About breast sarcomas

Cover Page


Cite item

Abstract

The question of the frequency of breast lesions with sarcomas of various genesis and sarcoma-like tumors remains debatable to date. According to literature data, this relatively rare disease ranges from 0.34% to 12% [8] of all malignant neoplasms of this organ. Such a significant difference in the incidence of breast sarcomas is explained by the fact that some authors [8, 10] attribute leaf-shaped tumors to true breast sarcomas. According to the majority of researchers differentiating breast sarcomas into sarcomas developed from the stromal elements of the gland and malignated preceding fibroadenes and phylloid fibroadenes, breast sarcoma occupies no more than 0.84%-2% [2, 6] in the structure of malignant tumors of this organism, which corresponds to the general frequency of soft tissue sarcomas [3].

Full Text

Вопрос о частоте поражения молочной железы саркомами различного генеза и саркомоподобными опухолями до настоящего времени остается дискутабельным. Согласно литературным данным, это относительно редкое заболевание составляет от 0,34% до 12% [8] всех злокачественных новообразований данного органа. Столь значительная разница в показателях частоты сарком молочной железы объясняется тем, что некоторые авторы [8, 10] относят листовидные опухоли к истинным саркомам молочной железы. По сведениям большинства исследователей, дифференцирующих саркомы молочной железы на саркомы, развившиеся из стромальных элементов железы и малигнизированных предшествующих фиброаденом и филлоидных фиброаденом, саркома молочной железы занимает не более 0,84%—2% [2, 6] в структуре злокачественных опухолей этого организма, что соответствует общей частоте сарком мягких тканей [3].

До настоящего времени остается открытым вопрос о гистоморфологической классификации сарком молочной железы. Так, А. В. Смольянников (1976) вполне справедливо утверждает, что при гистологической верификации опухоли необходимо определять степень дифференцировки с ориентацией на менее дифференцированные участки, так как именно они определяют течение и прогноз заболевания. Как видно из литературных данных, более злокачественными являются низкодифференцированные фибросаркомы, рецидивирующие в 75,6% и метастазирующие в 24,4% случаев по сравнению с дифференцированными фибросаркомами, рецидивирующими в 42,3% наблюдений и протекающими без метастазов [5], что свидетельствует об обязательности такого гистологического заключения, поскольку оно позволяет составить полноценную клинико-анатомическую характеристику опухоли, способствуя правильной организации лечебных мероприятий.

До настоящего времени нет единого мнения о степени злокачественности листовидной опухоли молочной железы, описанной в 1838 г. Мюллером под названием cystosarcoma phyllodes. Листовидная опухоль является одним из промежуточных звеньев в морфологической цепи: фиброаденоматоз — листовидная опухоль — саркома. Нельзя не согласиться с мнением, что представление о полной доброкачественности листовидной опухоли следует пересмотреть в сторону вероятно большей ее злокачественности, поскольку около ⅓ сарком развивается из листовидной опухоли молочной железы [6, 7].

Нами подвергнуты ретроспективному анализу данные о 3892 больных, оперированных с 1966 по 1980 г. по поводу новообразований молочной железы. Злокачественные новообразования были диагностированы у 1326 больных (34%), доброкачественные опухоли — у 2566 (66%). Из общего числа оперированных по поводу злокачественных новообразований молочной железы саркома выявлена у 11 женщин, что составило 0,83% по отношению к раку этого органа. У 3 больных саркома была стромального происхождения с различной степенью дифференцировки; у 8 она развивалась из мезенхимального компонента предшествующей фиброаденомы, из них у 4 женщин констатирована фибросаркома, у 3 — полиморфноклеточная и у 1 — веретеноклеточная саркома. Все наши наблюдения касаются женщин в возрасте от 31 до 61 года (средний возраст — 45,9 лет). Поражение правой молочной железы было у 7 женщин, левой — у 4.

Длительность заболевания у женщин с саркомой, развившейся из стромальных элементов молочной железы, составляла от 3 нед до 2 мес. Все больные отмечали быстрое увеличение размеров опухоли, что является патогномоничным клиническим признаком саркомы молочной железы. Продолжительность существования продромальной опухоли у больных саркомой мезенхимального происхождения имела весьма широкий диапазон: от 1 мес до 19 лет (в среднем 39,1 мес).

Едва ли нужно утверждать или отрицать высказывания о том, что саркомы, развившиеся из фиброаденомы, встречаются у женщин в преклимактерическом периоде, а стромальные саркомы чаще возникают у женщин, находящихся в менопаузе [4]. Однако недостаточное количество материалов, имеющихся у большинства авторов, не позволяет сделать окончательные выводы. Мы в своих наблюдениях отмечали совершенно противоположное. Все 3 женщины с саркомами стромального происхождения находились в преклимактерическом периоде. Саркомы, развившиеся из фиброаденомы, были у женщин, находящихся как в активном репродуктивном периоде, так и в глубокой менопаузе.

В обоих наших случаях прослежена картина рецидивирования и трансформации доброкачественной фиброаденомы в филлоидную опухоль, а затем в саркому молочной железы. В качестве примера приводим одно из наблюдений.

П., 46 лет, в течение 5 лет наблюдалась в поликлинике Казанского городского онкологического диспансера по поводу опухолевидного образования правой молочной железы. За это время отмечался медленный рост опухоли. В феврале 1971 г. больной была произведена секторальная резекция молочной железы со срочным гистологическим исследованием операционного препарата. Гистологически: интраканали-кулярная фиброаденома.

Через год в области операционного рубца была обнаружена опухоль с тенденцией к быстрому росту, по поводу которой больная оперирована повторно. Во время повторной секторальной резекции удалена опухоль размером 3X3 см, с четкими контурами, в капсуле. Патогистологическое заключение: филлоидная фиброаденома молочной железы.

После второй операции больная в течение 6 лет была здорова, признаков рецидивирования опухоли не отмечалось. В третий раз обратилась по поводу обнаруженной вскоре после наступления климакса опухоли в области операционного рубца, которая за несколько месяцев достигла значительной величины и к моменту обращения была размером 9X8 см, с четкими контурами. Опухоль не спаяна с кожей, последняя над ней несколько растянута, с выраженным венозным рисунком. После цитологической верификации и курса предоперационной лучевой терапии (суммарная доза 7757 рад) больной произведена мастэктомия пo Холстеду. Макропрепарат: опухоль в верхненаружном квадранте молочной железы представляет собой округлой формы бугристый узел, не спаянный с кожей, 8X7 см, плотный, на разрезе серо- розового цвета, слоистого строения. В жировой клетчатке подмышечной области обычной консистенции до 0,5 см в диаметре лимфоузлы. Гистологическое заключение: фибросаркома на фоне листовидной фиброаденомы, метастазов в лимфоузлах не обнаружено.

После выполнения радикальной операции больная жива более 5 лет без признаков рецидива и метастазов.

Подобное течение опухолевидного процесса наблюдалось и у больной С., 42 лет, которая также оперирована вначале по поводу фиброаденомы, филлоидной фиброаденомы, а затем фибросаркомы молочной железы. Больная жива более двух лет без признаков генерализации процесса.

В обоих случаях наибольший интерес представляет совпадение трансформации филлоидной фиброаденомы в саркому со значительными эндокринными изменениями в организме женщин, связанными с наступлением климакса. Участие таких эндокринных факторов в генезе фиброаденом и листовидных фиброаденом, и в первую очередь различных физиологических и патологических состояний яичников, отмечено в литературе [1, 9].

Очевидно, не меньшую роль в трансформации доброкачественных фиброаденом в саркому играют частые «эндокринные бури» в организме женщин, обусловленные прерыванием беременности. Так, в 3 наших наблюдениях саркома развивалась у женщин в возрасте 31, 39 и 41 года, перенесших 14, 19 и 11 беременностей, из которых только по две заканчивались родами. У двух женщин саркома возникла из предшествовавших фиброаденом, по поводу которых они длительное время находились под контролем. Обе больные при поступлении после произведенного незадолго до обращения аборта отмечали начало бурного роста длительно существовавшей и не беспокоившей их ранее опухоли. Диагностика в этих случаях не вызывала затруднений. У всех 3 женщин гистологически была идентифицирована низкодифференцированная фибросаркома, у 2 — в множественными метастазами в подмышечные и подключичные лимфатические узлы. Несмотря на проведенное им комплексное лечение, через 2 и 10 мес с момента его начала констатировано развитие метастазов в легких и печени. Через 3,5 и 12 мес больные погибли в результате генерализации процесса. Третья больная, не имевшая метастазов в лимфоузлах, жива более 5 лет после комбинированного лечения: мастэктомии по Холстеду и химиотерапии бензотэфом в суммарной дозе 480 мг. Все это подтверждает данные [5] о значительно большей злокачественности низкодифференцированных фибросарком, метастазирующих как лимфогенным, так и гематогенным путем.

Вопрос о лечении сарком молочной железы до настоящего времени остается дискутабельным в связи с тем, что некоторые авторы, включающие в группу сарком листовидные опухоли, считают саркому молочной железы менее злокачественным новообразованием, чем рак, и, очевидно, поэтому предлагают ограничиваться расширенной секторальной резекцией, простой ампутацией молочной железы. Во всех 11 наших наблюдениях тактика оперативного вмешательства сводилась к типичной мастэктомии по Холстеду. У 8 женщин радикальной мастэктомии предшествовала секторальная резекция со срочным гистологическим исследованием удаленной опухоли. У 3 больных диагноз подтвердился цитологически, и мастэктомия была выполнена без предварительной секторальной резекции. 2 пациентки получали комплексное лечение, одна — курс предоперационной лучевой терапии, одна курс лучевой терапии в послеоперационном периоде и еще одна — хирургическое лечение с химиотерапией.

Осложнений в послеоперационном периоде не отмечалось. Заживление раны у всех больных шло первичным натяжением. Летальных исходов, связанных с операцией, не было.

У 9 больных после лечения признаков рецидива и отдаленных метастазов не обнаружено: из них одна больная находится под наблюдением более 15 лет, 3—более 10 лет, 2 — более 5 лет, 1 — более 4 лет, 2 — более 2 лет.

Наши материалы позволяют заключить, что отдаленные результаты лечения сарком молочной железы во многом зависят от гистогенеза опухоли, степени дифференцировки, наличия или отсутствия регионарных метастазов и, очевидно, аналогичны таковым при раке.

×

About the authors

A. S. Abdullin

Kazan Order of the Red Banner of Labor S. V. Kurashov Medical Institute, Kazan City Oncological Dispensary

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com

Oncology course

Russian Federation, Kazan; Kazan

V. V. Saraev

Kazan Order of the Red Banner of Labor S. V. Kurashov Medical Institute, Kazan City Oncological Dispensary

Email: info@eco-vector.com

Oncology course

Russian Federation, Kazan; Kazan

I. A. Bolshakova

Kazan Order of the Red Banner of Labor S. V. Kurashov Medical Institute, Kazan City Oncological Dispensary

Email: info@eco-vector.com

Oncology course

Russian Federation, Kazan; Kazan

References


© 1983 Eco-Vector





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies