Prevalence of bronchial asthma in young people living in industrial city

Cover Page


Cite item

Abstract

Aim. To reveal the true prevalence of asthma in young people living in a large industrial city. Methods. 1518 young persons aged 18-44 years (males - 698, females - 820, mean age 30.34±5.7 years) who attended outpatient clinics of the Clinical Hospital №4 of Chelyabinsk (12.9% of the total population served by the hospital) were randomly picked out. Respondents surveys were conducted, the determination of total immunoglobulin E levels were measured, patients underwent spirometry and were consulted by pulmonologist. Results. Diagnosis of bronchial asthma has been previously confirmed in 2.8% of patients, while in accordance with the Global Initiative for Asthma (GINA) criteria (2013), the true prevalence is 7.8%. In patients with newly diagnosed bronchial asthma body mass index was 26.32±6.3 kg/m2 compared to 24.53±4.9 kg/m2 in patients without asthma; level of total immunoglobulin E was 259.6±16.5 ME/ml vs 47.8±12,6 ME/ml respectively. Not only a decrease in spirometric indices of respiratory function (forced expiratory volume in 1st second (FEV1) was 69.2±8.1% of the expected value vs 105.6±9.1% in the group of healthy individuals, FEV1/FVC (forced vital capacity) ratio - 75.62±13.7% vs 84.2±12.9% respectively), but also a significant increase in total lung capacity (up to 94.5±18,8% of the expected value compared to 78.1±14.1% in the group of healthy subjects) and the residual lung volume (up to 102.2±14.5% vs 79.5±5.9% respectively), was registered in newly diagnosed patients with bronchial asthma indicating pathological process in the small airways, even in patients with small term of the disease. Conclusion. The incidence of bronchial asthma is more than 3 times higher than the official statistics report; in individuals with newly diagnosed bronchial asthma higher body mass index and total immunoglobulin E levels were registered in comparison with the general population.

Full Text

Бронхиальная астма (БА) в настоящее время является серьезной глобальной проблемой у лиц всех возрастов, причём результаты эпидемиологических исследований указывают на увеличение распространённости заболевания в большинстве стран мира, в том числе и в России, особенно интенсивное в последние десятилетия [5, 6, 9, 11]. Внедрённые в конце ХХ века в мире и России международные проекты и национальные программы по борьбе с бронхиальной астмой позволили улучшить своевременную диагностику астмы, однако установление истинной распространённости БА до сих пор остаётся сложной эпидемиологической задачей [1, 2]. Ухудшение экологической ситуации и техногенная нагрузка, климатические условия, а также приверженность детей и подростков вредным привычкам, особенно курению, играют заметную роль в увеличении распространённости хронических заболеваний органов дыхания во взрослом возрасте [7, 13]. Целью настоящего исследования было выявить истинную распространённость бронхиальной астмы среди населения молодого возраста крупного промышленного города. Проведено комплексное клиническое, лабораторное и инструментальное одномоментное обследование лиц молодого возраста (18-44 года согласно классификации ВОЗ). В течение 11 мес (март 2013 г. - февраль 2014 г.) респонденты из прикреплённого населения ГБУЗ Областной клинической больницы №4 методом случайного отбора приглашались в пульмонологический центр. Всего в исследование включены 1518 человек (698 мужчин и 820 женщин, средний возраст 30,34±5,7 года), что составило 12,9% всего населения, обслуживаемого данным лечебно-профилактическим учреждением. В комплекс обязательного обследования входило анкетирование, в котором содержались паспортная часть, демографические сведения, данные о курении, наличии сопутствующих атопических состояний (аллергический ринит, дерматит, конъюнктивит) и клинические жалобы (кашель, приступы удушья, свистящие хрипы). Определялся уровень общего иммуноглобулина Е (Ig E) методом иммунофлюоресценции. Исследование функции внешнего дыхания осуществлялось на спирографе «Microlab III» (Англия): анализировались объём форсированного выдоха за первую секунду (ОФВ1) и индекс Тиффно - отношение ОФВ1/ФЖЕЛ (форсированной жизненной ёмкости лёгких), оценивался результат проведения бронходилатационной пробы с 400 мкг сальбутамола. Проводилась бодиплетизмография на аппарате «Master Screen Body», Jaeger (Германия), оценивались показатели внутригрудного давления (ВГД), остаточный объём лёгких (ООЛ) и общая ёмкость лёгких (ОЕЛ). После проведённого обследования лица с выявленными нарушениями были проконсультированы пульмонологом, диагноз БА устанавливался в соответствии с критериями Глобальной инициативы по борьбе с бронхиальной астмой (Global Initiative for Asthma, GINA, 2013) [9]. Статистическую обработку полученного материала проводили с использованием пакета статистических программ Statistica 10. Использовали методы вариационной статистики: определяли критерий Стьюдента, Манна-Уитни и точный критерий Фишера при различных уровнях значимости (р). Статистически значимыми считали результаты при р ≤0,05. В результате проведённого исследования выявлены 118 респондентов, больных бронхиальной астмой, что составило 7,8% общего объёма выборки, из них 77 мужчин (65,3%) и 41 женщина (34,7%). На вопрос: «Знаете ли Вы об имеющейся у Вас бронхиальной астме?» положительно ответили 2,8% общего количества респондентов, тогда как истинная распространённость заболевания оказалась почти в 3 раза выше. Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что официальные данные о распространённости БА значительно занижены. В табл. 1 приведены некоторые характеристики пациентов с впервые установленным диагнозом БА. Частота курения в группе больных БА молодого возраста соответствовала общепопуляционным значениям (р >0,05). Однако в соответствии с современной концепцией об аллергическом воспалении дыхательных путей при БА получены достоверно более высокие показатели общего иммуноглобулина Е в сравнении с общей популяцией молодых лиц. При этом частота жалоб на наличие тех или иных атопических состояний в исследованных группах значимо не различалась. При анкетировании ряд респондентов предъявляли жалобы на свистящие хрипы, в том числе после физической нагрузки или контакта с аэроаллергенами и аэрополлютантами, и ночной кашель. Респираторные жалобы в целом предъявляли 24,6% больных астмой, тогда как среди здоровых данный показатель оказался достоверно ниже и составил 12,1%. Так, ночной кашель у лиц с БА отмечался в 18,7% против 14,6% среди здорового населения; свистящие хрипы после контакта с раздражающими факторами внешней среды - в 35,9% против 7,9% соответственно (р ≤0,05). Индекс массы тела оказался выше среди больных с впервые выявленной бронхиальной астмой - 26,32±6,3 кг/м2 против 24,53±4,9 кг/м2 у «условно здоровых» респондентов (р ≤0,05), что может подтверждать точку зрения о положительной корреляции массы тела и частоты развития БА. В соответствии с целью работы было проведено обследование функционального состояния лёгких. Всем обследованным респондентам была проведена спирография с медикаментозной пробой - 400 мкг сальбутамола; полученные данные представлены в табл. 2. Выявлено достоверное снижение основных показателей, характеризующих обструктивные нарушения вентиляционной функции лёгких. В группе молодых респондентов, которым был впервые установлен диагноз БА, получен положительный тест с сальбутамолом, тогда как в основной группе прироста ОФВ1 после бронхолитика зарегистрировано не было. Всем лицам с выявленными отклонениями на спирографии проведено бодиплетизмографическое исследование, из группы контроля обследованы 74 человека. Показатели среднего возраста и полового соотношения в двух группах статистически значимо не различались. Все показатели в обеих группах не выходили за пределы референсных значений, однако оказалось, что уровень остаточного объёма лёгких достоверно выше у пациентов с впервые выявленной БА - 94,5±18,8% должного относительно 78,1±14,1% в группе «условно здоровых» (р ≤0,05). Показатель общей ёмкости лёгких у больных БА статистически значимо превышал аналогичный показатель среди лиц группы контроля: 102,2±14,5 и 79,5±5,9% должного соответственно (р ≤0,05). Уровень внутригрудного давления значимо не различался и составил 102,3±25,2% должного в группе лиц с БА и 93,4±29,9% среди здоровых респондентов. Проведение эпидемиологических исследований диктуется необходимостью выяснения истинного числа больных БА и факторов риска астмы, так как официальная статистика учитывает только случаи по обращаемости [3]. Как правило, за медицинской помощью обращаются больные среднетяжёлой и тяжёлой астмой, что приводит к недооценке эпидемиологической ситуации и значительной гиподиагностике; по мнению некоторых авторов, официальные данные отличаются от результатов, полученных при специальных эпидемиологических исследованиях, в соотношении от 1:7 до 1:22 [4]. В нашем исследовании выявленная истинная частота БА в 2,8 ра-за превышала число зарегистрированных случаев, что подтверждает необходимость скрининговых программ среди населения молодого возраста. В литературе показано, что наличие ожирения сочетается с более высокой частотой возникновения астмы, а также с более тяжёлым её течением [8]. В нашем исследовании также показано наличие более высокой массы тела в группе лиц с впервые выявленной астмой, что может свидетельствовать о наличии положительной корреляции между избыточной массой тела и заболеваемостью данной патологией [12]. В последние годы представление о процессах, происходящих в дыхательных путях больного БА пополнилось сведениями о роли мелких дыхательных путей в развитии бронхиального воспаления, которое приводит к повышению периферического сопротивления, появлению ночных симптомов, повторяющимся обострениям, формированию «воздушных ловушек», несмотря на терапию ингаляционными глюкокортикоидами [10]. Среди впервые выявленных пациентов зарегистрировано не только снижение скоростных показателей функции внешнего дыхания, обусловленных отсутствием терапии и выявляемых при спирографии, но и достоверное повышение остаточного объёма лёгких и общей ёмкости лёгких относительно здоровых лиц, что доказывает наличие патологического процесса в мелких дыхательных путях даже при небольшом стаже заболевания. ВЫВОДЫ Таким образом, выявленная распространённость БА практически в 3 раза превышает официальные данные; у лиц с впервые установленным диагнозом зарегистрированы более высокие значения индекса массы тела и общего иммуноглобулина Е по сравнению с общей популяцией. Таблица 1 Сравнительная характеристика лиц с впервые выявленной бронхиальной астмой (БА) и «условно здоровых» респондентов Курение, % Возраст, годы, M±SD ИМТ, кг/м2, M±SD Общий IgЕ, МЕ/мл, M±SD Атопические состояния, % Лица с БА, n=118 44,4 31,5±8,3 26,32±6,3* 259,6±16,5* 27,3 Группа «условно здоровых», n=1400 46,8 28,1±6,3 24,53±4,9 47,8±12,6 26,7 Примечание: *р ≤0,05 - при сравнении групп с основной популяцией; ИМТ - индекс массы тела; IgЕ - иммуноглобулин Е. Таблица 2 Показатели функции внешнего дыхания в исследуемых группах ОФВ1, % должного M±SD ОФВ1/ФЖЕЛ, %, M±SD Постбронходилатационный тест, М±SD мл % Группа БА, n=118 69,26±8,1* 75,62±13,7* 560,4±110,4* 16,4±5,2* Группа «условно здоровых», n=1400 105,6±9,1 84,2±12,9 150,1±80,3 4,34±2,1 Примечание: *р ≤0,05 по сравнению со здоровыми внутри возрастной группы. ОФВ1 - объём форсированного выдоха за первую секунду; ОФВ1/ФЖЕЛ (индекс Тиффно) - отношение ОФВ1 к форсированной жизненной ёмкости лёгких.
×

About the authors

I A Zakharova

South Ural State Medical University, Chelyabinsk, Russia

Email: zaharowa.inna2012@yandex.ru

References

  1. Батожаргалова Б.Ц., Мизерницкий Ю.Л. Динамика распространённости бронхиальной астмы в сельской местности Забайкальского края среди подростков коренного и пришлого населения // Дальневост. мед. журн. - 2011. - №4. - С. 45-48.
  2. Княжеская Н.П. Бронхиальная астма: сложности диагностики // Атмосфера: Пульмонология и аллергология. - 2011. - №1. - С. 30-32.
  3. Наумова В.В. Программа реорганизации медицинской помощи больным бронхиальной астмой в г. Новоуральске Свердловской области как эффективный способ улучшения качества здоровья и снижения прямых затрат // Вестн. Урал. мед. акад. науки. - 2010. - №1. - С. 10-13.
  4. Соловьёв К.И., Коровина О.В. Раннее выявление хронических неспецифических заболеваний лёгких методом скрининга // Вестн. соврем. клин. мед. - 2012. - №5 (вып. 2). - С. 30-34.
  5. Хелимская И.В., Ананьев К.Г., Степаненко Е.Ю. Клинико-эпидемиологические особенности респираторной патологии у работников Дальневосточной железной дороги по данным анкетирования // Дальневост. мед. журн. - 2009. - №4. - С. 14-15.
  6. Черняк Б.А., Иванов А.Ф. Клинико-функциональные особенности эволюции бронхиальной астмы у молодых пациентов, болеющих с детского возраста // Сибир. мед. журн. - 2013. - №6. - С. 52-54.
  7. Чучалин А.Г., Аверьянов А.В., Антонова Н.В., Черняев А.Л. Концепция развития пульмонологической помощи населению Российской Федерации (2004-2008) // Пульмонология. - 2004. - №1. - С. 34-38.
  8. Beuther D.A., Sutherland E.R. Overweight, obesity and incident asthma: a meta-analysis of prospective epidemiologic studies // Am. J. Resp. Crit. Care Med. - 2007. - Vol. 175. - P. 661-667.
  9. GINA Report, Global Strategy for Asthma Management and Prevention. Update 2014. - http://www.ginasthma.org/documents/4.
  10. Hyde D.M. Lung penetration and patient adherence considerations in the management of asthma // J. Allergy Clin. Immunol. - 2009. - Vol. 124. - P. 72.
  11. Pediatric asthma. Europ. Resp. society monograph. - 2012. - 234 p.
  12. Shawn D., Vandemheen K.L., Boulet L.-Ph. et al. Overdiagnosis of asthma in obese and nonobese adults // CMAJ. - 2008, November 18. - Vol. 179, N 11. - P. 1121-1131.
  13. Wu C.-F., Feng N.-H., Chong I.-W. et al. Second-hand smoke and chronic bronchitis in Taiwanese women: a health-care based study // BMC Public Health. - 2010. - Vol. 10, N 44. - P. 1-10.

© 2014 Zakharova I.A.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.





This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies