On the problem of secondary prevention of hepatotropic manifestations of dioxyne intoxication

Cover Page


Cite item

Abstract

The liver morphology in intoxication by 2-(a-fluor-a-trifhiormethoxymethyl) benzimidazol, 2-a- hydrotetrafluorethy) benzimidazol and 5 (6)-(2-oxy-hexafluorisopropil)-2-(a-fluor-a-trifluormethoxymethyl) benzimidazol is studied experimentally on rats. Vaseline oil in large doses manifests hepatoprotector property early in intoxication.

Full Text

Несмотря на многочисленные исследования, посвященные различным аспектам токсикологии диоксина, вопросы эффективной терапии и профилактики диоксиновой интоксикации на сегодняшний день практически не разработаны [1, 5]. Ряд авторов полагают, что в основе биологических эффектов диоксина лежит его выраженная активность как индуктора микросомальных монооксигеназ [1—3, 10]. Исходя из этих представлений логично предположить, что препараты, обладающие свойствами ингибиторов микросомальных монооксигеназ, могут быть эффективными в терапии отравления диоксином. Такие свойства установлены у препаратов группы фторпроизводных бензимидазола, Жо послужило основанием для предположения о возможности их использования в терапии интоксикации диоксином. Другой подход — применение сорбентных средств, способствующих ускоренному выведению яда из организма. В качестве сорбента часто рекомендуют масло [4—6, 8, 9].

Целью данного исследования являлась разработка экспериментальной модели острого диоксинового гепатита с последующей сравнительной оценкой эффективности отдельных ингибиторов монооксидаз смешанной функции и сорбитов в качестве средств (вторичной профилактики), предупреждающих развитие поражений печени.

 В данной работе использован лабораторный образец 2, 3, 7, 8-тетрахлор-бензол-диоксина со степенью чистоты Л до 98%. Растворы диоксина в оливковом масле вводили внутрижелудочно однократно в дозе 24 мкг/кг. В качестве средств профилактики использовали вазелиновое масло и три препарата из группы фторпроизводных бензимидазола: 2-(альфа-фтор-альфа-трифторметок- симетил)бензимидазол (ФФ-30), 2-(аль- фа-гидротетрафторэтил)бензимидазол (ФФ-31), 5(6)-(2-оксигексафтор-изопро- пил)-2-(альфа-фтор-альфа-три-фторме- токсиметил)бензимидазол (ФФ-120), синтезированные в Институте элементоорганических соединений им. А.Н. Несмеянова АН РФ. Подопытным животным вводили один из препаратов в двух дозах: 1 мг/кг ФФ-30, 1 и 0,2 мг/кг ФФ-31, 1 и 0,1 мг/кг ФФ-120 и медицинское вазелиновое масло внутрижелудочно в дозах 1,5 мл/кг и 0,75 мл/кг. Схема введения была общей для всех препаратов: первый раз — через один час после введения диоксина, затем через каждые 5 дней.

У крыс основным патологическим эффектом острой интоксикации является повреждение печени, в которой накапливается большая часть поглощенной дозы яда, в связи с этим печень считается органом-мишенью, а сам диоксин — гепатотропным ядом для этого вида животных [4, 7]. Для характеристики патологии, развивающейся у отравленных животных и для оценки эффективности терапии изучали структуру печени. С этой целью кусочки печени фиксировали в 10% формалине. Депарафинированные срезы окрашивали гемпатоксилин-эозином, суданом-3 на жир, пикрофуксином по Ван Гизону. В работе использовали белых беспородных самцов крыс массой от 180 до 290 г. Исследуемые и контрольные группы включали по 10 особей.

Через 7 суток после введения диоксина на уровне ЛД-16 наблюдали тотальную жировую дистрофию печени — от мелкодисперсной до крупнокапельной и отек гепатоцитов. Ядра сохраняли нормальные размеры, ядрышки были различимы, хроматин конденсирован по периферии. Безъядерные гепатоциты наблюдались чаще, чем в контроле. В перимедиарной зоне ацинуса обнаруживались отдельные гепатоциты, содержащие до трех ядер. Портальные поля и периваскулярные пространства вне зоны были инфильтрированы гистиоцитами. Отмечены небольшие скопления фибробластов. У половины группы животных в паренхиме печени определялись мелкоочаговые круглоклеточные инфильтраты. Имело место частичное венозное полнокровие.

Через 14 суток после введения ТХДД гепатоциты приобретали обычные размеры, исчезал отек клеток. В отдельных случаях выявлялись признаки гипертрофии гепатоцитов, мутного набухания цитоплазмы. В центральном и медиарном отделах печеночной дольки присутствовали многоядерные гепатоциты. По сравнению с контролем число безъядерных клеток увеличилось. В большинстве случаев тотальная мелкодисперсная вакуольная дистрофия в центральной отделе дольки усилилась до мелко- и крупнокапельной. Венозное полнокровие сохранялось, реакция со стороны интерстициальной ткани паренхимы печени и портальных полей увеличилась. В портальных полях отмечалась пролиферация эпителия желчных протоков. У отдельных животных наблюдались дезинтеграция печени по типу так называемого “лестничного некроза” гепатоцитов с явлениями некробиоза, а именно пикноза ядер, эозинофилии цитоплазмы значительного числа гепатоцитов, расширения пространств Диссе, имбибиции их эритроцитами, частичное полнокровие центральных вен.

Через 28 суток после воздействия ТХДД развивалась тотальная гипертрофия гепатоцитов с мутным набуханием цитоплазмы, сопровождаемым жировой дистрофией. Ядра гепатоцитов светлели, увеличивались в размерах, хроматин конденсировался по периферии ядра, отчетливо просматривались ядрышки. Дистрофические изменения были выраженнее в медиарном отделе дольки, наименее — в центральном. В медиарном отделе дольки размер жировых вакуолей достигал половины клеток, поэтому у многих гепатоцитов ядро было сдвинуто на периферию клетки или отсутствовало совсем. В паренхиме печени появлялись фибробласты, мелкоочаговые и более значительные некрозы с инфильтрацией гистиоцитами. В центральном отделе дольки наблюдались очаговые явления некробиоза по типу лизиса. Отмечались полнокровие центральных вен разной степени, расширение пространств Диссе, имбибиция их эритроцитами, макрофагами и гистиоцитами.

В портальных зонах имели место инфильтрация гистиоцитами, утолщение соединительнотканных прослоек, значительный холангиофиброз с развитием атипических сосудов различного диаметра. Строение печеночной дольки не изменялось. В отдельном случае нарушалось строение печени по типу “лестничного некроза”.

Через 42 дня у большинства животных дезинтеграция значительного числа печеночных долек выражалась в нарушении строения трабекул печени или печеночной дольки за счет пролиферации эпителия желчных протоков. В случае пролиферации эпителия гепатоциты подвергались мелко- и крупно капельной жировой дистрофии. Группы гепатоцитов, окруженные эпителием желчных протоков, были гипертрофировав с явлениями мутного набухания, подвергались некрозу или некробиозу по типу лизиса. Перипортально, вокруг центральных вен, наблюдались продукттивная реакция по мононуклеарному типу, значительный холангиофиброз. В случае нарушения строения трабекул гепатоциты также были гипертрофированы с явлениями мутного набухания, полиморфизмом ядер, жировой дистрофией. Дистрофический процесс в форме мелкокапельной жировой дистрофии был наиболее выражен в медиарном отделе печеночной дольки, наименее — в периферическом. В центральном отделе дольки встречались мелкоочаговые некрозы, в медиарном — участки некробиоза по типу лизиса. Перипортально возникала незначительная продуктивна реакция по мононуклеарному типу присутствием фибробластов.

Через 56 суток после введения ТХДД в большинстве случаев сохранялась гипертрофия гепатоцитов. Отмечался полиморфизм ядер — от мелких гетерофильных до светлых, увеличенных приблизительно в 2 раза по сравнению с контролем. Большое количество гепатоцитов было многоядерным. Вокруг центральной вены или в медиарном отделе дольки встречались участки безъядерных гепатоцитов. В портальных зонах имели место отек, инфильтрация гистиоцитами, соединительнотканными клетками, многослойность эпителия желчных протоков, увеличение числа протоков. Рядом с центральными появлялись группы клеток эпителия желчных протоков в некоторых случаях в форме канальцев. В медиарном, центральном отделах печеночной дольки также наблюдались мелкокапельная жировая дистрофия, мелкоочаговые некрозы, активации интерстициальной ткани, расширение ц имбибиция эритроцитами пространств Диссе. Исследование препаратов, окрашенных по методу Ван Гизона, показало развитие грубоволокнистой соединительной ткани между гепатоцитами ц центральном, главным образом в медиарном отделах долек печени, и некоторое утолщение соединительнотканное прослойки в сосудах в перипортальных полях. Пролиферация эпителия желчных протоков свидетельствовала о холангиофиброзе.

При анализе динамики морфогистологических признаков развития острой диоксиновой интоксикации выявлено следующее: пик поражения печени крыс на 14-е сутки и сохранение примерно такого же уровня до 28 суток. В это время в печени развивался мощный дистрофический процесс, сопровождавшийся многочисленнымим некрозами по типу лизиса и пикноза. На более поздних этапах интоксикации поражались портальные тракты, что приводило к развитию холангиофиброза и грубоволокнистой соединительной ткани в паренхиме печени.

Для снижения тяжести диоксиновой интоксикации использовали лекарственные препараты ФФ-30, ФФ-120, ФФ-31 и вазелиновое масло. Каждый лекарственный препарат применяли в двух дозах.

Рассмотрим подробнее действие каждого из препаратов. Применение ФФ-30 в первой группе (в большой дозе) усиливало холангиофиброз, а во второй группе (меньшая доза), кроме того, и гертрофию гепатоцитов; появлялся отек клетки, увеличивалось количество многоядерных гепатоцитов, и начиналась дезинтеграция печени отдельных животных за счет пролиферации клеток желчных протоков. При введении указанных параметров в качестве положительного контроля динамика интоксикации была такой же, как в опытной группе, хотя возникали некоторые отличия в ее морфологическом выражении. При введении ФФ-120 возрастали гипертрофия гепатоцитов и количество многоядерных клеток. ФФ-31 в первой группе увеличивал гипертрофию, многоядерность гепатоцитов, но несколько уменьшал холангиофиброз по отношению к показателям опытной группы, а ю второй группе картина интоксикации была аналогична таковым.

Более существенно отличалась динамика диоксинового гепатита при использовании вазелинового масла в качестве средства вторичной профилактики. Через 7 суток после его введения на фоне воздействия диоксином изменения в первой группе не отличались от контроля у большинства животных, а во второй — признаки поражения печени были такими же, как в опытной группе. На 14, 28-е сутки гистологическая картина печени крыс не отличалась от показателей животных, отравленных диоксином. На 42-е сутки в первой группе не наблюдалось ярко выраженных признаков дезорганизации печеночных долек, которые были у животных второй группы. На 56-е сутки различия между показателями второй и опытной группами по-прежнему были несущественны, в первой же группе наблюдались более выраженные изменения портальных полей, в том числе холангиофиброза.

Таким образом, вазелиновое масло проявляет свойства гепатопротектора лишь на ранних этапах интоксикации и только в больших дозах. Следовательно, при острой диоксиновой интоксикации для снижения тяжести гепатотропных проявлений целесообразно применять вазелиновое масло. Фторпроизводные бензимидазола при остром отравлении диоксином неэффективны.

×

About the authors

T. V. Khamidova

Research Institute of Hygiene, Toxicology and Occupational Pathology

Author for correspondence.
Email: info@eco-vector.com
Russian Federation, Volgograd

E. V. Kozhevnikova

Research Institute of Hygiene, Toxicology and Occupational Pathology

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation, Volgograd

V. G. Kiryukhin

Research Institute of Hygiene, Toxicology and Occupational Pathology

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation, Volgograd

B. N. Filatov

Research Institute of Hygiene, Toxicology and Occupational Pathology

Email: info@eco-vector.com
Russian Federation, Volgograd

References


© 1997 Eco-Vector





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies