Liver function and cortisol metabolism in Icenko-Cushing's disease

Cover Page

Abstract


The influence of glucocorticoids on the development and course of pathological conditions in the liver has received increasing attention. Numerous clinical and experimental studies have shown that an excess of glucocorticoids leads to significant changes in the functional activity and morphological structure of the liver.


Full Text

Вопросу о влиянии глюкокортикоидов на развитие и течение патологических состояний в печени уделяется все больше внимания. Многочисленными клиническими и экспериментальными исследованиями показано, что избыток глюкокортикоидов приводит к существенным изменениям функциональной активности и морфологической структуры печени [2, 3, 5, 13].

Как известно, метаболизм кортизола осуществляется главным образом в печени. Скорость превращения кортизола зависит от ряда факторов, среди которых большое значение имеет функциональное состояние печени [12, 15]. В связи с отсутствием единого мнения о влиянии кортакостероидов на функциональное состояние печени нам казалось целесообразным изучить взаимозависимость между некоторыми показателями функционального состояния печени и глюкокортикоидной функцией коры надпочечников у страдающих болезнью Иценко — Кушинга. Мы исследовали поглотительно-экскреторную функцию печени и метаболизм кортизола у 4 мужчин и 22 женщин с болезнью Иценко — Кушинга в возрасте от 16 до 54 лет и длительностью заболевания от 1 года до 8 лет. По активности патологического процесса больные были разделены на 2 группы. В 1-ю вошли 20 больных в активной стадии заболевания, во 2-ю — 6 больных в состоянии клинической ремиссии, наступившей после рентгенотерапии или введения иттрия-90 в область турецкого седла. Контрольную группу составили 20 здоровых лиц.

Для изучения функции печени мы использовали радиологический метод исследования, диагностическая ценность которого значительно выше соответствующих печеночных проб [1, 4, 10]. Исследование поглотительно-экскреторной функции печени проводили с бенгальским розовым, меченным J131, при помощи трехканального радиографа УРУ-64. Меченый бенгальский розовый вводили внутривенно в физиологическом растворе (не более 0,3 мл) с общей активностью не выше 20 мк. Методика проведения исследования не отличалась от общепринятой. Для анализа полученных кривых мы пользовались показателями Au — средней интенсивности накопления бенгальского розового полигональными клетками печени, Тмакс.— временем наступления максимальной радиоактивности в печени, T1/2—временем периода полувыведения бенгальского розового из крови, tK—к —временем появления радиоактивности в кишечнике.

Показатель -Ai3 (средняя интенсивность накопления) предложен M. Н. Фатеевой (1966). A13 отражает степень повышения регистрируемой радиоактивности в печени в течение 10 мин. исследования начиная с 3-й мин. записи кривой. При этом разность амплитуд кривой между точками, соответствующими 13 и 3-й минутам в миллиметрах, делят на соответствующий интервал времени (10 мин.). Полученная величина выражается в процентах.

Расчет производят по формуле:

А13= С13 – С313 – Т3 х 100 (%),

где А13 —средняя интенсивность накопления красителя в печени за промежуток времени от 3 до 13-й мин. исследования; C13 — амплитуда кривой в точке, соответствующей 13-й мин. исследования; С3 амплитуда кривой, соответствующая 3-й мин. T13 — Т3 — интервал времени между указанными точками кривой.

Величины показателей A13, ТМакс., T1/2, tK —к в контрольной группе практически не отличались от данных нормы других авторов [7, 9, 14].

Для изучения глюкокортикоидной функции коры надпочечников мы использовали метод тонкослойной хроматографии по Адамек и соавт. и модификации К. В. Дружининой. При фракционном разделении 17-оксикортикостероидов в суточной моче определяли тетрагидрокортизол (THF), тетрагидрокортизон (THE), свободный кортизол (F), свободный кортизон (Е) и отношение кортизола к кортизону (F/E). Данные исследования суммированы в табл. 1 1и 2.

В активной стадии заболевания радиоизотопная гепатография позволила выявить резкое угнетение поглотительной функции печени. Об этом свидетельствует снижение средней интенсивности поглощения бенгальского розового J131 у большинства больных. Ai3 в отдельных случаях достигала 60—25% при норме 120,4±8,4%. Понижение средней интенсивности поглощения отражает патологические изменения функции печени, нарушение поглотительной способности полигональных клеток печени [8].

О значительных изменениях поглотительной и экскреторной функций печени у лиц с активной стадией болезни Иненко-Кушинга свидетельствует выраженное увеличение ТмаКс., Т1/2 и tK—к по сравнению с контролем в среднем у 70% больных.

Анализ показывает, что используемые нами тесты достаточно отражают изменение функциональной активности полигональных клеток печени, так как результаты контроля полностью совпадали с литературными данными.

Мы убедились, что существует параллелизм между глюкокортикоидной функцией коры надпочечников и показателями радиоизотопной гепатографии. У большинства страдающих болезнью Иценко— Кушинга (у 17 из 20) выделение свободного кортизола значительно превышает границы нормы. В среднем содержание кортизола равнялось 0,80 мг/сутки, что в 4,0 раза выше верхней границы нормы. Наши данные согласуются с результатами других авторов [6, 11]. Повышение уровня F, THF и в меньшей степени Е и THE соответствовало значительному угнетению функциональной активности паренхимы печени: резкому снижению средней интенсивности поглощения A13, увеличению времени максимального накопления красителя в печени, удлинению периода полуэкскреции бенгальского розового из крови, замедлению начала поступления индикатора в кишечник. У всех 17 больных с высоким уровнем кортизола показатели гепатографии были ниже нормы. Полученные результаты позволяют заключить, что существует тесная взаимозависимость между секреторно-экскреторной функцией печени и метаболизмом кортизола. У большинства больных с активной стадией болезни Иценко — Кушинга (19 из 20) отношение кортизола, к кортизону F/Е было выше нормы. В среднем коэффициент F/Е составил 2,5, т. е. в 3 с лишним раза превышал нормальную- величину (0,75). При этом чем ниже показатели гепатографии, тем выше коэффициент F/Е, т. е. повышение свободного кортизола в организме при болезни Иценко — Кушинга сопровождается параллельным снижением функциональной активности паренхимы печени. Это, в свою очередь, может способствовать снижению инактивации кортизола в печени, замедлению его превращения в кортизон, о чем свидетельствует повышение коэффициента F/Е у обследованных больных.

В состоянии клинической ремиссии у страдающих болезнью Иценко — Кушинга мы не наблюдали существенных изменений поглотительно-экскреторной функции печени. У этой группы больных метаболизм кортизола был также в пределах нормы.

ВЫВОДЫ

  1. У больных с активной стадией болезни Иценко— Кушинга возникают значительные изменения поглотительно-экскреторной функции печени.
  2. Между изменением метаболизма кортизола и угнетением функциональной активности паренхимы печени существует параллелизм.
  3. В стадии клинической ремиссии выраженных изменений поглотительно-экскреторной функции печени и метаболизма кортизола не выявлено.

About the authors

E. A. Vasyukova

Central Institute for Advanced Medical Training

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com

Russian Federation

A. A. Yasko

Central Institute for Advanced Medical Training

Email: info@eco-vector.com

Russian Federation

R. I. Skvortsova

Central Institute for Advanced Medical Training

Email: info@eco-vector.com

Russian Federation

References

Statistics

Views

Abstract - 3

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

© 1971 Vasyukova E.A., Yasko A.A., Skvortsova R.I.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies