Features of social and hygienic factors of young primiparаs

Cover Page

Abstract


Aim. To assess the health status of young primiparae by studying the basic social and hygienic and demographic factors.

Methods. The study involved 48 female patients of the women's consultation office registered with the pregnancy. The age ranged from 12 to 17 years, and averaged 15.7±1.4 years. We distinguished three clusters allowing to divide young primiparae into study groups: young — 12–13 years (n=15; 31.2%), middle — 14–15 years (n=20; 41.7%) and senior — 16–17 years old (n=13; 27.1%). The gestational age of young primiparae averaged 12.3±4.5 weeks. We conducted an anonymous survey of young primiparae, which included questions regarding the social hygienic and demographic factors of pregnancy. Differences were considered significant at a confidence level of p ≤0.05.

Results. Most primiparae were raised in single-parent families (n=36; 75%), while in the young cluster, this social factor was identified among almost all girls (n=14; 93.3%). 30 young primiparae had random sexual activity (62.5%), the most pronounced indicator was found in the senior cluster (n=10; 76.9%). Assessment of social economic factor of primiparae taking into account the living conditions, found that 21 (43.8%) of them lived in a rented apartment. None of the primiparae from a young cluster lived in her own apartment or house. Most of the respondents were not satisfied with their living conditions (n=37; 77.1%). Evaluation of social economic factor of primiparae taking into account the income revealed that low income per family member of young primiparae amounted to 33.3% (n=16). In the young cluster, material income was low in most cases (60%).

Conclusion. Young primiparae aged 12–13 years have the most pronounced adverse sociohygienic and demographic factors of early pregnancy in contrast to older age groups.


Одна из актуальных и наиболее сложных проблем современного акушерства и общественного здоровья и здравоохранения — юные первородящие, паспортный возраст которых колеблется от 12 до 17 лет [1–4]. Причинами этого явления главным образом становятся социальные факторы: уровень образования, общественно-профессиональная группа, семейный анамнез, жилищные и материальные условия, образ жизни [4–8]. Кроме того, серьёзной причиной наступления беременности в столь раннем возрасте бывает отсутствие знаний основ репродуктивного поведения [9–11]. В свете этого актуально изучение медико-социальных факторов риска развития беременности у юных первородящих [12, 13].

В связи с вышеизложенным была поставлена цель — оценить состояние здоровья юных первородящих путём изучения основных социально-гигиенических и демографических характеристик.

Объектами настоящего исследования стали 48 юных первородящих, обратившихся в женскую консультацию БУЗ ВО «Воронежская городская поликлиника №10» по поводу беременности на разных сроках гестации. Возраст юных первородящих варьировал от 12 до 17 лет, в среднем 15,7±1,4 года. Срок гестации юных первородящих составил в среднем 12,3±4,5 нед.

В ходе исследования был проведён анонимный социальный опрос в виде анкетирования юных первородящих на предмет наличия основных социально-гигиенических и медико-демографических характеристик, повлёкших за собой раннее наступление беременности. Анкетирование проходило анонимно на добровольной основе. Все юные первородящие девушки подписали информированное согласие на участие в настоящем исследовании.

Вопросы анкеты включали информацию о таких социально-гигиенических и демографических характеристиках, как возраст, семейный анамнез, основы репродуктивного поведения, жилищные и материальные условия юных первородящих.

Исследование ободрено этическим комитетом при ФГБОУ ВО «Воронежский государственный медицинский университет им. Н.Н. Бурденко» Минздрава России (протокол №4 от 17.11.2016).

Для статистической обработки данных проводили расчёт среднего арифметического значения (M) и стандартной ошибки среднего (m). Для определения статистической значимости различий между количественными переменными при сравнении независимых групп определяли критерий Краскела–Уоллиса (H), Манна–Уитни (U), а при сравнении зависимых групп — критерий Уилкоксона (W). Для систематизации полученных данных в однородные группы применяли кластерный анализ. Различия считали значимыми при доверительной вероятности не менее 95% (p ≤0,05).

Исследованные возрастные показатели юных первородящих были обработаны методом кластерного анализа. Выделено три кластера, позволяющих разделить юных первородящих по возрасту на группы исследования: юный, средний, старший. В первый кластер вошли юные первородящие в возрасте 12–13 лет (n=15; 31,2%). Во втором кластере были юные первородящие в возрасте 14–15 лет (n=20; 41,7%). Третий кластер составили респондентки в возрасте 16–17 лет (n=13; 27,1%).

Сначала был изучен гестационный срок юных первородящих на время нашего опроса (табл. 1).

 

Таблица 1. Структурный анализ показателей ­срока ­гестации в зависимости от кластеров юных ­первородящих, M±δ

Тип кластера

Срок гестации, нед

Юный

10,3±2,2**

Средний

14,6±1,9*

Старший

11,1±1,2

Примечание: *различия между показателями среднего и старшего кластеров значимы при p=0,05; **различия между показателями юного и среднего кластеров значимы при p=0,01.

 

Среди исследуемых юных первородящих установлено, что большинство из них воспитывались в неполных семьях (n=36; 75%), причём в юном кластере данный социальный фактор был выявлен практически среди всех девушек (n=14; 93,3%). В среднем кластере юные первородящие воспитывались в неполных семьях в 13 (65%) случаях. В старшем кластере доля юных первородящих с этим социальным фактором составила 69,2% (n=14; р=0,05). Следовательно, можно полагать, что воспитание в неполных семьях приводит к более раннему наступлению беременности.

Затем нами был проанализирован характер половых связей у юных первородящих. Оказалось, что случайные половые связи были у 30 (62,5%) юных первородящих, в остальных случаях (n=18; 37,5%) был один половой партнёр (р=0,05).

Данный фактор наступления ранней беременности мы изучили в разных возрастных группах. В юном кластере случайные половые связи были выявлены у 4 (26,7%) юных первородящих. В среднем кластере юные первородящие отметили случайные половые связи в 9 (45%) случаях. В старшем кластере случайные половые связи были в анамнезе у большинства (n=10; 76,9%) (р=0,01).

Далее был проанализирован социально-­экономический фактор юных первородящих с учётом жилищных условий (табл. 2). Установлено, что 21 (43,8%) юная первородящая жила в съёмной квартире. Собственное жилье имели 13 (27,2%) человек. Проживали в общежитии 14 (29%) юных первородящих.

 

Таблица 2. Структурный анализ социально-экономического статуса юных первородящих с учётом жилищных условий в разных возрастных группах, абс. (%)

Тип кластера

Своё
жильё

Съёмное жильё

Общежитие

Юный

8 (53,3)

7 (46,7)

Средний

7 (35,0)

8 (40,0)

5 (25,0)

Старший

6 (46,2)*

5 (38,5)

2 (15,3)

Примечание: *различия показателей внутри строки значимы при p=0,05.

 

Затем мы узнали, как сами юные первородящие оценивают свои жилищные условия. Оказалось, что большинство респонденток своими жилищными условиями не были удовлетворены (n=37; 77,1%). При этом в юном кластере оказались неудовлетворёнными 10 (66,7%) респонденток, в среднем кластере — 16 (80%) человек, в старшем кластере 11 (84%) юных первородящих считали свои жилищные особенности неудовлетворительными (р=0,05).

Кроме того, нами был изучен социально-­экономический фактор юных первородящих девушек с учётом материального обеспечения (табл. 3). При этом низким доходом на одного члена семьи считали показатель ниже прожиточного минимума (<10 701 рублей), средний доход варьировал в пределах прожиточного минимума, высокий доход на одного члена семьи был выше прожиточного минимума. Оказалось, что низкий доход на одного члена семьи у юных первородящих составил 33,3% (n=16). Средний доход был в 47,9% случаев (n=23). Высокий доход на одного члена семьи был в 18,8% случаев (n=9).

 

Таблица 3. Структурный анализ социально-­экономического статуса юных первородящих с ­учётом материального обеспечения на одного члена семьи в разных возрастных группах, абс. (%)

Тип кластера

Низкий доход

Средний доход

Высокий доход

Юный

9 (60,0)

5 (33,3)

1 (6,7)

Средний

4 (20,0)

13 (65,0)*

3 (15,0)

Старший

3 (23,0)

5 (38,5)

5 (38,5)

Примечание: *различия показателей внутри строки значимы при p=0,05.

 

Таким образом, изученные особенности социально-гигиенических и демографических факторов наступления ранней беременности свидетельствуют о том, что необходимо свое­временно оценивать данную возрастную группу подростков и предотвращать установленные неблагополучные условия (состав семьи, характер половых связей, социально-экономический фактор с учётом материального обеспечения и жилищных условий) с целью правильного воспитания репродуктивного поведения.

Выводы

1. Изучены социально-гигиенические и демографические характеристики юных первородящих. К неблагоприятным факторам наступления беременности у юных первородящих можно отнести семейный анамнез, особенности жилищных условий, недостаточное материальное обеспечение, а также особенности репродуктивного поведения.

2. Юные первородящие в возрасте 12–13 лет имеют наиболее выраженные изучаемые в данном исследовании неблагоприятные социально-гигиенические и медико-демографические факторы наступления ранней беременности — в отличие от старших возрастных групп.

 

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов по представленной статье.

N A Shchetinina

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko

Author for correspondence.
Email: Shchetinina.2016@inbox.ru

Russian Federation, Voronezh, Russia

L I Lavlinskaya

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko

Email: Shchetinina.2016@inbox.ru

Russian Federation, Voronezh, Russia

T A Lavlinskaya

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko

Email: Shchetinina.2016@inbox.ru

Russian Federation, Voronezh, Russia

E A Chernykh

Voronezh State Medical University named after N.N. Burdenko

Email: Shchetinina.2016@inbox.ru

Russian Federation, Voronezh, Russia

  1. Sibirskaya E.V., Bogdanova E.A. Pregnancy and labor course in very young primaparae. Reproduktivnoe zdorov'e detey i podrostkov. 2012 (2): 12–31 (In Russ.)
  2. Vasil’eva L.N., Kuzmich N.V., Kolysko D.V. Characterization of pregnancy and its outcomes in young primiparae. Molodoy uchenyy. 2017; (44): 45–48. (In Russ.)
  3. Kulakov V.I., Dolzhenko I.S. The main trends in the reproductive health of girls in mo­dern conditions. Reproduktivnoe zdorov'e detey i podrostkov. 2005; (1): 22–26. (In Russ.)
  4. Adamyan L.V., Koltunov I.E., Petryaykina E.E. Pregnancy and childbirth in young primiparae, dangers and how to overcome them. Moskovskaya meditsina. 2016; 3 (1S): 67–68. (In Russ.)
  5. Mikhaylin E.S. Features of the course of pregnancy and childbirth in minors and women of middle reproductive age. Mezhdunarodnyy zhurnal eksperimental'nogo obrazovaniya. 2014; (8): 145–146. (In Russ.)
  6. Kisele­vich M.F., Kiselevich V.M. Features of a current of pregnancy and child birth at young primapara wo­men. Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Meditsina. Farmatsiya. 2010; (10): 58–61. (In Russ.)
  7. Vasil’eva L.N. Pregnancy and childbirth in adolescents: a look at the problem. Meditsinskiy zhurnal. 2010; (3): 139–140. (In Russ.)
  8. Sitnikova L.N., Lavlinskaya L.I. Organization of medical care for pregnant high-risk groups. Vestnik novykh meditsinskikh tekhnologiy. 2014; (1): 65. (In Russ.)
  9. Sitnikova L.N., Lavlinskaya L.I. Reproductive behavior of students of a medical university. Materials of the All-Russian Conference with internatio­nal participation dedicated to the 90th anniversary of the Department of Public Health and Health. Health economics. 2014; 193–194. (In Russ.)
  10. Dokuchaeva O.Yu., Lavlinskaya L.I., Schetinirna N.A. Medical and social aspects of in vitro fertilization. Molodezhnyy innovatsionnyy vestnik. 2016; 5 (1): 459–460. (In Russ.)
  11. Lavlinskaya L.I., Lavlinskaya T.A., Shchetinina N.A. Socio-hygienic cha­racteristics of age and primipara young primipara. Mezhdu­narodnyy nauchno-issledovatel'skiy zhurnal. 2016; (8): 103–105. (In Russ.)
  12. Nikolaeva L.B., Usha­kova G.A. Socio-hygienic and biomedical characteristics of primiparae of different reproductive age. Mat' i ditya v Kuzbasse. 2013; (3): 43–50. (In Russ.)
  13. Kalinina O.I., Lavlins­kaya L.I., Lavlinskaya T.A. Organization of medical care for young primogenous women. Molodezhnyy innovatsionnyy vestnik. 2016; 5 (1): 468–469. (In Russ.)

Views

Abstract - 65

PDF (Russian) - 28

Cited-By


PlumX


© 2020 Shchetinina N.A., Lavlinskaya L.I., Lavlinskaya T.A., Chernykh E.A.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies