Treatment of wounds with specific adapted bacteriophages

Cover Page


Cite item

Abstract

Studies carried out in Tbilisi by D.P. Gvenepadze and A.S. Mchedlishvilli (1959), V.A.Soboleva (1964), G.P. Kiknadze (1967), etc., have shown that polyvalent staphylococcal bacteriophage and other wound bacteriophages exhibit high lytic activity against antibiotic-resistant strains of microorganisms. We have established (Krasnoshchekova, 1968) that Kazan strains of antibiotic-resistant staphylococci isolated from patients with orthopedic-traumatological profile are sensitive to Tbilisi polyvalent staphylophagus (series No. 1) only in 65.2%.

Full Text

Исследования, проведенные в Тбилиси Д. П. Гвенепадзе и А. С. Мчедлишвилли (1959), В. А. Соболевой (1964), Г. П. Кикнадзе (1967) и др., показали, что полива­лентный стафилококковый бактериофаг и другие раневые бактериофаги проявляют высокую литическую активность в отношении антибиотикоустойчивых штаммов микроорганизмов. Нами установлено (Краснощекова, 1968), что казанские штаммы антибиотикорезистентных стафилококков, выделенные от больных ортопедо-травмато­логического профиля, чувствительны к тбилисскому поливалентному стафилофагу (серия № 1) лишь в 65,2%.

Принимая во внимание данные литературы о возможности распространения мест­ных рас бактериофагов [6, 9, 11], мы поставили перед собой задачу получить адапти­рованные специфические бактериофаги на казанских штаммах микроорганизмов, выделенных от больных ортопедотравматологического профиля, и испытать действие их при лечении этой категории больных.

Из раневого отделяемого больных было выделено 144 штамма патогенных стафи­лококков, гемолитических стрептококков, палочек кишечной группы, синегнойных палочек и вульгарного протея. В условиях фаговой лаборатории Тбилисского НИИВС (зав.— В. А. Соболева) поливалентные тбилисские бактериофаги были адаптированы к казанским штаммам микроорганизмов. Литическая активность их по отношению к микробам-возбудителям, выделенным от больных с ортопедотравматологическими повреждениями, оказалась высокой. Так, патогенные стафилококки были чувствительны к адаптированным поливалентным специфическим бактериофагам в 93,2%, гемолити­ческие стрептококки — в 94,4%, синегнойные палочки — в 97,5%, вульгарный протей — в 91,7%, кишечные палочки — в 86,6%.

Эти бактериофаги мы и применили в нашем стационаре для лечения 51 больного с посттравматическим остеомиелиіом, длительно не заживающими ранами, язвами, послеоперационными осложнениями, абсцессами. У 35 больных осложнения носили хронический характер (остеомиелиты и длительно не заживающие язвы и раны), у 16 — острый (послеоперационные осложнения, абсцессы). 70% больных были в воз­расте от 16 до 40 лет. Все больные ранее получали антибиотики, но безрезультатно.

У 34 больных из ран была выделена монокультура, у 17 высевались микробные ассоциации; 12 микробных ассоциаций состояли из 2 компонентов и 5 — из 3. Во всех микробных ассоциациях и в монокультуре основным и постоянным компонентом был патогенный стафилококк, который мы обнаруживали в 96,0%. Синегнойная палочка была выделена от 9 больных (17,6%), стрептококк гемолитический — от 7 (13,7%),. вульгарный протей и кишечная палочка — от 7 (13,7%), дифтероид—от 2 (4,0%).

До лечения бактериофагами из раневого отделяемого больных выделено 265 штам­мов вышеуказанных микроорганизмов. Они были в основном резистентны к широко применяемым в нашем стационаре антибиотикам. Так, чувствительность их к пеницил­лину выявлена лишь в 0,8%, к стрептомицину — в 19,3—42,3%, к левомицетину — в 22,8—41,9%, к хлортетрациклину — в 19,3—27,1%, к окситетрациклину — в 10,7—35,5%. У 81,5% микроорганизмов наблюдалась устойчивость одновременно к 3—8 антибио­тикам. К специфическим же адаптированным бактериофагам чувствительность всех выделенных микроорганизмов (стафилококков, стрептококков, синегнойных, кишечных палочек, вульгарного протея) была в пределах 88,5—94,4%.

Выбор специфического адаптированного бактериофага определялся характером выделяемой микрофлоры. При стафилококковой монокультуре мы применяли стафи­лококковый поливалентный адаптированный бактериофаг, а при микробных ассоциа­циях— комбинации соответствующих специфических бактериофагов (стафилококкового с синегнойным, или со стрептококковым, или с коли-протейным и т. д.).

Лечение бактериофагами проводили следующим образом.

  1. При глубоких остеомиелитических процессах в костях из полости очага пораже­ния отсасывали содержимое и под давлением вводили в полость 5—20 мл бакте­риофага (в зависимости от величины полости). Одновременно вокруг очага пора­жения путем обкалывания внутримышечно или подкожно вводили бактериофаг (по инструкции) в последовательно возрастающих дозах: на первую инъекцию — 0,5 мл, затем 1; 1,5; 2; 2 мл ежедневно или через день. Цикл лечения включал 5—6 инъекций.
  2. Предварительно остеомиелитическую раневую полость обрабатывали перекисью водорода, промывали 2—3% раствором двууглекислой соды, затем специфическим бактериофагом или смесью различных бактериофагов (в зависимости от состава мик­рофлоры ран) и одновременно проводили обкалывание специфическим бактериофагом (преобладающего в ране микроба) вокруг очага поражения по вышеописанной методике.
  3. Раны или язвы мягких тканей промывали специфическими бактериофагами 'С предварительной обработкой перекисью водорода и 2—3% содовым раствором с после­дующим введением турунды или тампона, смоченных бактериофагом. На курс лечения назначали 10—15 процедур ежедневно или через день.

Для бактериологического контроля чувствительности выделяемой раневой микро­флоры к применяемым специфическим бактериофагам, который мы считаем обяза­тельным, было выполнено 236 анализов раневого отделяемого, при этом выделено 472 штамма микроорганизмов (стафилококков, стрептококков, палочек синегнойных, кишечных, вульгарного протея, дифтероида). У выделенных штаммов изучали пато­генные свойства (коагулазу, лецитиназу, ДНК-азу, гиалуронидазу, фосфатазу, гемоли­зины), сахаролитическую активность (1979 исследований), определяли чувствитель­ность к антибиотикам (472 штамма), к бактериофагам (464 штамма).

Эффективность лечения оценивали по данным клинических наблюдений, цитоло­гическим изменениям в ране, фагоцитозу и степени осемененности раны микроорга­низмами, пользуясь следующими критериями: выздоровление — закрытие свищей и заживление ран; улучшение — уменьшение отделяемого раны, ее размеров, исчезнове­ние воспалительных явлений; без изменений — отсутствие положительных сдвигов в ране. Ухудшения клинического состояния в процессе лечения мы не наблюдали (см. табл.).

Результаты лечения больных специфическими бактериофагами

Диагноз

Число больных

Выздоровле­ние

Улучшение

Без

измене­ния

Остеомиелиты

Длительно не заживающие язвы и раны               

27

8

12

4

14

4

1

Послеоперационные осложнения 

13

8

5

Абсцессы

3

3

количество 

51

27

23

 1

Всего:                         % 

 

53,0

45,0

2,0

 

Наиболее эффективным оказалось промывание и обкалывание раны специфическим бактериофагом с предварительной ваккуумтерапией. При этом методе у 7 из 8 наиболее тяжелых больных со сроком заболевания до 2—3 лет наступило выздоровление, у 1 — улучшение. Промывание и обкалывание ран бактериофагом без вакуумтерапии дали положительный результат у 10 больных из 11 (у 6 наступило выздоровление, у 4 — улучшение).

Применение бактериофага без вакуумтерапии и обкалывания дало излечение лишь у 13 больных из 32 (40,6%), у остальных (59,4%) наблюдалось улучшение раневого процесса. Следует отметить, что последний метод был более эффективен при острых хирургических заболеваниях. Так, при лечении специфическим бактериофагом 3 боль­ных с абсцессами все они выздоровели, а при лечении 15 больных с остеомиелитом свищи закрылись лишь у 4, у 11 уменьшилось гнойное отделяемое и явления воспале­ния, что дало возможность оперировать этих больных, продолжение же лечения адап­тированными бактериофагами в послеоперационном периоде позволило выписать их при почти полном затихании инфекционного процесса.

В целом лечение специфическими бактериофагами оказалось эффективным у 50 больных (98,0%): полное выздоровление наступило у 27 (53,0%) и значительное улуч­шение— у 23 (45,0%).

Безусловно, окончательный результат лечения зависит не только от применяемого метода, но и от общей сопротивляемости организма, которая в свою очередь связана с продолжительностью заболевания. Так, при хронических нагноительных процессах с продолжительностью заболевания до 1 года в итоге лечения специфическими бакте­риофагами выздоровели 9 больных из 10. При продолжительности заболевания от 1 года до 3 лет выздоровление достигнуто меньше чем у половины леченных больных (у 6 из 15). При заболевании длительностью больше 3 лет (10 больных) полное выздо­ровление наступило лишь у 1 пациента, которого лечили бактериофагом с предвари­тельной вакуумтерапией; у 8 наблюдалось улучшение, у 1 положительных изменений в ране не отмечено. Острые нагноительные процессы при своевременном (до 2 месяцев от начала заболевания) применении специфических бактериофагов поддались полному излечению у 11 из 12 больных.

В качестве показателей процесса заживления ран нами изучалась цитологическая картина раневого экссудата, степень фагоцитоза и обсемененности ран микробами. В процессе лечения ран специфическими бактериофагами было взято 297 мазков-отпе­чатков, которые мы окрашивали по способу Гимза — Романовского и подвергали микроскопическому изучению по методу М. П. Покровской и М. С. Макарова. Незави­симо от метода применения бактериофага в случаях выздоровления (при остеомие­лите, длительно не заживающих язвах и ранах, а также при послеоперационных осложнениях) в мазках-отпечатках из ран появлялись моноцитарные клетки и макро­фаги после 1—2 процедур применения бактериофага. При этом наблюдался активный фагоцитоз и к концу лечения — резкое снижение количества свободно лежащих микро­бов (кокков, палочек) до единичных в препарате. У больных, у которых было достиг­нуто улучшение течения раневого процесса, макрофаги в мазках-отпечатках появлялись лишь после 4—7 введений бактериофага. Фагоцитоз наступал после 2—4 процедур, обычно вялый, и число свободно лежащих микробов в препарате продолжало оста­ваться высоким. Лишь после 4—8 введений бактериофага в отпечатках из ран фагоцитоз становился более активным, и количество микробов снижалось до единич­ных в поле зрения. При отрицательном результате лечения (1 больной) даже после полного курса введения специфического бактериофага картина мазков-отпечатков оставалась без изменения (много микроорганизмов, состав экссудата нейтрофильный, фагоцитоз отсутствовал).

Улучшение цитологической картины раневого отделяемого в процессе лечения специфическими бактериофагами (появление макрофагов, фагоцитоза), уменьшение количества микроорганизмов в ране сопровождались и определенными изменениями биологической активности этих микроорганизмов. Так, у преобладающих в ране мик­робов — стафилококков (96%), выделенных в конце курса лечения, выявлено снижение активности гиалуронидазы, ДНК-азы, фосфатазы, гемолизинов.

Итак, применение специфических адаптированных бактериофагов (стафилококко­вого, стрептококкового, синегнойного, коли-протейного) у хирургических больных с резистентной к антибиотикам раневой микрофлорой обеспечило положительный тера­певтический эффект в 98,0% наблюдений.

Цитологические и бактериологические исследования явились достоверными показа­телями степени выздоровления больных и соответствовали клиническим данным.

На основании вышеприведенных исследований специфические поливалентные бактериофаги, выпускаемые Тбилисским НИИВС, можно рекомендовать для примене­ния в хирургической практике при антибиотикорезистентной микрофлоре в ране боль­ного.

×

About the authors

E. E. Krasnoshekova

Kazan Research Institute of Traumatology and Orthopedics and Tbilisi Research Institute of Vaccines and Serums

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

V. A. Soboleva

Kazan Research Institute of Traumatology and Orthopedics and Tbilisi Research Institute of Vaccines and Serums

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

R. A. Rabkova

Kazan Research Institute of Traumatology and Orthopedics and Tbilisi Research Institute of Vaccines and Serums

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

I. A. Mayorova

Kazan Research Institute of Traumatology and Orthopedics and Tbilisi Research Institute of Vaccines and Serums

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

K. K. Nigmatullin

Kazan Research Institute of Traumatology and Orthopedics and Tbilisi Research Institute of Vaccines and Serums

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

V. P. Zuykova

Kazan Research Institute of Traumatology and Orthopedics and Tbilisi Research Institute of Vaccines and Serums

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation

References


© 1972 Krasnoshekova E.E., Soboleva V.A., Rabkova R.A., Mayorova I.A., Nigmatullin K.K., Zuykova V.P.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies