal bleeding.

Full Text

Изолированные повреждения поджелудочной железы при закрытых травмах живота встречаются сравнительно редко. В отечественной и зарубежной литературе описаны лишь единичные наблюдения. Внимание хирургов это страдание привлекает в связи с трудностями диагностики и лечения.

В клинической картине закрытых повреждений поджелудочной железы превалируют в основном, симптомы шока, сравнительно быстро развивающегося перитонита и внутреннего кровотечения.

Мы установили изолированные повреждения поджелудочной железы у 4 (1,26%) из 318 больных, поступивших в отделение неотложной хирургии с закрытыми травмами живота.

Приводим некоторые наши наблюдения.

1. Н., 15 лет, поступил 21/1 1960 г. по поводу закрытой травмы живота. Резкие боли в эпигастрии, рвота. Температура 37,8°, пульс 100, АД 110/65. Положение вынужденное — на левом боку. При перемене положения боли усиливаются. Живот отстает в акте дыхания, определяется умеренно выраженное напряжение слева и резкое — в правом верхнем квадранте. Симптомы раздражения брюшины отсутствуют. Гем.— 90 ед., Л.— 13 000, п.— 12%, с.— 74%, м.— 6%, л.— 8%. При рентгеноскопии грудной п брюшной полости патологии не найдено. Спустя 2 часа стали четко проявляться симптомы раздражения брюшины. Л.— 15 000, п.— 23%, с.— 66%, м.— 5%, л.— 6%.

Экстренная лапаротомия. В брюшной полости серозно-геморрагическая жидкость, брюшина пиперемирована, большой сальник отечен, сморщен. На брыжейке, брюшине и сальнике пятна жирового некроза. Массивное кровоизлияние в корень брыжейки поперечноободочной кишки и малый сальник. Значительный участок кровоизлияния в области головки поджелудочной железы. После рассечения брюшины над железой ее ложе инфильтрировали раствором новокаина с антибиотиками. Подвели дренаж и отгораживающие тампоны. Диастаза мочи в день операции— 1028 ед., на 5-й день—128 ед., в последующие — 64 ед. Выздоровление.

2. В., 22 лет, поступил 13/VII 1960 г. по поводу закрытой травмы живота и сотрясения головного мозга. Состояние удовлетворительное, температура 37,4°, АД 130/70, пульс 80. Живот в акте дыхания участвует, пальпаторно определяется умеренная болезненность правой половины живота.

Гем.—82 ед., Л.— 14500, п.— 4%, с.— 85%, м.— 4%, л.— 7%. Спустя 6 часов после поступления состояние резко ухудшилось: усилились боли, появилось выраженное напряжение передней брюшной стенки.

Экстренная лапаротомия. В брюшной полости небольшое количество геморрагической жидкости. Массивное кровоизлияние в области брыжейки поперечноободочной кишки. На сальнике и брюшине пятна жирового некроза. В области тела поджелудочной железы поверхностное повреждение ткани железы.

Ложе железы инфильтрировали раствором новокаина с антибиотиками, подвели дренаж и тампоны к месту повреждения. После операции диастаза мочи — 128 ед., диастаза жидкости брюшной полости — 2048 ед. Послеоперационное течение осложнилось образованием панкреатического свища. Лечение консервативное. Выздоровление.

Исходом травматического повреждения поджелудочной железы при закрытой травме живота может быть образование кисты, что подтверждает одно из наших наблюдений.

3. С., 29 лет, поступил 3/XI 1965 г. по поводу закрытой травмы живота. Состояние удовлетворительное, АД 120/70, пульс 68. Живот мягкий, болезнен, симптомы раздражения брюшины отсутствуют. В течение последующих 9 дней больного продолжали беспокоить боли в эпигастрии. На 10-й день при продолжающихся болях в животе в эпигастрии стало определяться болезненное опухолевидное образование с четкими границами. Диагностирована травматическая киста поджелудочной железы. 19/XI 1965 г. больной был оперирован. Диагноз подтвердился. Вследствие выраженного спаечного процесса радикальная операция оказалась невыполнимой. Произведена марсупиализация. Сформировавшийся свищ закрылся самостоятельно через 2 месяца. Выздоровление.

Таким образом, клиническая картина изолированного повреждения поджелудочной железы не имеет каких-либо патогномоничных симптомов. Диагностика практически может быть только операционной.

Повышение диастазы мочи следует считать безусловно характерным признаком повреждения поджелудочной железы.

У всех наших больных наблюдалась клиническая картина двухфазного разрыва поджелудочной железы. При сравнительно удовлетворительном состоянии больных во время поступления спустя 6—24 и более часов внезапно ухудшалось общее состояние и развивался синдром «острого живота».

×

About the authors

A. F. Ageev

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

F. V. Novikov

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

S. S. Kurbanaeva

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

References


© 1971 Ageev A.F., Novikov F.V., Kurbanaeva S.S.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies