Human cloning ethical and legal issues

Cover Page

Abstract


In developing science and society, the questions about the acceptability of the use of certain invented technologies arise more frequently. These issues require an unambiguous solution and monitoring of its implementation. One of the most pressing contemporary issues of biomedicine is the possibility of human cloning, the legal regulation of which has not been developed. The aim of the work is to analyze the existing ethical and legal framework of human cloning in the Russian Federation and to develop proposals for its improvement. The authors studied the materials published since the invention of cloning technology, such as speeches by leading scientists, scientific publications on this topic, the work of research groups (both in support of cloning and against it), as well as the results of sociological surveys of the population, legal acts of the Russian Federation, the experience of foreign states in the regulation of biotechnology. The lack of legal regulation of the process of human cloning in the territory of the Russian Federation was revealed. To supplement it, the following proposals are suggested: (1) clarification of terminology in legislative documents and legal consolidation of the concepts of therapeutic and reproductive cloning; (2) establishment of penalties for violation of prohibitions on the use of technology and definition of mechanisms for the enforcement of these penalties; (3) development of the direction of “somatic human rights” and, with a view to the future, consolidation of human clone rights. The authors believe that in the presence of legal regulation, the development of technology will not bring moral harm to humanity.


Клонирование человека — процесс создания человеческого существа, генетически идентичного другому живому или умершему человеку, путём переноса в лишённую ядра женскую половую клетку ядра соматической клетки того человека, чью копию собираются получить. Технически такое действие сегодня вполне реально: биологи неоднократно проводили такие манипуляции с клетками. С этических позиций манипуляции с человеческими клетками весьма сомнительны, не одобряемы большинством культур. С точки зрения права клонирование человека запрещено в большинстве цивилизованных стран мира.

Принято выделять два вида клонирования: репродуктивное и терапевтическое. Принципиально они различаются лишь тем, что результатом первого становится рождение живого существа (ребёнка), чей статус в настоящее время весьма сомнителен, развитие эмбриона во втором случае останавливается на стадии бластоцисты (до 14-го дня гестации), а сам эмбрион используют для получения стволовых клеток.

Потенциал для терапевтического клонирования в медицине огромен: это родоначальники клеток почти всех тканей и органов взрослого человека и, в случае утраты их в течение жизни, у больного человека есть шанс восстановления здоровья за счёт тканей и органов, выращенных из эмбриональных стволовых клеток.

Поле применения метода репродуктивного клонирования — помощь бездетным парам, имеющим генетически предопределённый дефект наследования.

И у разрешения, и у запрета клонирования есть сторонники и противники, и каждый из них опирается на веские аргументы для формирования своего мнения. Противники терапевтического клонирования выступают против клонирования, аргументируя это тем, что данная процедура использует человеческие эмбрионы, при этом разрушая их (извечный вопрос — где начало жизни: от момента слияния двух клеток с гаплоидным набором хромосом или после рождения ребёнка). Другим же кажется, что подобный подход инструментализирует человеческую жизнь или что тяжело будет разграничить два вида клонирования: невозможно разрешить терапевтическое клонирование, не разрешая при этом репродуктивного клонирования. Сторонники технологии в разрешении клонирования видят перспективы научного прогресса, улучшения здоровья населения, повышения качества жизни людей [1].

Вопрос клонирования человека можно рассматривать с различных сторон: с позиции права, религии, этики. С правовой точки зрения репродуктивное клонирование запрещено повсеместно, терапевтическое в ряде стран разрешено (таковых меньшинство). Законодатели многих стран опасаются, что легализация терапевтического клонирования приведёт к его переходу в репродуктивное [2].

Мнение религий по поводу клонирования консервативно. Все мировые религии считают клонирование противоестественным, ведь человек должен появляться согласно воле Бога и быть единственным носителем только ему одному присущих качеств.

Представители католической церкви заявили о неприемлемости вмешательства в процессы репродукции и генетический материал не только человека, но и животного [3]. Святой Престол Римской католической церкви сформулировал своё мнение следующим образом: «Святейший Престол добивается полного и чёткого запрета всех технологий создания новых человеческих эмбрионов с помощью клонирования, включая пересадку ядер соматических клеток, деление эмбрионов и другие аналогичные технологии, которые могут получить развитие в будущем. Этот запрет также должен охватывать партеногенез и создание «химерных эмбрионов» гибрида человека и животного посредством пересадки ядер» [4].

Русская православная церковь также против клонирования человека и сформулировала своё мнение по данному вопросу в Основах социальной концепции, принятой на Архиерейском Соборе в 2000 г.: «Замысел клонирования является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нём образу Божию, неотъемлемой частью которого являются свобода и уникальность личности… Клонирование человека способно извратить естественные основы деторождения, кровного родства, материнства и отцовства. Ребёнок может стать сестрой своей матери, братом отца или дочерью деда. Крайне опасными являются и психологические последствия клонирования. Человек, появившийся на свет в результате такой ­процедуры, может ­ощущать себя не самостоятельной личностью, а всего лишь «копией» кого-то из живущих или ранее живших людей» [5].

Хотя, как знать, возможно, со временем взгляд руководителей церкви на клонирование изменится, как это произошло с экстракорпоральным оплодотворением, процедуру которого церковь не отвергает [6]. Клонирование в исламе рассматривается в большей мере как ещё одно доказательство божественного сотворения жизни, но не имеет прямого одобрения или осуждения клонирования как биотехнологии [7].

С этических позиций процесс клонирования сомнителен. Он имеет свои как отрицательные, так и положительные стороны.

К недостаткам клонирования относятся следующие.

1. Противоестественность идеи иметь двойника, поскольку она противоречит уникальности человека. К каждому родившемуся ребёнку необходимо относиться как к личности, а не копии другого человека.

2. Потеря человеческой индивидуальности. Поскольку в результате процедуры появляются генетически идентичные организмы, клонирование может привести к потере генетического разнообразия, а многократно повторяющиеся одни и те же комбинации генов способны привести к уменьшению резистентности человека к различным инфекциям и эпидемиям.

3. Случайные нарушения в структуре дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) при применении процедуры клонирования могут привести к неконтролируемым изменениям как в хорошую, так и в плохую стороны, что отра­зится на здоровье популяции.

4. Нельзя забывать и про человеческий фактор. Возрастание агрессивности общества: вполне вероятны клоны жестоких правителей, создание целых армий послушных воинов. Люди, возможно, захотят иметь своего клона для пересадки себе повреждённых органов, а это повлечёт за собой выращивание «живого технического материала».

Вместе с тем клонирование имеет ряд существенных достоинств.

1. Возможность создания стволовых клеток зародыша, которые идентичны клеткам донора, а значит, их можно использовать при лечении многих заболеваний и не беспокоиться об отторжении пересаженных органов и тканей — они будут идентичны клеткам реципиента.

2. Репродуктивное клонирование создаёт клон донора, и это может помочь бесплодным парам в тех случаях, когда материал партнёра нельзя использовать из-за генетической предрасположенности к серьёзным заболеваниям. Если гены, определяющие заболевание, содержатся в хромосомах отца, то в яйцеклетку матери можно пересадить ядро её собственной соматической клетки — и тогда появится здоровый ребёнок, точная генетическая копия матери. Если эти гены содержатся в хромосомах матери, то в её яйцеклетку будет перемещено ядро соматической клетки отца, и появится здоровый ребёнок, генетическая копия отца.

3. Произведение на свет детей с запланированным генотипом позволит множить людей с особенными возможностями, как умственного плана, так и физического, в лабораторных условиях.

О возможных непредсказуемых последствиях применения новых технологий, не только клонирования, предупреждали нас учёные и мыслители. Лауреат нобелевской премии по физиологии и медицине Ж. Доссе отмечал, что неразумное использование новых технологий может привести к катастрофическим последствиям [8]. Бывший генеральный директор ЮНЕСКО Ф. Майор указывал на необходимость защиты биологического разнообразия и культурной неповторимости человечества с помощью этики, которая должна стоять над научным знанием и технологическими возможностями [9]. Профессор П.Д. Тищенко, рассуждая о биотехнологиях, предупреждал человечество о проблемах, которые могут возникнуть в связи с тем, что «человек взял на себя роль бога».

Прогресс остановить невозможно, но вполне реально минимизировать ожидаемый вред, размер и характер которого можно в какой-то мере спрогнозировать при тщательном, внимательном, многостороннем междисциплинарном подходе к анализу проблемы [10].

Можно предположить, что рано или поздно этические и правовые запреты будут нарушены самими учёными. Для многих людей ограничения такого рода не представляют какого-либо препятствия, и учёные здесь не исключение. «Человек не столько реактивное, сколько активное существо. В нём заложен природой и преобразован культурой мощнейший импульс к самоутверждению, к творческому созиданию нового и преобразованию старого», — отмечает П.Д. Тищенко, рассуждая о вопросе ответственности и риска в обществе [11].

Кроме этого, в качестве мотивации могут также выступать научная любознательность, без которой не было бы науки и прогресса, амбиции, а именно желание стать первым и вписать своё имя в историю науки, ­банальное и очень земное желание стать знаменитым и ­богатым. Найти людей, заинтересованных в создании своих клонов, особой сложности не представляет. Это, к примеру:
– эксцентрики, которые хотят создать «копии» себя и таким способом «продолжить» своё существование;
– бесплодные пары;
– гомосексуалисты;
– люди, желающие воспроизвести своих умерших близких.

Представители каждой из этих категорий заинтересовались предложением компании Clonaid3, предлагающей услуги репродуктивного клонирования. По сообщениям самой Clonaid3, компании удалось произвести успешное клонирование нескольких десятков людей, в то время как научное сообщество считает это очередной мистификацией [12].

Сейчас это звучит как фантастика, но вполне возможно, что технология клонирования человека со временем будет бурно развиваться. Безусловно, это повлияет на традиционную модель семьи, на традиционные гендерные роли в ней. Человек, по сути, превратится в некий конструктор, в некий пазл, который при помощи технологий может быть собран либо так, либо этак — по желанию [13].

Не решён этический вопрос: можно ли воспроизводить человека, у которого неясна самобытность личности и возникает возможность ущерба для его психологического развития, морально ли это? Проводя клонирование, мы обрекаем созданное существо на поиски своих истоков, проблемы самоидентификации — этично ли это, нравственно ли? [4]. У клонированного ребёнка будут с родителями очень несимметричные отношения, предрекает Ф. Фукуяма. Он будет и ребёнком, и близнецом того родителя, от которого взяты гены, но при этом — никак не связан со вторым родителем. Этому «постороннему» родителю придётся воспитывать более молодое издание своего супруга. И как будет этот родитель смотреть на клона, когда тот достигнет половой зрелости [14]?

По данным опроса, проведённого в США, 90% американцев считают, что клонирование должно стоять за гранью закона [15]. Более либеральный в отношении к клонированию результат был получен отечественными исследователями при опросе россиян. Исследовательский центр SuperJob.ru (2008) получил следующие данные: 40% населения считают клонирование недопустимым, а 47% — настоящим научным прорывом, дарующим человеку уникальные возможности, 13% населения не определились в этом вопросе [16].

Проведённый в 2018 г. социологической опрос студентов Алтайской медицинской академии показал отрицательное отношение к клонированию человека в 70% случаев, положительное — в 20%, 10% затруднились с ответом. Согласно опросу, который провели авторы данной статьи в 2018–2019 гг. среди студентов Казанского медицинского университета, недопустимым считают клонирование человека 87% респондентов, 9% не определились с ответом, а 4% полагают, что в процедуре нет ничего плохого, и запреты в этой области будут способствовать сдерживанию прогресса в медицине и биологии. Мы полагаем, что результаты опроса мнения студентов-медиков и общего населения сильно разняться в силу того, что будущие врачи профессионально вовлечены в предмет дискуссии, в большей мере осведомлены об отрицательных последствиях манипуляции.

На сегодняшний момент в ряде стран, в том числе и в Российской Федерации, действует временный запрет на клонирование человека [17]. Такой запрет существует в России с 2002 г., когда был принят закон №54-ФЗ «О временном запрете на клонирование человека» [17]. Срок этого запрета первоначально был определён в 5 лет, позже продлён на неопределённое время федеральным законом от 29 марта 2010 г. №30-ФЗ «О внесении изменения в статью 1 Федерального закона “О временном запрете на клонирование человека”» [18].

Закон ввёл временный запрет на клонирование человека до дня вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок использования технологий клонирования организмов в целях клонирования человека. Под клонированием в законе понимают создание человека, генетически идентичного другому живому или умершему человеку, путём переноса в лишённую ядра женскую половую клетку ядра соматической клетки человека. В законе отсутствует разделение понятий терапевтического и репродуктивного клонирования, но данное определение соответствует определению репродуктивного клонирования, то есть, по сути, если определиться с терминами, закон запрещает репродуктивное клонирование [4].

В пояснительной записке временный характер закона обоснован следующим образом: «В настоящее время нецелесообразно было бы принимать окончательное решение о запрете клонирования человека без взвешенного анализа информации из пограничных областей науки и без анализа динамики социальных и этических тенденций» [1].

В основу решения о временном запрете легли следующие доводы [19]:
1) необходимость длительной всесторонней, строго научной оценки генетических и социальных последствий технологии;
2) предотвращение бесконтрольной деятельности в области клонирования на территории России, в том числе с участием зарубежных исследователей;
3) обеспечение условий для развития российской науки в освоении технологий клонирования для целей медицины (трансплантация, генотерапия);
4) необходимость учёта динамики социальных и этических тенденций в обществе;
5) своевременное введение моратория — национальный вклад России в международную систему регулирования, направленную на сохранение прав и достоинства человека.

Кроме России, любое клонирование запрещено ещё в 31 стране (таких, как Германия, Франция, США), в 15 — запрещено только репродуктивное клонирование, а терапевтическое разрешено (например, Япония, Великобритания, Латвия, США). В остальных странах фактически нет запрета, а, как известно, то, что не запрещено, то разрешено.

Именно поэтому Чикагский эмбриолог Ричард Сид заявил, что он берётся за клонирование человека и собирается превратить это в выгодный бизнес в какой-нибудь стране с ещё неосвоенным правовым полем. Желая уменьшить накал страстей с позиции этики, Сид заявил: «Я специально решил клонировать первым себя, чтобы мои критики не смогли обвинить меня в том, что я подставляю под эту сомнительную процедуру других людей» [20].

Вопрос о необходимости и своевременности правового регулирования новых биотехнологий актуален и в свете новых сообщений из Китая. На его территории, где нет правового регулирования генетических технологий, исследователи из Института Солка (Калифорния) и Католического университета Мурсии (Испания) создали химеры обезьянолюдей. На страницах электронного журнала Bioethics news from around the world учёные всего мира обсуждают этическую составляющую эксперимента, но факт его проведения — реальность. Вполне возможно, что следующим шагом станет клонирование человека.

Н.М. Коркунов, русский учёный-юрист, философ права, специалист по государственному и международному праву писал: «Развитие общественной жизни приносит с собой всё большие и большие осложнения тех разнообразных, сталкивающихся между собой человеческих интересов, разграничение которых составляет основу права. В сложной общественной жизни одни и те же интересы могут сталкиваться друг с другом в самых разнообразных отношениях, и каждая форма их взаимного соотношения требует для своего разграничения особой юридической нормы» [21]. Юриспруденция как наука и практика требует чёткости определений понятий и чёткого урегулирования всех возможных ситуаций, — какая позиция будет закреплена в законодательстве, так и пойдёт эволюционное развитие человечества [22].

Это высказывание самым непосредственным образом относится к клонированию человека. Юридическое урегулирование клонирования необходимо (вне зависимости от того, проводят его в настоящий момент или нет) в соответствии с необходимостью реализации права на человеческое достоинство. Эту сторону вопроса сегодня регулируют следующие правовые документы.

Во-первых, «Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека» [23], принятая 11 ноября 1997 г. Генеральной конференцией Организации Объединённых Наций (ООН) по вопросам образования, науки и культуры. Статья 11, часть С: «Не допускается практика, противоречащая человеческому достоинству, такая как практика клонирования в целях воспроизводства человеческой особи. Государствам и компетентным международным организациям предлагается сотрудничать с целью выявления такой практики и принятия на национальном и международном уровнях необходимых мер в соответствии с принципами, изложенными в настоящей Декларации».

Во-вторых, «Декларация ООН о клонировании человека» [24], принятая резолюцией 59/280 Генеральной Ассамблеи 8 марта 2005 г. Пункт b: «К государствам-членам обращается призыв запретить все формы клонирования людей в такой мере, в какой они несовместимы с человеческим достоинством и защитой человеческой жизни».

В-третьих, «Дополнительный протокол к Конвенции о защите прав человека и достоинства человеческого существа в связи с применением биологии и медицины, касающийся запрещения клонирования человеческих существ» [25]. Он был подписан в Париже 12 января 1998 г. 17 (а ныне 27) европейскими странами. Это было первое международное соглашение в данной области. Жак Ширак называл клонирование людей «унизительной атакой на человечность» и считал, что запрет, ­принятый странами в ходе январской встречи, должен приостановить миграцию технологий в страны с менее развитой правовой системой.

Однако этого недостаточно. В мире отсутствует универсальный международный договор, имеющий обязательную силу. Существующая декларация о запрете клонирования носит компромиссный характер, и неизвестно, как скоро она перестанет отвечать заявленным требованиям. Необходимо выдвинуть инициативу разработки конвенции (например, ООН) о клонировании, которая установит запрет репродуктивного клонирования, отдаст регулирование терапевтического клонирования на волю государств, но для этого чётко должны быть разделены понятия терапевтического и репродуктивного клонирования. Такая будущая декларация должна стать во многом образцом для региональных договоров и национальных законов в плане установления единых понятий и критериев разграничений технологий [26].

К сожалению, и на национальном уровне есть проблемы. Так, хотя в РФ действует временный запрет на клонирование, подтверждённый законом, и в законе содержится отсылочная норма об ответственности за нарушение его требований, пока уголовным или административным законодательством такие составы не предусмотрены. Без этой составляющей закон неэффективен, нужна его доработка.

Впрочем, есть положительный международный опыт, который можно использовать для развития отечественного законодательства. Ряд стран, подписавших протокол о запрете клонирования человека, ввёл за такие эксперименты суровые наказания, например во Франции за попытку изготовления человеческого двойника предусмотрено наказание до 20 лет тюрьмы, в Японии — до 10, в Германии — до 5 лет.

Уголовно-правовые запреты на клонирование человеческих существ действуют в правовом поле многих государств, последовательно реализующих идею неприкосновенности личности и уважения её достоинства. Так, по сведениям авторов книги «Сравнительное уголовное право», составы преступления, предусматривающие ответственность за клонирование человеческого эмбриона, «включены в новые уголовные кодексы Испании 1995 г., Сальвадора 1997 г., Колумбии 2000 г., Эстонии 2001 г., Мексики (федеральный округ) 2002 г., Молдовы 2002 г., Румынии 2004 г. В Словении соответствующая поправка в уголовный кодекс внесена в 2002 г., в Словакии — в 2003 г.» [24].

Во Франции дополнения были внесены в соответствии с законом о биоэтике (2004). Великобритания пошла иным путём: она в 2001 г. установила уголовную ответственность до 10 лет лишения свободы не за клонирование, а за пересадку женщине человеческого эмбриона, который был создан иначе, чем путём оплодотворения (закон о репродуктивном клонировании человека — Human Reproductive Cloning Act). Нужно отметить, что за всё время действия закона его ни разу не применяли [27]. Наличие такой регламентации не означает, что в этих странах кто-то нарушает закон, но в случае подобного прецедента существует легитимное решение вопроса о его ответственности [28].

Таким образом, в России необходима дальнейшая работа по регламентации данного процесса с тем, чтобы, с одной стороны, избежать негативных последствий незаконного экспериментирования (в том числе с участием зарубежных исследователей, не имеющих возможности работы по клонированию человека у себя в стране из-за действующих там регулирующих норм), с другой — обеспечить необходимые условия для развития российской науки в освоении технологий клонирования для целей медицины (трансплантации, генотерапии) [19].

Вторая не менее важная причина необходимости правового урегулирования клонирования — вопрос о рассмотрении клонирования как товара. По сути, у этой технологии есть все признаки «товарности»: спрос, предложение и даже получение сверхприбыли. Таким образом, из технологии, которая может послужить на благо общества и медицины в целом, клонирование может быть превращено в предмет довольно выгодной сделки. Проникновение на рынок биомедицинских технологий безответственно, оно не нацелено на человеческое благополучие, защиту прав и здоровья человека.

Если эту сторону вопроса будет регулировать только сам рынок, это неизбежно приведёт к исчезновению моральных норм и понятий гуманности и человечности. Технологию будут продавать каждому, кто готов будет заплатить за это. В будущем, если предположить возможность создания человеческих клонов, то есть легализацию процесса клонирования, остро встанут правовые вопросы статуса клона. Необходима разработка нормативно-правовых актов, регулирующих права и обязанности клонов, их взаимоотношения с «прародителем» в плане идентификации личности, правопреемства, семейных отношений. Здесь необходимо учесть абсолютно все аспекты — от рождения до смерти, а также внести наказания за нарушение установленных правил.

Требует проработки вопрос добровольного информированного письменного согласия человека на клонирование, поскольку генетический код — его собственность, и её нельзя использовать без согласия субъекта. Неизбежно возникнут проблемы с клонированием несовершеннолетних, что также требует правового урегулирования и, с наших позиций, необходимо ограничение. Поскольку есть данные, что некоторые особенности форм поведения наследуются (жестокость, агрессивность, склонность к противоправным действиям), то возникает необходимость запрета на клонирование подобных людей.

При легализации репродуктивного клонирования (если это произойдёт) требует регламентации вопрос суррогатного материнства — вынашивания таким образом полученного плода взрослой здоровой женщиной с её добровольного информированного согласия (как это сегодня урегулировано при технологии экстракорпорального оплодотворения и трансплантации эмбриона) и запрет на иные, искусственные формы выращивания плода [12].

Если двигаться далее, то рационально было бы закрепить в законодательстве понятие «соматические права» человека (от греческого soma — тело) и развивать это направление [29].

Пока ещё действует временный запрет на клонирование человека, нам следует подумать над законодательным закреплением прав человеческого клона, а с позиции правового государства, по нашему мнению, подход должен быть следующим.

1. Клонированные люди должны иметь те же права и обязанности, что и люди, появившиеся на свет естественным путём.

2. Клонирование должно осуществляться только под строгим государственным контролем и только с письменного добровольного информированного согласия дееспособного человека, предоставляющего свой генетический материал. При этом он должен определить условия и порядок своего клонирования. Клонирование без испрошенного согласия не должно быть допустимым.

3. Клонирование умерших людей, недееспособных (детей) не считать легитимным.

4. Клоны должны вынашиваться и рождаться только взрослой женщиной, действующей по своей воле на основе информированного добровольного согласия.

5. Запрет купли-продажи клонированных эмбрионов.

Таким образом, по нашему мнению, временный запрет на клонирование на данном этапе развития науки и общества вполне оправдан недостатком знаний о его последствиях. Тем не менее, прогнозируя разрешение на процесс клонирования человека в будущем, мы полагаем, что необходимо развитие правовой базы этой технологии, а именно:
– уточнение терминологии и юридическое закрепление понятий терапевтического и репродуктивного клонирования;
– закрепление в законодательстве наказаний за нарушение запретов и механизмов правоприменения этих наказаний;
– развитие направления «соматические права человека»;
– законодательное закрепление прав человеческого клона.

При наличии юридического урегулирования развитие технологии не принесёт морального вреда человечеству.

 

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов по представленной статье.

M E Guryleva

Kazan State Medical University

Email: gulnarakgmu@mail.ru
SPIN-code: 6207-9971

Russian Federation, Kazan, Russia

G M Khamitova

Kazan State Medical University

Author for correspondence.
Email: gulnarakgmu@mail.ru
SPIN-code: 5746-5562

Russian Federation, Kazan, Russia

  1. Yatsenko V.V., Lyuborets E.S. Issues of legal regulation of human cloning. In: Evolyutsiya gosudarstva i prava: istoriya i sovremennost'. (Evolution of the state and legacy: history and modernity.) Part 1. 2017; 167–171. (In Russ.)
  2. Veselova O.V., Troshina E.V. The cloning of man as a moral-ethical and legal category. Sovremennye problemy prava, ekonomiki i upravleniya. 2016; (1): 13–18. (In Russ.)
  3. Siluyanova I.V. The temptation of cloning, or man as a likeness of man. Sergiev Posad: Moskovskoe podvor'e Svyato-troickoj Sergievoj lavry. 1998; 16. (In Russ.)
  4. Kop'yak A.S. The problem of human cloning: ethi­cal and legal aspects. Sovremennye nauchnye issledovaniya i innovatsii. 2012; (2): 14. (In Russ.)
  5. Report of the Locum Tenens of the Patriarchal Throne, Metropo­litan Kirill of Smolensk and Kaliningrad, at the Local Council of the Russian Orthodox Church (Moscow, January 27–29, 2009). http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html (access data: 23.05.2019). (In Russ.)
  6. Kovalenko A.I., Matyu­shchenko V.S. Ethical and legal issues of the human cloning in Russia. 2019; (1): 88–91. (In Russ.)
  7. Savvina O.V. Ethical problems of cloning humans (SCNT) Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Seriya Filosofiya. 2015 (2): 115–119. (In Russ.)
  8. Dosse Zh. Scien­tific knowledge and human dignity. Kur'er YuNESKO. 1994; (11): 5. (In Russ.)
  9. Katanyan K. The reverse side of cloning. NG-nauka. 1997; (4): 3. (In Russ.)
  10. Nezhmetdinova F.T. A humanitarian exa­mination of the risks of introducing modern technical and technological achievements of NBIC technologies based on bioethics: a metho­dological approach. Innovatika i ekspertiza: nauchnye trudy. 2013; (1): 132–138. (In Russ.)
  11. Tishchenko P.D. Bioethical provision of scientific development in a risk society. Workbooks on bioethics. Vol. 11. Humanitarian support for the innovative development of biomedical technologies. Collection of scientific articles. Resp. editor P.D. Ti­shchenko. Moscow: Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta. 2010; 36. (In Russ.)
  12. Smir­nov A.M. On the issue of the admissibility of human cloning in the context of the rea­lization of soma­tic human rights. Obrazovanie i nauka v Rossii i za rubezhom. 2019; (2): 67–71. (In Russ.)
  13. Tishchenko P.D. World of future. Zhurnal'nyj klub “Intelros Foma”. 2015; (7). www.intelros.ru/readroom/foma/f147-2015/27350-mir-buduschego-pavel-tischenko.html (access data: 23.05.2019). (In Russ.)
  14. Fukuyama F. Nashe post­chelovecheskoe budushchee. (Our postapocalyptic future.) Moscow: AST. 2008; 349 р. (In Russ.)
  15. Zaytseva I.A. Sekretnye re­zyltaty opytov klonirovaniya. (Secret results of cloning experiments.) Moscow: RIPOL classic. 2007; 256 р. (In Russ.)
  16. Yudin B.G., Ignat'ev V.N., Polu­binskaya S.V. et al. Ethical and Legal Problems of Biomedical Science and Practice in Modern Russia [report about SRW №96-06-80602 (Russian fund of fundamental research)]. Information bulletin RFFI №4. https://elibrary.ru/download/elibrary_230265_59600198.htm (access data: 23.05.2019). (In Russ.)
  17. Fede­ral law of 20 May, 2002 . №54-FZ “About the permanent ban on human clo­ning.”. Informatsionno-pravovoe obespechenie “Garant”. http://base.garant.ru/57430472/ (access date: 31.05.2019). (In Russ.)
  18. Federal law of 29 March 2010 . №30-FZ «About the chan­ges to article 1 of the Federal law “About the permanent ban on human cloning.”». Informatsionno-pravovoe obespechenie “Garant”. http://base.garant.ru/57430472/ (access date: 31.05.2019). (In Russ.)
  19. Yorysh A.I. Legal and ethical issues of human cloning. In the collection: Modern medical law in Russia and abroad. Collection of scientific papers. Center for Social Information Research; Department of Law; IGP. Center for Environmental Law Studies; Center for Legal Studies Resp. editor: O.L. Dubovik, Yu.S. Pivovarov. Moscow. 2003; 235–254. (In Russ.)
  20. Doctor Sid clones himself. Gazeta “Komersant”. 1998. №169. September 12. (In Russ.)
  21. Korkunov N.M. Lectsii po obshei teorii prava. (Lectures on gene­ral theory of law.) Moscow: Yurait. 2016; 422 р. (In Russ.)
  22. Sal'nikov V.P., Babadzhanov I.H. Human cloning: theory of legal regulation. Mir politiki i sotsiologii. 2016; (9): 173–182. (In Russ.)
  23. Universal Declaration on the human genome and human rights of November 11, 1997. UN General conference on education, science and culture. Informatsionno-pravovoe obespechenie “Garant”. http://base.garant.ru/57430472/ (access date: 31.05.2019). (In Russ.)
  24. UN declaration on human cloning of March 8, 2005. General Assembly resolution 59/280. Informatsionno-pravovoe obespechenie “Garant”. http://base.garant.ru/57430472/ (access date: 31.05.2019). (In Russ.)
  25. Additional protocol to the convention for the protection of human rights and the dignity of the human being in connection with the use of biology and medicine, concerning the prohibition of the cloning of human beings, from Janua­ry 12, 1998. Convention for the protection of human rights and the dignity of the human being with regard to the application of biology and medicine, concerning the prohibition cloning human beings. Informatsionno-pravovoe obespe­chenie “Garant”. http://base.garant.ru/57430472/ (access date: 01.06.2019). (In Russ.)
  26. Borzhonov M.I. Human cloning: ethi­cal and legal issues. Vestnik Instituta zakonodatel'stva i pravovoj informatsii im. M.M. Speranskogo. 2013; (5): 57–62. (In Russ.)
  27. Romanovskiy G.B., Romanovskaya O.V. Problems of biomedical technologies legal regulation in Russia and abroad. Geny & kletki. 2016; (1): 75–81. (In Russ.)
  28. Ryzhova A.A. The human clone as a sub­ject of constitutional law. Nauka. Obshchestvo. Gosudarstvo. 2017; 5 (1): 69–75. (In Russ.)
  29. Nazarenko V.O. Problems of legal regulation of human cloning issues in the Russian Federation. In: Modern problems of law-making and law enforcement. Baikal Student Law Forum-2019: materials of the All-Russian Student Scientific and Practical Conference. 2019; 80–83. (In Russ.)

Views

Abstract - 86

PDF (Russian) - 35

Cited-By


PlumX


© 2019 Guryleva M.E., Khamitova G.M.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.


Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-75008 от 1 февраля 2019 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies