Cardiac syndrome X. the possible role of Na+-Li+-countertransport activity and other pathophysiological mechanisms in pathogenesis

Cover Page

Abstract

There are numerous pathophysiological mechanisms unequally responsible for the cardiac syndrome X development. The most important is endothelium and smooth muscle cells dysfunction that can intensify vasoconstriction and depress both endothelium-dependant and endothelium-independent vasodilatation, finally leading to coronary micro vascular dysfunction as the basis of the cardiac syndrome X pathogenesis. Together with other possible mechanisms of pathogenesis, studying the importance of increased cell membrane Na+-Li+-countertransport activity seems promising. If was found that a significant number of patients with cardiac syndrome X have increased Na+-Li+-countertransport activity, which is an in vitro marker of Na+-H+-antiporter. Therefore, it is important to measure Na+-Li+-countertransport speed in patients with coronary heart disease, because its high levels increases the chance for cardiac syndrome X, which is a coronary heart disease with no anatomic signs of coronary arteries involvement.

Full Text

На сегодняшний день сердечно-сосудистые заболевания - ведущая причина инвалидизации и смертности взрослого населения. В последнее время в медицинской литературе всё больше внимания уделяют относительно новому патологическому состоянию - кардиальному синдрому Х (КСХ), особому варианту ишемической болезни сердца (ИБС). Единое мнение о причинах возникновения КСХ и патогенетических признаках, объединяющих пациентов, страдающих данным заболеванием, отсутствует, вследствие чего встаёт вопрос об обработке и систематизации информации относительно возможных патофизиологических предпосылок возникновения КСХ, что, несомненно, поможет найти новые подходы к его диагностике и лечению. КСХ - патологическое состояние, характеризующееся наличием признаков ишемии миокарда [типичных приступов стенокардии и депрессии сегмента ST ≥1,5 мм (0,15 мВ) продолжительностью более 1 мин, установленной при 48-часовом мониторировании электрокардиограммы] на фоне отсутствия атеросклероза коронарных артерий и спазма эпикардиальных венечных артерий при коронарографии. Для обозначения данного состояния используют русскоязычные и иноязычные термины: кардиалгический (кардиальный) синдром Х, болезнь малых сосудов, стенокардия с поражением сосудов малого диаметра, микроваскулярная болезнь, синдром Джорлина-Лайкоффа и др. Наиболее распространённым и соответствующим современному взгляду на данную проблему можно считать определение «кардиалгический синдром Х» [3]. Оно указывает на основной клинический синдром заболевания - боль в левой половине грудной клетки, а также отражает сложность понимания этиологии и патогенетических механизмов этой патологии. Часть исследователей считают, что КСХ представляет собой комбинацию нескольких факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний и поражает около 20% населения развитых стран [29, 34]. Lanza и соавт. предложили переименовать КСХ в «стабильную первичную дисфункцию коронарных микрососудов» [41]. Это предложение было сделано на основании того, что нарушения в коронарной микроциркуляции являются вероятной причиной КСХ и стенокардии. Рядом исследований было показано, что у пациентов с КСХ существует патология коронарных микрососудов [22, 24, 26, 45]. При этом некоторые учёные отмечают, что расстройства болевой чувствительности также играют важную роль в определении клинического синдрома у большинства из этих пациентов [35, 36]. Микрососудистые дисфункции Основная проблема оценки коронарной микроциркуляции заключается в том, что структура и функции малых коронарных сосудов не могут быть изучены непосредственно (прямыми методами). Таким образом, попытки доказать наличие патологии коронарных микрососудов при КСХ основывались на двух видах исследований: - тех, в которых оценивали реакцию коронарного кровотока на вазоактивные раздражители или резистентность к ним венечных сосудов, зависящую от целостности микрососудов; - тех, чьей целью было непосредственное доказательство наличия ишемии миокарда. Для оценки функций коронарных микрососудов у пациентов с КСХ были использованы и вазоконстрикторы, и вазодилататоры. Исследования роли вазодилататоров выявляли роль эндотелий-независимых [45] и эндотелий-зависимых механизмов [24]. Оценка ишемии миокарда В классическом определении КСХ основным признаком ишемии миокарда служит депрессия сегмента ST при нагрузочных пробах. Кроме того, как уже упоминалось выше, у пациентов с КСХ депрессия сегмента ST может быть вызвана предсердной стимуляцией или препаратами, индуцирующими ишемию, также она может быть обнаружена с помощью 48-часового мониторирования по Холтеру. Обратимые дефекты перфузии при нагрузочной сцинтиграфии миокарда с 201Tl могут быть выявлены приблизительно у 50-90% пациентов с КСХ [49]. Некоторые авторы, однако, ставят под сомнение микрососудистое/ишемическое происхождение этих признаков, возражая, что доказательства ишемии миокарда требуют наличия более специфичных и убедительных данных, включая типичные метаболические изменения и нарушения сократимости стенки левого желудочка [15]. Исследование Buchthal и соавт. [12], оценивающее метаболизм фосфора-31 в миокарде с помощью магнитно-резонансной спектроскопии, показало типичные для ишемии метаболические изменения во время пробы на сжатие кулака (handgrip test) у 20% женщин с КСХ, такое же соотношение выявлено в группе больных ИБС. Так как использовался мягкий стрессовый фактор, а анализу подвергалась только область левой коронарной артерии и передней нисходящей артерии, можно утверждать, что доля больных с признаками ишемии миокарда могла бы быть выше, если бы нагрузка была сильнее или же другие области сердца могли быть подвергнуты анализу. Maseri и соавт. [42] правдоподобно объяснили трудности в выявлении дисфункции левого желудочка сердца, а также метаболитов, указывающих на ишемию миокарда, с помощью обычных диагностических методов, предположив, что у пациентов с КСХ очаги микрососудистой дисфункции распределены по миокарду неравномерно и далеко не диффузно. Это означает, что небольшие участки левого желудочка со сниженной функцией, как правило, перекрываются смежными зонами миокарда с нормальной или даже усиленной функцией. Аналогичным образом, метаболиты, указывающие на ишемию, высвобождаются небольшими ишемизированными участками и не могут быть обнаружены, так как их концентрация в коронарных сосудах падает после смешения крови из ишемизированных и неишемизированных участков миокарда. Эта ситуация контрастирует с таковой у пациентов с ограничивающим кровоток стенозом эпикардиальных сосудов, у которых пробы с нагрузкой вызывают ишемию обширных участков субэндокарда, что проявляется нарушением функций левого желудочка и метаболическими изменениями, характерными для ишемии. Гипотеза о том, что очаги микрососудистой патологии могут быть неравномерно распределены в миокарде пациентов с КСХ, была подтверждена в исследованиях с позитронно-эмиссионной томографией, которые показали более высокую гетерогенность коронарного кровотока между небольшими участками миокарда после введения дипиридамола пациентам с КСХ по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы [27]. Механизмы микрососудистой дисфункции Было описано несколько причин, потенциально способных вызывать нарушения в коронарной микроциркуляции у пациентов с КСХ. Как уже было отмечено, традиционные факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний, включая артериальную гипертензию и сахарный диабет, вероятно, способствуют коронарной микрососудистой дисфункции, в частности путём повреждения эндотелий-зависимой вазодилатации. Кроме того, другие нарушения, способные привести к эндотелиальной дисфункции, были зарегистрированы у пациентов с КСХ, включая резистентность к инсулину [11], дефицит эстрогенов (у женщин) [46] и хроническое воспаление [38]. Также высказано предположение, что усиление адренергических влияний играет определённую роль в патогенезе КСХ, а нарушение потребления сердцем метайодобензилгуанидина, указывающее на патологию обмена норадреналина в симпатических нервных окончаниях сердца, было обнаружено у 75% пациентов [35]. Таким образом, существуют различные патофизиологические механизмы, в разной степени ответственные за развитие КСХ. Наиболее значимые из них - дисфункция эндотелия (в результате инсулинорезистентности, хронического воспаления, дефицита эстрогенов и др.) и нарушение функций гладкомышечных клеток (вследствие адренергической дисфункции, артериальной гипертензии, нарушения работы Na+-H+-обменника и др.). Дисфункция эндотелия и гладкомышечных клеток может усиливать вазоконстрикцию и ослаблять вазодилатацию (как эндотелий-зависимую, так и эндотелий-независимую), что в конечном счёте приводит к коронарной микрососудистой дисфункции, лежащей в основе патогенеза КСХ (рис. 1). Инсулинорезистентность. Связь кардиального синдрома Х и метаболического синдрома Дисфункция эндотелия - важный механизм нарушения кровотока в мелких коронарных сосудах [32]. Она вызывает генерализованные расстройства функционирования гладкомышечных структур, что подтверждается у пациентов с КСХ наличием подобных нарушений в других органах и системах [1, 4]. С дисфункцией эндотелия тесно связано такое патологическое состояние, как инсулинорезистентность - нарушение биологического действия инсулина на рецепторном и пострецепторном уровнях с компенсаторной гиперинсулинемией, что ведёт к нарушению всех видов обмена. На фоне гиперинсулинемии увеличивается образование эндотелием вазоконстрикторных веществ (эндотелина-1 и тромбоксана А2), снижается синтез оксида азота и простациклина, оказывающих вазодилатирующее действие [47]. Инсулинорезистентность и гиперинсулинемия лежат в основе такого патологического состояния, как метаболический синдром. В связи с этим некоторые исследователи при изучении патогенеза КСХ отдают приоритет в нём метаболическому синдрому [5]. Нарушение восприятия внутрисердечной боли Микрососудистая дисфункция у пациентов с КСХ может вызывать повторные эпизоды снижения коронарного кровотока, что индуцирует изменения как в эфферентных, так и в афферентных нервных волокнах. Нарушение функций эфферентных адренергических волокон можно обнаружить по сниженному потреблению сердцем метайодобензилгуанидина, в то время как нарушение функций афферентных волокон способно привести к увеличению генерации и проведения болевых импульсов (повышенная чувствительность к внутрисердечной боли). В свою очередь аномальная активность адренергических волокон может влиять на функционирование микрососудов. Патогенетические механизмы, отличные от микрососудистой дисфункции, могут быть ответственными за первичные нарушения нервных волокон сердца, приводящие к той же клинической картине (рис. 2) [36]. Na+-Li+-противотранспорт в патогенезе кардиального синдрома Х Наряду с другими возможными патогенетическими механизмами КСХ весьма интересно изучение вопроса о значении увеличенной активности Na+-Li+-противотранспорта (Na+-Li+-ПТ) в его патогенезе. Хорошо известно, что большая скорость Na+-Li+-ПТ в мембране эритроцита (более 390 мкМ Li на 1 л клеток в час) - маркёр так называемых мембранных нарушений, составляющих основу такого широко распространённого заболевания современного человека, как гипертоническая болезнь [7, 14]. В клетках при этом накапливается избыток Ca2+, и возникает (вторично по отношению к мембранным нарушениям) инсулинорезистентность. В литературе появились публикации о том, что при КСХ также обнаруживают большие величины скорости Na+-Li+-ПТ. Так, исследование А. Gaspardone и соавт. [28] показало, что скорость Na+-Li+-ПТ была значительно выше у пациентов с КСХ по сравнению с контрольной группой, при этом уровень артериального давления у них был нормальным (рис. 3). Следует отметить, что 14 из 15 обследованных пациентов с КСХ имели скорость Na+-Li+-ПТ значительно выше средних значений (+2SD) скоростей в контрольной группе (что соответствует 97,5% здоровой популяции). Также был проведён сравнительный анализ результатов, полученных в исследовании A. Gaspardone, с распределением скоростей Na+-Li+-ПТ в популяции у здоровых людей и у пациентов, страдающих артериальной гипертензией, согласно данным клинического исследования M. Canessa [14] и популяционного исследования В.Н. Ослопова [6] (рис. 4). Таким образом, вполне очевидно, что у больных КСХ значение скоростей Na+-Li+-ПТ почти вдвое выше, чем у здоровых людей, и значительно выше, чем у пациентов, страдающих артериальной гипертензией. Скорость же Na+-Li+-ПТ, в свою очередь, служит маркёром активности Na+-H+-обменника in vitro. Na+-H+-обменник - наиболее важная клеточная система контроля внутриклеточного водородного показателя, играющая главную роль в регуляции гомеостаза внутриклеточной концентрации кальция. Повышенная активность Na+-H+-обменника представляет собой ключ для связывания воедино многих, явно различных частей этого интересного синдрома. Действительно, дисфункция преартериол, гиперинсулинемия и преобладание симпатической активности, обычно наблюдаемые у пациентов с КСХ, могут быть объяснены повышенной активностью Na+-H+-обменника. Стимуляция Na+-H+-обменника приводит к защелачиванию внутриклеточного пространства и повышению концентрации свободного кальция внутри клетки. Эти изменения могут вызвать повышение тонуса микрососудов и чувствительности к сосудосуживающим стимулам [28]. Следовательно, у больных с ИБС необходимо исследовать скорость Na+-Li+-ПТ, так как её высокие показатели свидетельствуют о большой вероятности наличия КСХ, при котором отсутствует поражение венечных артерий сердца. Лечение больных кардиальным синдромом Х Лечение КСХ консервативное. Сердечные факторы риска [13] у пациентов с КСХ играют значительную роль в течении заболевания, в связи с этим изменение образа жизни становится краеугольным камнем лечения. Сердечная реабилитация может быть рекомендована многим пациентам, ограничивающим физическую активность с целью минимизации проявлений заболевания. Была продемонстрирована её эффективность: повышение толерантности к физической нагрузке и облегчение симптомов заболевания [25]. Терапия статинами может быть особенно эффективной у пациентов с наличием факторов риска развития атеросклероза и/или эндотелиальной дисфункции. Целевой уровень липопротеинов низкой плотности должен быть ниже 100 мг/дл (<2,6 ммоль/л), а при наличии сопутствующих заболеваний - менее 70 мг/дл (<1,8 ммоль/л). Статины могут улучшить функции эндотелия с помощью липид-независимых механизмов (противовоспалительные и антиоксидантные свойства, способность восстанавливать оксид азота) [10, 33]. Нет клинических исследований, подтверждающих эффективность нитратов в терапии пациентов с КСХ. Наблюдения показывают, что влияние нитратов на частоту приступов стенокардии и их продолжительность у таких пациентов может быть непредсказуемым, хотя многим они приносят облегчение. Ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента, а также блокаторы рецепторов ангиотензина II [30] улучшают эндотелий-зависимую релаксацию коронарных артерий за счёт увеличения доступности оксида азота [48]. Патогенетически обоснованным считают применение препаратов, вызывающих селективную блокаду рецепторов к ангиотензину II [8]. До двух третей пациентов с КСХ отмечают эффективность β-адреноблокаторов в купировании симптомов стенокардии, хотя результаты исследований варьируют [31]. β-Адреноблокаторы, в частности атенолол, уменьшают количество и тяжесть приступов стенокардии, улучшают функциональный статус пациентов с КСХ [37]. β-Адреноблокаторы нового поколения с α-блокирующими свойствами (карведилол) имеют преимущества, так как монотерапия β-адреноблокаторами может только ухудшить симптомы у меньшей части пациентов со спазмом коронарных сосудов [9]. L-аргинин - предшественник оксида азота, и его использование (2 г 3 раза в день) в течение 4 нед привело к улучшению эндотелиальной функции и облегчению симптомов стенокардии у пациентов с КСХ [44]. Однако следует проявлять осторожность, так как L-аргинин ухудшил результаты терапии пациентов, перенёсших инфаркт миокарда, в клиническом исследовании [23]. Эффективность использования блокаторов кальциевых каналов для контроля КСХ ещё не подкреплена доказательствами. Lanza и соавт. проводили сравнение амлодипина, атенолола и нитратов в рандомизированном контролируемом исследовании и показали, что атенолол был наиболее эффективным в лечении пациентов с КСХ [37]. Ранолазин служит антиангинальным агентом, снижающим перегрузку кальцием в ишемизированных миоцитах за счёт ингибирования медленных натриевых каналов [18]. Последнее пилотное рандомизированное исследование больных КСХ продемонстрировало его эффективность в отношении стенокардии [43]. Активаторы АТФ-зависимых калиевых каналов (никорандил) [20], ингибитор Rho-киназы (фасудил) [50] и препараты других фармакологических групп оказывают некоторые положительные эффекты при КСХ. Низкие дозы трициклических препаратов (имипрамин, амитриптилин) [16] улучшают состояние пациентов с нарушением восприятия внутрисердечной боли, оказывая влияние на модуляцию поглощения норадреналина. Было показано, что немедикаментозное лечение, включающее трансцендентальную медитацию [21], чрескожную электрическую стимуляцию нервов [19] и стимуляцию спинного мозга [39], имеет различную эффективность в этой группе пациентов. Отечественные учёные [2] предлагают следующую последовательность назначения лекарственной терапии пациентам с КСХ. Приблизительно у половины больных эффективны нитраты, поэтому терапию целесообразно начинать с этой группы. При неэффективности лечения можно добавить антагонисты кальция или β-адреноблокаторы. Также следует назначить ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента и статины. У некоторых больных эффективен триметазидин (предуктал МВ). Для достижения стойкого терапевтического эффекта у больных КСХ необходим комплексный подход, предполагающий аналгезию с применением имипрамина, психотерапию, методы электростимуляции и дозированные физические тренировки. Таким образом, КСХ на данный момент является малоизученным состоянием, и он недостаточно знаком практическим врачам. Изучение пациентов с КСХ способно внести вклад в понимание патофизиологии коронарной микроциркуляции и сердечной боли [17]. Следует полагать, что у пациентов с клиническими и электрокардиографическими проявлениями ИБС достаточно часто не выявляют КСХ в связи с тем, что не всем пациентам с ИБС проводят коронарографию. Можно заключить, что у больных ИБС необходимо исследовать скорость Na+-Li+-ПТ, так как её высокие показатели свидетельствуют о большой вероятности КСХ. Коронарография у таких больных, скорее всего, не обнаружит поражения венечных сосудов, что необходимо принимать во внимание при планировании проведения коронарографии. Рис. 1. Схема основных патогенетических механизмов и функциональных нарушений, вариабельно способствующих микрососудистой дисфункции у пациентов с кардиальным синдромом Х (адаптировано из [40]). Ослопов_1.tif Рис. 2. Возможные отношения между микрососудистой дисфункцией и патологией нервных волокон сердца у больных с кардиальным синдромом Х (адаптировано из [40]). МИБГ - метайодобензилгуанидин. Рис. 3. Активность Na+-Li+-противотранспорта (Na+-Li+-ПТ) в эритроцитах пациентов с кардиальным синдромом Х и в контрольной группе (адаптировано из [28]). Ослопов_2.tif Ослопов_3.tif Рис. 4. Сопоставление величин скорости Na+-Li+-противотранспорта (Na+-Li+-ПТ) в эритроцитах у больных с кардиальным синдромом Х, артериальной гипертензией (АГ) и людей с нормальным артериальным давлением (NАД) (адаптировано из [6, 14, 28]). Ослопов_4.tif
×

About the authors

V N Oslopov

Kazan State Medical University, Kazan, Russia

Y V Oslopova

Kazan State Medical University, Kazan, Russia

D V Borisov

Kazan State Medical University, Kazan, Russia

Email: dan-cer@inbox.ru

References

  1. Алексеева О.П., Долбин И.В., Федоренко А.А. Кардиальный синдром Х (особенности патогенеза и лечения). - Н. Новгород: Изд-во НГМА, 2007. - 120 с.
  2. Аронов Д.М., Лупанов В.П. Атеросклероз и коронарная болезнь сердца. - М.: Триада-Х, 2009. - 248 с.
  3. Калягин А.Н. Кардиалгический Х-синдром // Сибир. мед. ж. - 2001. - Т. 25, №2. - С. 9-14.
  4. Маев И.В., Юренев Г.Л., Бурков С.Г. и др. Внепищеводные проявления гастроэзофагеальной рефлюксной болезни // Тер. арх. - 2007. - №3. - С. 57-66.
  5. Международная Федерация Диабета (IDF): консенсус по критериям метаболического синдрома // Ожирен. и метабол. - 2005. - №3. - С. 47-50.
  6. Ослопов В.Н. Артериальная гипертензия и клеточная мембрана. - Казань: МеДДок, 2012. - 453 с.
  7. Постнов Ю.В., Орлов С.Н. Первичная артериальная гипертония как патология клеточных мембран. - М.: Медицина, 1987. - 190 с.
  8. Руда М.М., Парфёнова Е.В., Карпов Ю.А. Предшественники эндотелиальных клеток: роль в восстановлении функции эндотелия и перспективы терапевтического применения // Кардиология. - 2008. - №1. - С. 66-74.
  9. Anderson J.L., Adams C.D., Antman E.M. et al. ACC/AHA 2007 guidelines for the management of patients with unstable angina/non ST-elevation myocardial infarction: a report of the American College of Cardiology/American Heart Association Task Force on Practice Guidelines // Circulation. - 2007. - Vol. 116, N 7. - P. 148-304.
  10. Bonetti P.O., Lerman L.O., Lerman A. Endothelial dysfunction: a marker of atherosclerotic risk // Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. - 2003. - Vol. 23, N 2. - P. 168-175.
  11. Botker H.E., Moller N., Ovesen P. et al. Insulin resistance in microvascular angina (syndrome X) // Lancet. - 1993. - Vol. 342. - P. 136-140.
  12. Buchthal S.D., den Hollander J.A., Merz C.N. et al. Abnormal myocardial phosphorus-31 nuclear magnetic resonance spectroscopy in women with chest pain but normal coronary angiograms // N. Engl. J. Med. - 2000. - Vol. 342. - P. 829-835.
  13. Bugiardini R., Bairey Merz C.N. Angina with «normal» coronary arteries: a changing philosophy// JAMA. - 2005. - Vol. 293, N 4. - Р. 477-484.
  14. Canessa M., Adragna N., Solomon H.S. et al. Increased sodium-lithium countertransport in red cells of patients with essential hypertension // N. Engl. J. Med. - 1980. - Vol. 302. - P. 772-776.
  15. Cannon R.O., Camici P.G., Epstein S.E. Pathophysiological dilemma of syndrome X // Circulation. - 1992. - Vol. 85. - P. 883-892.
  16. Cannon R.O., Quyyumi A.A., Mincemoyer R. et al. Imipramine in patients with chest pain despite normal coronary angiograms // New Eng. J. Med. - 1994. - Vol. 330, N 20. - P. 1411-1417.
  17. Cay S., Tahir Durmaz T. Cardiac syndrome X: is it a treatable disease? // Int. J. Cardiol. - 2011. - Vol. 147. - P. 283-345.
  18. Chaitman B.R. Ranolazine for the treatment of chronic angina and potential use in other cardiovascular conditions // Circulation. - 2006. - Vol. 113, N 20. - P. 2462-2472.
  19. Chauhan A., Mullins P.A., Thuraisingham S.I. et al. Effect of transcutaneous electrical nerve stimulation on coronary blood flow // Circulation. - 1994. - Vol. 89, N 2. - P. 694-702.
  20. Chen J.W., Lee W.L., Hsu N.W. et al. Effects of short-term treatment of nicorandil on exercise-induced myocardial ischemia and abnormal cardiac autonomic activity in microvascular angina // Am. J. Cardiol. - 1997. - Vol. 80, N 1. - P. 32-38.
  21. Cunningham C., Brown S., Kaski J.C. Effects of transcendental meditation on symptoms and electrocardiographic changes in patients with cardiac syndrome X // Am. J. Cardiol. - 2000. - Vol. 85, N 5. - P. 653-655.
  22. Di Monaco A., Bruno I., Sestito A. et al. Cardiac adrenergic nerve function and microvascular dysfunction in patients with cardiac syndrome X // Heart. - 2009. - Vol. 95, N 7. - P. 550-554.
  23. Dzavik V., Cotter G., Reynolds H.R. et al. Effect of nitric oxide synthase inhibition on haemodynamics and outcome of patients with persistent cardiogenic shock complicating acute myocardial infarction: a phase II dose-ranging study // Eur. Heart J. - 2007. - Vol. 28, N 9. - P. 1109-1116.
  24. Egashira K., Inou T., Hirooka Y. et al. Evidence of impaired endothelium - dependent coronary vasodilation in patients with angina pectoris and normal coronary angiograms // N. Engl. J. Med. - 1993. - Vol. 328. - P. 1659-1664.
  25. Eriksson B.E., Tyni-Lennè R., Svedenhag J. et al. Physical training in syndrome X: physical training counteracts deconditioning and pain in syndrome X // J. Am. Coll. Cardiol. - 2000. - Vol. 36, N 5. - P. 1619-1625.
  26. Eugene B. Microvascular dysfunction in patients with cardiac syndrome X // Heart. - 2009. - Vol. 95. - P. 521.
  27. Galassi A.R., Crea F., Araujo L.I. et al. Comparison of myocardial blood flow in syndrome X and one vessel coronary artery disease // Am. J. Cardiol. - 1993. - Vol. 72. - P. 134-142.
  28. Gaspardone A., Ferri C., Crea F. et al. Enhanced activity of sodium-lithium countertransport in patients with cardiac syndrome X: a potential link between cardiac and metabolic syndrome X // J. Am. Coll. Cardiol. - 1998. - Vol. 32. - P. 2031-2034.
  29. Gupte S.A. Targeting the pentose phosphate pathway in syndrome X-related cardiovascular complications // Drug Dev. Res. - 2010. - Vol. 71. - P. 161-167.
  30. Hinoi T., Tomohiro Y., Kajiwara S. et al. Telmisartan, an angiotensin II type 1 receptor blocker, improves coronary microcirculation and insulin resistance among essential hypertensive patients without left ventricular hypertrophy // Hypertens. Res. - 2008. - Vol. 31, N 4. - P. 615-622.
  31. Kaski J.C., Rosano G.M., Collins P. et al. Cardiac syndrome X: clinical characteristics and left ventricular function. Long-term follow-up study // J. Am. Coll. Cardiol. - 1995. - Vol. 25, N 4. - P. 807-814.
  32. Kayaalti F., Kalay N., Basar E. et al. Effects of nebivolol therapy on endothelial functions in cardiac syndrome X // Heart Vessels. - 2010. - Vol. 25. - P. 92-96.
  33. Kayikcioglu M., Payzin S., Yavuzgil O. Benefits of statin treatment in cardiac syndrome X // Eur. Heart. J. - 2003. - Vol. 24. - P. 1999-2005.
  34. Kheradmand F., Rasmi Y., Nemati M., Mohammadzad M.H. AB0-Rh blood groups distribution in cardiac syndrome X patients // J. Cardiovasc. Dis. Res. - 2012. - Vol. 3, N 3. - P. 197-199.
  35. Lanza G.A., Giordano A.G., Pristipino C. et al. Abnormal cardiac adrenergic nerve function in patients with syndrome X detected by [123I]metaiodobenzylguanidine myocardial scintigraphy // Circulation. - 1997. - Vol. 96. - P. 821-826.
  36. Lanza G.A. Abnormal cardiac nerve function in syndrome X // Herz. - 1999. - Vol. 24. - P. 97-106.
  37. Lanza G.A., Colonna G., Pasceri V., Maseri A. Atenolol versus amlodipine versus isosorbide-5-mononitrate on anginal symptoms in syndrome X // Am. J. Cardiol. - 1999. - Vol. 84, N 7. - P. 854-856.
  38. Lanza G.A., Sestito A., Cammarota G. et al. Assessment of systemic inflammation and infective pathogen burden in patients with cardiac syndrome X // Am. J. Cardiol. - 2004. - Vol. 94. - P. 40-44.
  39. Lanza G.A., Sestito A., Sgueglia G.A. et al. Effect of spinal cord stimulation on spontaneous and stress-induced angina and «ischemia-like» ST-segment depression in patients with cardiac syndrome X // Eur. Heart J. - 2005. - Vol. 26, N 10. - P. 983-989.
  40. Lanza G.A. Cardiac syndrome X: a critical overview and future perspectives // Heart. - 2007. - Vol. 93, N 2. - P. 159-166.
  41. Lanza G.A., Crea F. Primary coronary microvascular dysfunction: clinical presentation, pathophysiology, and management // Circulation. - 2010. - Vol. 121, N 21. - P. 2317-2325.
  42. Maseri A., Crea F., Kaski J.C. et al. Mechanisms of angina pectoris in syndrome X // J. Am. Coll. Cardiol. - 1991. - Vol. 17. - P. 499-506.
  43. Mehta P.K., Goykhman P., Thomson L.E. et al. Ranolazine improves angina in women with evidence of myocardial ischemia but no obstructive coronary artery disease // JACC. Cardiovasc. Imag. - 2011. - Vol. 4. - P. 514-522.
  44. Palloshi A., Fragasso G., Piatti P. et al. Effect of oral L-arginine on blood pressure and symptoms and endothelial function in patients with systemic hypertension, positive exercise tests, and normal coronary arteries // Am. J. Cardiol. - 2004. - Vol. 93, N 7. - P. 933-935.
  45. Panting J.R., Gatehouse P.D., Yang G.Z. et al. Abnormal subendocardial perfusion in cardiac syndrome X detected by cardiovascular magnetic resonance imaging // N. Engl. J. Med. - 2002. - Vol. 346. - P. 1948-1953.
  46. Rosano G.M., Collins P., Kaski J.C. et al. Syndrome X in women is associated with oestrogen deficiency // Eur. Heart J. - 1995. - Vol. 16. - P. 610-614.
  47. Sattar N. Insulin resistance and the metabolic syndrome as predictors of cardiovascular risk: where are we now? // Minerva Endocrinol. - 2005. - Vol. 30, N 3. - P. 121-138.
  48. Tiefenbacher C.P., Friedrich S., Bleeke T. et al. ACE inhibitors and statins acutely improve endothelial dysfunction of human coronary arterioles // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. - 2004. - Vol. 286, N 4. - P. 1425-1432.
  49. Tweddel A.C., Martin W., Hutton I. Thallium scan in syndrome X // Br. Heart J. - 1992. - Vol. 68. - P. 48-50.
  50. Vicari R.M., Chaitman B., Keefe D. et al. Efficacy and safety of fasudil in patients with stable angina: a double-blind, placebo-controlled, phase 2 trial // J. Am. Coll. Cardiol. - 2005. - Vol. 46, N 10. - P. 1803-1811.

Statistics

Views

Abstract: 293

PDF (Russian): 309

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX


© 2013 Oslopov V.N., Oslopova Y.V., Borisov D.V.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies