Features of the immune and metabolomic profile in overweight children associated with polymorphic variants of the IL-1B and TP53 genes



Cite item

Full Text

Open Access Open Access
Restricted Access Access granted
Restricted Access Subscription or Fee Access

Abstract

Background. The growing number of overweight children is an important problem of modern healthcare. Excess body weight causes the risk of severe metabolic disorders developing. Analysis of changes in the immune, metabolic, and genetic profile of overweight children as markers of the early development of metabolic disorders is an effective tool for the prevention, diagnosis, and treatment of these pathologies.

Aim. To identify the features of the immune and metabolomic profile in overweight children aged 7–11 years associated with polymorphic variants of the IL-1B (rs1143634) and TP53 (rs1042522) genes.

Material and methods. 132 children aged 7–11 years were examined: 54 children with overweight and 78 children with normal body weight. The lymphocytes subpopulation composition was analyzed by flow cytometry; the content of leptin, cortisol, superoxide dismutase, lipid hydroperoxide and interleukin-1β — using enzyme immunoassay, immunoglobulin G — using the method of radial immunodiffusion method by Mancini. Polymorphic variants of the IL-1B (rs1143634) and TP53 (rs1042522) genes were identified by real-time polymerase chain reaction. Statistical data processing was implemented in the Statistica 10, SNPStat and Gen-Expert programs.

Results. The immune profile of the examined children was characterized by an increased content of CD3+CD8+-, CD19+-lymphocytes and immunoglobulin G against the background of CD3+CD4+-lymphocytes, p53 deficiency and a decrease in the number of CD4+/CD8+. The metabolomic profile of children was characterized by an excess content of leptin, cortisol, lipid hydroperoxides, and superoxide dismutase. The identified changes in immune and metabolomic regulation in overweight children were significantly associated with the G allele and GG genotype of the IL-1B gene (rs1143634), as well as with the C allele and CC genotype of the TP53 gene (rs1042522), which cause the initiation of inflammation and inhibition of apoptosis.

Conclusion. The established features of immune and metabolomic regulation associated with the G allele and GG genotype of the IL-1B gene (rs1143634) and with the C allele and CC genotype of TP53 gene (rs1042522) represent a complex of markers of overweight formation in children aged 7–11 years.

Full Text

Актуальность

Значительное увеличение количества детей с избыточной массой тела — актуальная проблема современного здравоохранения. По данным Всемирной организации здравоохранения, распространённость избыточной массы тела и ожирения в общемировой популяции с 1975 по 2016 г. возросла более чем в 3 раза. В настоящее время более 1,9 млрд человек в мире имеют избыточную массу тела. Ожирение диагностировано у 650 млн взрослых и детей. При этом свыше 380 млн детей и подростков младше 19 лет в мире имеют избыточную массу тела либо ожирение [1]. Распространённость избыточной массы тела у детей в различных регионах России достигает 19,9% в общей популяции детского населения, тогда как ожирение выявлено у 5,6% российских детей [2].

Избыточная масса тела формирует повышенный риск тяжёлых метаболических нарушений уже в детском возрасте, в дальнейшем играя роль ключевого маркёра развития «болезней цивилизации» — ожирения и метаболического синдрома, сердечно-сосудистой патологии, сахарного диабета, злокачественных опухолей, ортопедических нарушений и других заболеваний, существенно снижающих качество и продолжительность жизни человека [3].

Иммунная система задействована в поддержании метаболического гомеостаза, оказывая влияние и на его гуморальный профиль. Изучение динамического взаимодействия метаболических процессов и иммунной системы — активно развивающееся направление междисциплинарных научных исследований. Нарушение взаимодействия и изменение баланса в данной равновесной системе индуцирует запуск дезадаптационных реакций с возможных развитием патологических нарушений энергетического и пластического обмена веществ [4, 5].

Следовательно, анализ особенностей иммунной и гуморальной регуляции, ассоциированных с полиморфными вариантами кандидатных генов, у детей-школьников допубертатного периода с избыточной массой тела [коэффициент стандартного отклонения (SDS — от англ. standard deviation score) индекса массы тела (ИМТ) >1] позволит выявить ранние донозологические изменения иммунной и гуморальной регуляции обмена веществ и сопряжённые с ними генетические маркёры предрасположенности к развитию метаболических нарушений в группах повышенного риска.

Цель

Цель работы: выявить особенности иммунного и метаболомного профиля детей-школьников допубертатного периода с избыточной массой тела, ассоциированные с полиморфными вариантами генов IL-1B (rs1143634) и TP53 (rs1042522).

Материал и методы исследования

В ходе аналитического обследования типа «случай-контроль» обследованы 132 ребёнка — школьника допубертатного периода в возрасте от 7 до 11 лет. В качестве диагностического критерия избыточной массы тела у детей применяли расчётный показатель SDS ИМТ >1, учитывающий рост, массу тела, возраст и пол ребёнка. Определение SDS ИМТ производили в соответствии с методическими рекомендациями «Оценка физического развития детей и подростков» и «Федеральными клиническими рекомендациями по диагностике и лечению ожирения у детей и подростков». Согласно рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, ожирение у детей и подростков 5 лет и старше следует определять как +2,0 SDS ИМТ, а избыточную массу тела — от +1,0 до +2,0 SDS ИМТ.

Группу наблюдения составили 54 ребёнка, средний возраст 9,2±0,6 года, с избыточной массой тела, имеющие SDS ИМТ >1. Группу сравнения составили 78 детей в возрасте 9,8±0,5 года с массой тела в пределах нормы (SDS ИМТ <1). Обследованные группы сопоставимы по этническому, половозрастному и социальному составу.

Критериями исключения при формировании групп наблюдения и сравнения были возраст младше 7 лет и старше 11 лет, наличие в анамнезе патологии следующих классов:

– болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм (D50–D89);
– болезни эндокринной системы, расстройств питания и нарушений обмена веществ (E00–E90);
– некоторые инфекционные и паразитарные болезни (A00–B99);
– новообразования (C00–D48).

Определение содержания лимфоцитов CD3+CD4+, CD3+CD8+ и CD19+, а также транскрипционного фактора клеточной пролиферации p53 проводили методом проточной цитофлюориметрии на приборе FACSCalibur (Becton Dickinson, США) с использованием программы CellQuestPrO.

Содержание лептина, кортизола, супероксиддисмутазы, гидроперекиси липидов и провоспалительного цитокина интерлейкина-1β в сыворотке крови определяли методом иммуноферментного анализа.

Уровень продукции сывороточных антител класса иммуноглобулинов G определяли методом радиальной иммунодиффузии по Манчини.

У обследованных детей были проанализированы однонуклеотидные полиморфизмы (SNP — от англ. single nucleotide polymorphism) генов провоспалительного цитокина интерлейкина-1β IL-1B (rs1143634) и транскрипционного фактора клеточной пролиферации р53 TP53 (rs1042522) с применением полимеразной цепной реакции в режиме реального времени на амплификаторе CFX96 Real Time System C1000 Thermal Cycler (BioRAD, Singapour). Дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) выделена из буккального соскоба с использованием комплекта реагентов «АмплиПрайм ДНК-сорбB Форма 2 вариант 100» (ООО «НекстБио» Россия). Для определения генетического полиморфизма исследуемых генов использовали тест-системы (Синтол, Россия) — набор реагентов для определения SNP: С/T гена интерлейкина-1β IL-1B (rs1143634) и C/G гена транскрипционного фактора р53 TP53 (rs1042522). Для определения генотипа человека применяли метод аллельной дискриминации в специализированной программе TaqMan’.

Статистическая обработка результатов анализа показателей иммунного и метаболомного профиля реализована в программе Statistica 10 (StatSoft, USA). Характер распределения исходных данных в выборках определён с использованием критерия Шапиро–Уилка для проверки гипотезы о нормальном распределении.

Для сравнения данных применяли методику описательной математической статистики, где результаты исследования представлены в виде среднего арифметического (M) и стандартной ошибки (m) изученных показателей. Уровень достоверности различия результатов в сравниваемых группах оценивали с использованием параметрических (t-критерий Стьюдента) и непараметрических (U-критерий Манна–Уитни) методов сравнения для двух независимых выборок. Для установления связи изменения показателей иммунной регуляции с увеличением значения SDS ИМТ применяли методику парного регрессионного анализа с расчётом коэффициента детерминации R2, оценку уровня достоверности регрессионной модели проводили с помощью F-критерия Фишера. Различия между группами считали статистически значимыми при р <0,05.

Анализ результатов генотипирования обследованных детей осуществлён с использованием популяционно-статистической методики для использующих идентификацию SNP исследований типа «случай-контроль» с учётом соответствия исходных данных равновесию Харди–Вайнберга. Расчёт распределения частот генотипов и аллелей, χ2-критерия соответствия теоретически ожидаемых и фактически наблюдаемых частот генотипов и аллелей, а также показателя отношения шансов (ОШ) и его 95% доверительного интервала (ДИ) для установления связи избыточной массы тела (SDS ИМТ >1) с полиморфными вариантами генов IL-1B (rs1143634) и TP53 (rs1042522) проведён с использованием онлайн-программ SNPStat и Gen-Expert.

Исследование выполнено с соблюдением этических требований Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации (2000) и протокола Конвенции Совета Европы о правах человека и биомедицине (1999). ­Исследование одобрено локальным этическим комитетом ФБУН «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (протокол №23 от 20.12.2021). У всех участников было получено информированное согласие.

Результаты

В результате проведённого обследования детей-школьников допубертатного периода с избыточной массой тела установлены признаки дисбаланса гуморального и клеточного звеньев иммунного ответа, а также метаболомного профиля обследованного контингента (табл. 1).

 

Таблица 1. Иммунный и гуморальный профиль детей с избыточной массой тела

Показатель

Референтный ­уровень [6]

Группа наблюдения (n=54), M±m

Группа сравнения (n=78), M±m

p

CD3+CD4+-лимфоциты, %

31–60

31,2±2,09

35,1±1,09

0,001

CD3+CD8+-лимфоциты, %

13–41

27,4±1,64

23,8±0,54

0,042

CD4+/CD8+, у.е.

0,8–4,2

1,2±0,20

1,5±0,10

0,008

CD19+-лимфоциты, %

6–25

14,3±1,50

12,3±0,64

0,013

p53, %

12–18

7,6±0,44*

13,3±0,54

0,001

Иммуноглобулин G, г/дм3

9–13

13,5±1,25

10,7±0,61

0,048

Интерлейкин-1β, пг/мл

0–11

4,5±0,94

2,3±0,22

0,030

Кортизол, нмоль/см3

140–600

289,7±30,11

225,6±10,96

0,048

Лептин, нг/мл

1,1–27,6

15,0±0,84

6,6±0,66

0,001

Гидроперекиси липидов, мкмоль/дм3

0–350

249,1±21,87

195,5±7,76

0,026

Супероксиддисмутаза, нг/см3

45,9–98,3

79,8±5,59

68,6± 2,05

0,047

Примечание: *различия с референтным уровнем статистически значимы (p <0,05); p — уровень значимости различий между сравниваемыми группами.

 

Так, у 68,5% детей (37 человек) в группе наблюдения установлено достоверное снижение содержания Т-хелперов — CD3+CD4+-лимфоцитов — относительно группы сравнения (p <0,01). Тогда как содержание цитотоксических CD3+CD8+-лимфоцитов у 57,7% детей с избыточной массой тела достоверно превышает значения данного показателя в группе сравнения (p <0,05). Наблюдаемый дефицит CD3+CD4+-лимфоцитов и избыточное содержание CD3+CD8+-лимфоцитов обусловливают статистически значимое снижение иммунорегуляторного индекса у детей в группе наблюдения по отношению к группе сравнения (р <0,05). Выявлена достоверная взаимосвязь снижения содержания CD3+CD4+-лимфоцитов и значения иммунорегуляторного индекса CD4+/CD8+ с увеличением показателя SDS ИМТ у всех обследованных детей (p <0,05) (табл. 2).

 

Таблица 2. Параметры моделей зависимости изменений показателей иммунной регуляции при повышении коэффициента стандартного отклонения индекса массы тела у детей-школьников допубертатного периода

Показатель

Направление ­изменения показателя

b0

b1

F

p

R2

CD19+-лимфоциты, %

Повышение

12,758

0,890

4,724

0,032

0,451

CD3+CD4+-лимфоциты, %

Снижение

34,040

1,809

6,094

0,015

0,574

CD4+/CD8+

Снижение

1,442

0,081

5,081

0,026

0,483

Интерлейкин-1β

Повышение

2,440

0,419

4,419

0,042

0,831

Примечание: b0, b1 — коэффициенты регрессии; F — критерий Фишера; р — уровень значимости; R2 — коэффициент детерминации.

 

Одновременно у 61,1% детей (33 человек) с избыточной массой тела установлены приз­наки гиперактивации гуморального звена иммунного ответа по критерию содержания В-лимфоцитов CD19+ и синтеза антител класса иммуноглобулинов G относительно группы сравнения (р <0,05). Следует отметить, что повышение количества CD19+ достоверно сопряжено с увеличением показателя SDS ИМТ у обследованных детей (p <0,05).

В свою очередь, гуморальный профиль 81,5% обследованных детей (44 человек) с избыточной массой тела отличается повышенным уровнем адипокина лептина, сопряжённого с избыточным уровнем кортизола относительно значений данных показателей в группе сравнения (р <0,05).

У 59,2% детей (32 человек) в группе наблюдения отмечен повышенный уровень гидроперекисей липидов и супероксиддисмутазы (79,760±5,592 нг/см3) относительно группы сравнения (p <0,05).

Результаты генетического обследования детей-школьников допубертатного периода с избыточной массой тела позволили выявить полиморфные варианты кандидатных генов воспалительного процесса IL-1B (rs1143634) и клеточной пролиферации TP53 (rs1042522), характеризующие особенности реализации генетической предрасположенности к развитию метаболических нарушений и других «болезней цивилизации» у детей-школьников допубертатного периода с избыточной массой тела. Распределение частот аллелей и генотипов соответствует равновесию Харди–Вайнберга (p <0,05) и описывается мультипликативной (тест χ2, df=1) и аддитивной (тест Кохрана–­Армитажа для линейных трендов, xi=[0, 1, 2], df=1) моделями наследования (табл. 3).

 

Таблица 3. Распределение частот аллелей и генотипов генов IL-1B (rs1143634) и TP53 (rs1042522) у детей-школьников допубертатного периода с избыточной массой тела

SNP

Генотип/аллель

Группа наблюдения (n=54)

Группа сравнения (n=78)

ОШ

95% ДИ

TP53 (rs1042522)

CC

0,259

0,410

0,50

0,24–1,07

CG

0,296

0,321

0,89

0,42–1,90

GG

0,444

0,269

2,17

1,04–4,52

C

0,407

0,579

0,52

0,31–0,85

G

0,593

0,421

1,93

1,17–3,18

IL-1B (rs1143634)

CC

0,667

0,359

3,57

1,72–7,42

CT

0,185

0,500

0,23

0,10–0,51

TT

0,148

0,141

1,06

0,40–2,84

C

0,759

0,609

2,03

1,17–3,50

T

0,241

0,391

0,49

0,29–0,85

Примечание: χ[GG(TP53)]2=4,93, p=0,03; χ[CC(IL-1B)]2=5,62, p=0,02; χ[G(TP53)]2=6,79, p=0,009; χ[C(IL-1B)]2=6,52, p=0,01; χ2 — критерий соответствия теоретически ожидаемых и фактически наблюдаемых частот генотипов и аллелей; ОШ — отношение шансов; ДИ — доверительный интервал.

 

Группа детей-школьников допубертатного периода с избыточной массой тела отличается достоверно повышенной частотой G-аллеля и соответствующего гомозиготного GG-генотипа гена транскрипционного фактора клеточной пролиферации TP53 (rs1042522), что сопряжено со снижением уровня продукта экспрессии данного гена — белка р53 — по отношению как к группе сравнения, так и к ­установленному ­референтному уровню (р <0,05) [6]. Кроме того, группа наблюдения характеризуется повышенной частотой С-аллеля и соответствующего СС-генотипа гена IL-1B (rs1143634), ассоциированной с избыточным уровнем продукта экспрессии данного гена — провоспалительного цитокина интерлейкина-1β — по отношению к группе сравнения (p <0,02). Установлена положительная связь повышения синтеза данного цитокина с увеличением SDS ИМТ у обследованных детей (p <0,02).

Обсуждение

В результате проведённой иммунодиагностики у детей-школьников допубертатного периода с избыточной массой тела установлены признаки дисбаланса клеточного и гуморального звеньев иммунитета. Так, одновременное снижение экспрессии маркёров CD3+CD4+-лимфоцитов и повышение CD3+CD8+-лимфоцитов обусловливает снижение иммунорегуляторного индекса CD4+/CD8+ и указывает на признаки угнетения Т-клеточного иммунитета у детей с избыточной массой тела (SDS ИМТ >1), тогда как повышенное содержание CD19+-лимфоцитов, сопряжённое с избытком иммуноглобулина G, свидетельствует о гиперактивации гуморального звена иммунного ответа.

В свою очередь, метаболомный профиль обследованного контингента характеризуется признаками гиперпродукции лептина и кортизола. Известно, что рецепторы лептина экспрессируются на Т- и В-лимфоцитах, запуская каскады иммунных реакций, что может быть причиной нарушений гуморального и клеточного звеньев иммунитета, а также инициации метавоспаления у людей с избыточным весом и ожирением, ассоциированным с клеточной гипоксией, механическим стрессом адипоцитов, а также гиперпродукцией и гиперактивацией транспорта свободных жирных кислот и липополисахаридов [7].

Метавоспаление, обусловленное ожирением, сопровождается умеренным повышением синтеза провоспалительных медиаторов, структурными модификациями метаболических тканей, способствующими их инфильтрации иммунными клетками [8]. При этом нарушения Т-клеточного иммунитета у людей на фоне избытка лептина ассоциируются с гиперпродукцией фактора некроза опухоли α, интерлейкинов-6 и -8, моноцитарного хемотаксического фактора-1 и С-реактивного белка, а также с нарушением функциональной активности NK-лимфоцитов, угнетением макрофагов, нарушением хемотаксиса нейтрофилов. Кроме того, избыточное содержание цитотоксических Т-лимфоцитов (CD3+CD8+) и B-лимфоцитов (CD19+) в жировой ткани также связано с увеличением образования провоспалительных цитокинов и иммуноглобулина G [9].

В свою очередь, кортизол обладает иммуносупрессивными свойствами — влияет на активность и жизнеспособность клеток иммунной системы, угнетает фагоцитоз антигенов и их последующую элиминацию макрофагами, вызывает инволюцию лимфоидных органов, подавляет активность лимфоцитов, замедляя их созревание и дифференцировку. Угнетение активности иммунных клеток нарушает их дегрануляцию и высвобождение матриксных металлопротеиназ, протеаз, нуклеаз, хемоаттрактантов и адгезивных молекул. Также кортизол снижает экспрессию интерлейкина-2 эффекторными T-лимфоцитами, нарушает функции TCR-рецепторов, угнетает активность лимфоцитоспецифической протеинтирозинкиназы, инозитол-1,4,5-трифосфата посредством мембраносвязанных рецепторов [8, 10].

Выявленный в группе наблюдения повышенный уровень гидроперекисей липидов характеризует процесс избыточной пероксидации липидов, тогда как продукция фермента антиоксидантной защиты супероксиддисмутазы является компенсаторной реакцией в условиях оксидативного стресса, возникающего у детей с избыточной массой тела (SDS ИМТ >1). Избыточное накопление жира приводит к развитию липотоксичности, что становится важнейшим предиктором связанного с воспалительным процессом оксидативного стресса [11].

В условиях оксидативного стресса иммуноциты начинают синтезировать и продуцировать свободные радикалы, что способствует развитию метавоспаления, при котором повышение уровня провоспалительных цитокинов активирует НАДФН+-оксидазный комплекс. Дальнейшее развитие оксидативного стресса и угнетение антиоксидантного потенциала приводят к повреждению ДНК митохондрий и дефициту аденозинтрифосфата.

Длительное воздействие свободных радикалов сопровождается значительным повреждением биополимеров и органоидов клетки, что может стать причиной преждевременного апо­птоза. Повреждение клеточных органелл приводит к чрезмерному синтезу провоспалительных цитокинов, генерирующих дополнительные ­активные формы кислорода и тем самым увеличивающих скорость пероксидации липидов [12].

Полученные результаты генотипирования обследованных детей подтверждаются данными научной литературы, описывающими ассоциированное с С-аллелем TP53 (rs1042522) снижение уровня его экспрессии и угнетение функциональной активности его продукта, — прежде всего, контроллинга клеточной гибели. В норме индукция апоптоза опосредуется активацией транскрипционных факторов р53 и ­NF-κB при повреждении ДНК с одновременным угнетением двухвалентными ионами Cd2+, Ni2+ и Zn2+ активности гликозилаз — ферментов, распознающих повреждения в геноме и участвующих в репарации ДНК [13].

Однако генетически обусловленные нарушения функции р53 при различных стрессовых факторах и внутриклеточных повреждениях (разрывы ДНК, дефицит внутриклеточного пула нуклеотидов, ингибирование ДНК- и РНК-­полимераз, гиперэкспрессия онкогенов, вирусные инфекции, гипоксия, оксидативный стресс, гипо- и гипертермия, нарушения клеточной архитектуры) вызывают не только угнетение запрограммированной клеточной гибели, но и ослабление контроля клеточной пролиферации в контрольных точках G1 и G2 клеточного цикла, снижение эффективности репарации ДНК и толерантности к оксидативному стрессу, а также нарушения клеточной дифференцировки [11].

Установленная ассоциация G-аллеля и соответствующего GG-генотипа гена IL-1B (rs1143634) с избыточным уровнем продукта экспрессии данного гена — провоспалительного цитокина интерлейкина-1β — свидетельствует о развитии воспалительного процесса у детей с избыточной массой тела.

Интерлейкин-1β стимулирует синтез белков острой фазы воспаления — С-реактивного белка и сывороточного амилоидного протеина А, активирует экспрессию молекул клеточной адгезии — ICAM-1, VCAM-1, P-селектина и E-селектина, а также стимулирует образование и активацию нейтрофилов с образованием ряда провоспалительных медиаторов, включая фактор некроза опухоли α и интерлейкин-6 [9].

Интерлейкин-1β совместно с интерлейкином-1α, фактором некроза опухоли α и лигандами TLR- и NLR-рецепторов вызывает активацию NF-κB, индуцируя экспрессию белков NLRP3, ASC и up-регуляцию pro-­интерлейкина-1β, что приводит к образованию инфламмасомы NLRP3, главная функция которой — процессинг и высвобождение активных провоспалительных интерлейкинов-1α, -1β, -18 и -33 [14].

Описанные реакции обусловливают более выраженное протекание процессов метавоспаления у детей с избыточной массой тела. Кроме того, результаты исследований на изолированных макрофагах и экспериментальных моделях показали, что окисленные липопротеины низкой плотности и кристаллы холестерина способны активировать NLRP3-инфламмасомы и, как следствие, обусловливать гиперпродукцию провоспалительных цитокинов. Факторы оксидативного стресса также могут индуцировать активацию NLRP3-инфламмасомы путём связывания с тиоредоксин-взаимодействующим белком и окисленной митохондриальной ДНК и обусловливать дальнейшее развитие воспаления [15].

При сравнении выявленных в данном исследовании частот аллелей генов IL-1B (rs1143634) и TP53 (rs1042522) с аналогичными популяционными данными в мире, Европе и России, установлено, что по данным базы ALFRED (The ALlele FREquency Database) Йельского центра медицинской информатики, выявленная нами частота C-аллеля гена IL-1B (rs1143634), составляющая 0,759, сопоставима с общемировыми (0,540–0,940) и европейскими (0,580–0,920) данными. По данным базы ALFA (Allele Frequency Aggregator) Национального центра биотехнологической информации США, выявленная нами частота G-аллеля гена TP53 (rs1042522) 0,593 достоверно ниже аналогичных данных в общемировой (0,714) и европейской популяциях (0,737).

Выводы

  1. Иммунный профиль детей в возрасте 7–11 лет с избыточной массой тела характеризуется снижением иммунорегуляторного индекса CD4+/CD8+ при дефиците CD3+CD4+-лимфоцитов и избытке CD3+CD8+-лимфоцитов, а также избыточным синтезом иммуноглобулинов G при повышенном содержании В-лимфоцитов (CD19+) относительно группы сравнения.
  2. Метаболомный профиль обследованного контингента отличается избыточным содержанием лептина, кортизола, гидроперекисей липидов и супероксиддисмутазы по отношению к группе сравнения.
  3. Установленные изменения показателей иммунной и гуморальной регуляции в группе сравнения достоверно ассоциированы с C-аллелем и CC-генотипом гена IL-1B (rs1143634), сопряжёнными с избыточной продукцией провоспалительного интерлейкина-1β, а также с G-аллелем и GG-генотипом гена TP53 (rs1042522), обусловливающими снижение синтеза транскрипционного фактора р53 и угнетение апоптоза, относительно группы сравнения.
  4. Установленные особенности иммунного и метаболомного профиля, ассоциированные с полиморфными вариантами генов IL-1B (rs1143634) и TP53 (rs1042522), представляют комплекс маркёрных показателей формирования избыточной массы у детей в возрасте 7–11 лет и могут быть рекомендованы для профилактики и ранней диагностики метаболических нарушений.

 

Участие авторов. О.В.Д. — определение дизайна и концепции исследования, подготовка рукописи, анализ и интерпретация результатов; Н.В.З. и В.Б.А. — определение дизайна и концепции исследования, анализ и интерпретация результатов; Н.А.Н. — сбор и статистическая обработка данных, подготовка рукописи.
Источник финансирования. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов по представленной статье.

×

About the authors

Oleg V. Dolgikh

Federal Scientific Center for Medical and Preventive Health Risk Management Technologies

Email: oleg@fcrisk.ru
ORCID iD: 0000-0003-4860-3145

D. Sci. (Med.), Head of Depart., Depart. of Immunobiological Diagnostics

Russian Federation, Perm, Russia

Nina V. Zaitseva

Federal Scientific Center for Medical and Preventive Health Risk Management Technologies

Email: znv@fcrisk.ru
ORCID iD: 0000-0003-2356-1145

D. Sci. (Med.), Prof., Academician of the Russian Academy Sciences, Scientific Director

Russian Federation, Perm, Russia

Natalya A. Nikonoshina

Federal Scientific Center for Medical and Preventive Health Risk Management Technologies

Author for correspondence.
Email: nat08.11@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-7271-9477

Junior Researcher, Laboratory of Immunology and Allergology, PhD Stud.

Russian Federation, Perm, Russia

Vadim B. Alekseev

Federal Scientific Center for Medical and Preventive Health Risk Management Technologies

Email: root@fcrisk.ru
ORCID iD: 0000-0001-5850-7232

D. Sci. (Med.), Prof., Director

Russian Federation, Perm, Russia

References

  1. Abarca-Gómez L, Abdeen ZA, Hamid ZA, Abu-Rmeileh NM, Acosta-Cazares B, Acuin C, Adams RJ, Aekplakorn W, Afsana K, Aguilar-Salinas CA, Agyemang C, Ahmadvand A, Ahrens W, Ajlouni K, Akhtaeva N, Al-Hazzaa HM, Al-Othman AR, Al-Raddadi R, Al Buhairan F, Al Dhukair S, Lehtimäki T, Ronkainen K, Uusitalo H. Worldwide trends in body-mass index, underweight, overweight, and obesity from 1975 to 2016: A pooled analysis of 2416 population-based measurement studies in 128•9 million children, adolescents, and adults. Lancet. 2017;290(10113):2627–2642. doi: 10.1016/S0140-6736(17)32129-3.
  2. Balanova YuA, Shalnova SA, Deev AD, Imaeva AE, Kontsevaya AV, Muromtseva GA, Kapustina АV, Evstifeeva SE, Drapkina ОM. Obesity in Russian population — prevalence and association with the non-communicable diseases risk factors. Russian Journal of Cardiology. 2018;(6):123–130. (In Russ.) doi: 10.15829/1560-4071-2018-6-123-130.
  3. Isbit J. Preventing diseases of civilization. J Pediatr Surg. 2018;53(6):1261. doi: 10.1016/j.jpedsurg.2018.02.099.
  4. Dolgikh OV, Zaitseva NV, Nikonoshina NA. Neurohumoral and immune profile features in children with the functional disorders of autonomic nervous system associated with the sirtuin gene SIRT1 (rs7069102) polymorphism. Bulletin of experimental biology and medicine. 2021;172(11):622–626. (In Russ.) doi: 10.47056/0365-9615-2021-172-11-622-626.
  5. Romantsova TI, Sych YuP. Immunometabolism and metainflammation on obesity. Obesity and metabolism. 2019;16(4):3–17. (In Russ.) doi: 10.14341/omet12218.
  6. Klinicheskoe rukovodstvo Titsa po laboratornym testam. (Tietz clinical guide to laboratory tests.) Woo AHB, editor. Menshikov VV, translator. Moscow: Labora; 2013. 1280 р. (In Russ.)
  7. Setko AG, Bulycheva EV, Setko NP. Percularities of prenosological changes in mental and physical health of students of generation Z. Health risk analysis. 2019;(4):158–164. (In Russ.) doi: 10.21668/health.risk/2019.4.17.
  8. Barazzoni R, Cappellari GG, Ragni M, Nisoli E. Insulin resistance in obesity: an overview of fundamental alterations. Eat Weight Disord. 2018;23:149–157. doi: 10.1007/s40519-018-0481-6.
  9. Troshina EA. The role of cytokines in the processes of adaptive integration of immune and neuroendocrine reactions of the human body. Problems of Endocrinology. 2021;67(2):4–9. (In Russ.) doi: 10.14341/probl12744.
  10. Gancheva S, Jelenik T, Alvarez-Hernandez E, Roden M. Interorgan metabolic crosstalk in human insulin resistance. Physiol Rev. 2018;98(3):1371–1415. doi: 10.1152/physrev.00015.2017.
  11. Carlos D, Costa FRC, Pereira CA, Rocha FA, Yaochite JNU, Oliveira GG, Carneiro FS, Tostes RC, Ramos SG, Zamboni DS, Camara NOS, Ryffel B, Silva JS. Mitochondrial DNA activates the NLRP3 inflammasome and predisposes to type 1 diabetes in murine model. Front Immunol. 2017;8:164. doi: 10.3389/fimmu.2017.00164.
  12. Hill S, Sataranatarajan K, van Remmen H. Role of signaling molecules in mitochondrial stress response. Front Genet. 2018;9:225. doi: 10.3389/fgene.2018.00225.
  13. Pfister AS. Emerging role of the nucleolar stress response in autophagy. Front Cell Neurosci. 2019;13:156. doi: 10.3389/fncel.2019.00156.
  14. Jo E-K, Kim JK, Shin D-M, Sasakawa C. Molecular mechanisms regulating NLRP3 inflammasome activation. Cell Mol Immunol. 2016;13(2):148–159. doi: 10.1038/cmi.2015.95.
  15. Liang JJ, Fraser IDC, Bryant CE. Lipid regulation of NLRP3 inflammasome activity through organelle stress. Trends Immunol. 2021;42(9):807–823. doi: 10.1016/j.it.2021.07.005.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


© 2022 Eco-Vector





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies