INTERDEPENDENCE OF PARAMETERS OF PHYSICAL AND MENTAL HEALTH AND COMPONENT COMPOSITION OF THE ORGANISMS OF WOMEN WORKING IN THE OIL AND GAS INDUSTRY

Abstract


75 women-engineers working at Surgut Research Industrial Institute were examined. The women were divided into 2 age groups of 21-35 and 36-60 and into 4 groups according to the length of residence in the North i.e. people born in Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug, people living in the North up to 10 years, people living in the North from 11 to 20 years and those living in the North from 21to 30 years. An analysis was made into the relationship between the component composition of the body mass and the indicators of life quality for women engineers working in the oil and gas industry in the northern region. The statistics showed deterioration of the physical component of life quality as the age and length of residence in the North increase. A positive correlation has been established between the body fat content and the length of residence in the Far North. The study has identified an increase in the visceral fat content and the body mass index depending on the increase in age and length of residence in the North. It was found that women born in the North had the lowest frequency of deviations from the normal body mass index. It was also revealed that with the increase of the age and length of residence in the North for more than 11 years the deviation of the body mass index increases. Bone mass indexes were normal in all groups with the exception of the women engineers born in the North. However, the maximum level of bone mass was registered in the group of women living in the North for 11-20 years on average. When assessing the quality of life of the employees born and living in the North no more than 10 years, it was revealed that they had better physical health. At the same time, women aged 36-60 had better mental health than women aged 21-35 which is due to their emotional state. The deterioration of their physical health testifies to the employees fatigue and decreased vitality.

Full Text

Известно, что наряду с биологическими задатками и образом жизни на функциональное состояние организма (ФСО) в условиях ХМАО - Югры влияют особые условия проживания и действие профессиональных факторов, которые могут повлечь за собой каскад дизадаптивных расстройств и со временем привести к развитию патологии. По мнению ряда авторов, адаптация к условиям Севера характеризуется взаимовлияющими приспособительными психоэмоциональными, метаболическими и другими реакциями, которые обеспечивают эффективное приспособление организма к экстремальным факторам среды (Хаснулин, Хаснулин 2012; Аверьянова и др. 2014: 12-19; Башкатова, Карпин 2014). Для здоровья женщин, работающих инженерами в нефтегазовой промышленности на территории ХМАО - Югры, помимо экстремальных климато-экологических воздействий, характерны следующие факторы риска: дефицит двигательной активности, воздействие электромагнитного излучения, нарушение режима питания, а также психологическое напряжение. Все перечисленные факторы могут вызывать профессионально обусловленные заболевания, а также усугубить уже имеющиеся проблемы со здоровьем. В результате профессионального стресса возникают сердечно-сосудистые заболевания и депрессии, которые ведут к увеличению показателей продолжительной нетрудоспособности и отсутствия на рабочем месте (ВОЗ. Охрана здоровья на рабочем месте 2014; ВОЗ. Сердечно-сосудистые заболевания 2015). Многие авторы указывают на связь сердечно-сосудистых заболеваний с развитием психологических нарушений и наличием ожирения (Воденичаров и др. 2013: 86-94; Бардымова и др. 2011: 203-206). Резервное истощение организма является одной из причин возникновения и развития патологических состояний, причем снижение адаптационных возможностей можно выявить до проявления его первых симптомов. Исходя из этого, целью исследования стало: изучение взаимосвязи параметров физического и психического здоровья и компонентного состава организма женщин, работающих в нефтегазовой отрасли, в аспекте оценки факторов риска профессиональной среды в условиях Севера. Материалы и методы Исследования проведены в период 2015-2016 гг. В исследовании приняли участие 75 женщин, работающих инженерами в Сургутском научно-исследовательском промышленном институте нефти и газа («СургутНИПИнефть»), которые были разделены на 2 возрастные группы: 21-35 лет, 36-60 лет и на 4 группы по длительности проживания на Севере: родившиеся в ХМАО, проживающие в условиях Севера до 10 лет, 11-20 лет, 21-30 лет. Исследования проведены на добровольной основе, все женщины-инженеры на момент проведения обследования были здоровы и не обращались за медицинской помощью в течение предшествующего месяца. От всех сотрудниц «СургутНИПИнефть» было получено информированное согласие на участие в исследовании. Компонентностный состав массы тела определяли с помощью прибора - анализатора тела (BC-601) (Николаев 2009: 392). Нормы количественных характеристик были взяты из методического руководства по эксплуатации весов-анализаторов Tanita BC-601 (Сертификат соответствия № РОСС JP.ME77.B08130). Для анализа субъективной оценки качества жизни (КЖ) использовали опросник MOS-SF-36. Опросник состоит из 8 шкал и 36 вопросов, которые отражают физический и психический компоненты здоровья. Статистическая обработка полученных данных проведена с помощью программы StatPlus Pro, версия 5.0. Проверку статистических гипотез проводили при критическом уровне значимости р<0,05 (Гланц 1998: 459). При оценке для распределения данных, отличного от нормального, применяли непараметрический метод: - критерий Манна-Уитни. Для выявления корреляций между отдельными показателями использовался параметрический коэффициент Пирсона и непараметрический коэффициент Спирмена. Результаты исследование Анализируя компонентностный состав массы тела у женщин, принявших участие в исследовании, мы установили, что наименьшее содержание жира в организме было характерно для родившихся на Севере, в остальных группах оно закономерно повышалось с увеличением продолжительности проживания в условиях высоких широт (табл. 1), что подтверждает положительная корреляционная связь между содержанием жира в организме и длительностью проживания в условиях Севера (r = 0,86; p < 0,05). Также установлено, что женщины, проживающие на Севере длительное время (21-30 лет), и представительницы возрастной группы от 21 до 35 лет имеют наибольшее количество отклонений от нормы по содержанию жира (рис. 1). Влияние длительности проживания на Севере на содержание жира в организме статистически достоверно (F = 4,7, p < 0,005). К настоящему времени является установленным факт, что при адаптации человека к экстремальным природным условиям Севера происходит перестройка всех видов обмена, которая в высоких широтах может быть столь существенна, что приводит к формированию особого «полярного» (северного) метаболического типа. Известно, что уровень основного обмена у коренных жителей Севера повышен на 30% по сравнению с жителями умеренных широт (Снодграсс 2011: 1-14). Продолжительность проживания на Севере Возрастные группы Рис. 1. Содержание жира в организме женщин-инженеров «СургутНИПИнефть» (%) Оценка содержания висцерального жира играет существенную роль в прогнозировании патологических состояний, которые точно ассоциируются с явными признаками метаболического синдрома. Установлено (табл. 1) закономерное увеличение процентного содержания висцерального жира с увеличением длительности проживания на Севере (r = 0,602; p < 0,05). Различие процентного содержания висцерального жира у женщин, родившихся на Севере и проживающих более 21 года, статистически достоверно (F = 4,2, p < 0,005). Наименьший средний показатель содержания жира отмечен у родившихся на Севере, наибольший - у проживающих в условиях Севера 21-30 лет (рис. 2). Полученные результаты статистически достоверны (F = 5,9, p < 0,001). У лиц старшей возрастной группы отмечено закономерное увеличение процентного содержания жира по сравнению с их более молодыми коллегами. Достижение стадии резистентности или долговременной адаптации у жителей Севера связано с формированием у них наиболее целесообразного и экономного метаболического фона, или «северного» метаболического типа, сопровождающегося повышением содержания жира в организме (Панин 2010: 6-11). Продолжительность проживания на Севере Возрастные группы Рис. 2. Содержание висцерального жира в организме исследуемых женщин-инженеров «СургутНИПИнефть» (%) ИМТ является одним из важнейших показателей компонентностного состава массы тела. Установлено, что женщины, родившиеся на Севере, имели наименьшею частоту встречаемости отклонений от нормы по ИМТ, выявлено также, что с увеличением продолжительности проживания на Севере более 11 лет, а также с увеличением возраста отклонение показателя ИМТ от нормы увеличивается (рис. 3). Стоит отметить, для лиц старшей возрастной группы характерно наибольшее отклонение ИМТ (выше нормы на 41,8%). Таким образом, можно констатировать, что в результате длительного проживания в неблагоприятных условиях Севера ИМТ возрастает с увеличением пребывания в гипокомфортных условиях среды (r = 0,680; p < 0,05) (табл. 1), что может быть одним из предикторов высокого риска нарушений обмена веществ. Важно отметить, что многочисленные эпидемиологические исследования продемонстрировали связь повышенной заболеваемости и смертности с ИМТ > 30 кг/м2 (Cornier 2011: 996-2019). Так, в наших исследованиях было установлено, что 13% обследованных женщин-инженеров имели ИМТ выше 30 кг/м2, из них почти 6% - это женщины, проживающие на Севере от 21 года и больше. Недавно проведенные исследования позволяют полагать, что люди с нормальным ИМТ подвержены опасности развития метаболического синдрома, резистентности к инсулину и увеличению смертности, если они имеют высокое содержание висцерального жира (Lloyd-Jones 2010: 948-954). Далее в наших исследованиях (табл. 1) отмечено закономерное уменьшение содержания воды в организме с увеличением проживания на Севере (r = -0,731; p < 0,05). Но в целом в исследованных группах по продолжительности проживания на Севере средний показатель находится в норме (45-60%). Стоит отметить, что избыточное количество воды пагубно влияет на организм в целом, вымывая микро- и макроэлементы, в первую очередь натрий и калий, в результате страдает сердечно-сосудистая система и нервно-мышечная регуляция (Неумывакин 2010: 640). Возрастные группы Продолжительность проживания на Севере Рис. 3. Встречаемость нарушений массы тела среди женщин-инженеров «СургутНИПИнефть» (по ИМТ, %) Таблица 1 Компонентностный состав массы тела организма женщин-инженеров с разной продолжительностью проживания на Севере Показатели состава массы тела M min max Ϭ SD Уроженцы Содержание жира 26,62* 12,40 39,90 6,91 1,85 Водный баланс 52,55 43,20 60,90 5,15 1,38 Костная масса 2,21 1,80 2,50 0,20 0,05 Мышечная масса 41,17 33,90 47,60 3,81 1,02 Висцеральный жир 2,57** 1,00 6,50 1,95 0,52 Индекс массы тела 22,42 17,40 28,70 3,40 0,91 0-10 лет Содержание жира 28,36* 19,00 43,60 6,98 1,42 Водный баланс 50,08 4,10 59,60 10,64 2,17 Костная масса 2,26 2,00 3,10 0,24 0,05 Мышечная масса 42,37 36,70 58,50 4,94 1,01 Висцеральный жир 3,43 1,00 11,00 2,91 0,59 Индекс массы тела 22,92 17,60 33,60 4,34 0,89 11-20 лет Содержание жира 31,70* 16,20 46,20 7,97 2,13 Водный баланс 49,42 39,00 60,10 4,99 1,33 Костная масса 2,60 1,90 2,80 0,22 0,06 Мышечная масса 40,12 34,70 52,10 4,52 1,21 Висцеральный жир 5,06 1,00 10,50 2,68 0,72 Индекс массы тела 24,80 19,20 35,40 4,66 1,25 21-30 лет Содержание жира 35,80* 20,90 49,60 7,94 2,05 Водный баланс 46,40 37,20 54,40 4,87 1,26 Костная масса 2,23 1,90 2,70 0,22 0,06 Мышечная масса 41,60 35,20 50,10 4,01 1,04 Висцеральный жир 6,73** 1,50 15,00 3,91 1,01 Индекс массы тела 26,30 20,10 37,70 5,17 1,34 Примечание: М - среднее, min - минимальный балл, maх - максимальный балл, Ϭ - стандартное отклонение, SD - стандартная ошибка среднего. *, ** - р<0,05. Костная масса является главной детерминантой механических свойств костной ткани и на 75-80% определяет ее прочность. В норме в женском организме уровень костной массы, в зависимости от веса, не должен превышать 3 кг. Показатели костной массы были в норме у представителей всех групп и составили 2-2,5, за исключением женщин-инженеров, родившихся на Севере. Однако максимальный уровень костной массы был зарегистрирован в группе женщин, проживающих на Севере в среднем 11-20 лет. Качество жизни позволяет оценить субъективное ощущение степени благополучия человека, которое отражает его физическую работоспособность и социальную активность. Анализ параметров КЖ показал, что женщины в возрасте 21-35 лет имеют высокие баллы по шкалам: физического (96,36±0,88), ролевого функционирования, интенсивности боли (83,00±4,84), обусловленной физическим состоянием (83,00±5,71). Аналогично, в возрастной группе 36-60 лет отмечены высокие баллы по шкалам: физического (92,4±1,96), ролевого функционирования (91,00±2,84), однако, обусловленного эмоциональным состоянием (90,68±4,92) (табл. 2). Нарушения психического компонента здоровья отмечены у представительниц возрастной группы 21-35 лет (табл. 2). На фоне снижения показателей психического здоровья развиваются депрессивные и тревожные переживания, что может привести к психическому неблагополучию (Сирусина 2016: 28). Таблица 2 Показатели качества жизни у женщин-инженеров разных возрастных групп Показатели КЖ 21-35 лет 36-60 лет M min max Ϭ SD M min max Ϭ SD PF 96,36 85 100 4,14 0,88 92,4 65 100 9,80 1,96 RP 83,86 20 100 26,77 5,71 91 50 100 14,22 2,84 BP 83,00 31 100 22,68 4,84 83,76 41 100 17,63 3,53 GH 56,64 15 97 17,99 3,83 57,48** 35 100 16,53 3,31 VT 57,05 5 100 22,76 4,85 66,2 40 90 15,56 3,11 SF 69,23 25 100 26,42 5,63 85,36** 25 100 21,31 4,26 RE 69,63** 0 100 39,74 8,47 90,68 0 100 24,58 4,92 MH 65,45 20 96 21,23 4,53 76,64 52 100 12,63 2,53 Примечание: М - среднее, min - минимальный балл, maх - максимальный балл, Ϭ - стандартное отклонение, SD - стандартная ошибка среднего. ** - р<0,05. Здесь и далее: PF - физическое функционирование, RP - ролевое функционирование, BP - интенсивность боли, GH - общее состояние здоровья, VT - жизненная активность, SF - социальное функционирование, RE - ролевое функционирование, MH - психическое функционирование. Корреляционный анализ выявил отрицательную взаимосвязь между северным стажем и физическим функционированием - PF (r = -0,32, p<0,05), BP (r = -0,35, p < 0,05), что, в свою очередь, свидетельствует об утомлении работников и снижении их жизненного тонуса с увеличением пребывания в условиях Крайнего Севера (Тараненко, Малютина 2012, www.science-education.ru). В наших исследованиях установлена положительная корреляционная связь между MH и GH (r = 0,30, p < 0,05). Выявлено, что в целом у женщин, родившихся на Севере, достоверно (U = 2,68, p < 0,05) ниже, чем у других обследованных групп, по всем параметрам, за исключением показателя PF (рис. 4). Напротив, для лиц, проживающих на Севере от 1 до 10 лет, по сравнению с другими группами, характерны достоверно высокие значения по всем параметрам (U = 4,5, p < 0,005). Корреляционный анализ показал обратную взаимосвязь PF и GH (F = -0,675, p < 0,05), положительную взаимосвязь между VT и SF (F = 0,702, p < 0,05), между GH и MH (F = 0,414, p < 0,05). В ходе исследований выявлено снижение PF с увеличением продолжительности проживания на Севере. Значения показателей GH и SF с увеличением продолжительности проживания в гипокомфортных условиях северного региона возрастают. Следует отметить, что наибольший дискомфорт в отношении психического функционирования испытывали обследованные женщины, родившиеся в данных климато-экологических условиях, по сравнению с другими исследованными группами. Ниже мы привели данные физического и психического компонентов здоровья в целом (табл. 3). Физический компонент состоит из 4 шкал: физического и ролевого функционирования, интенсивности боли и общего состояния здоровья, психический компонент здоровья включает: психическое здоровье, ролевое и социальное функционирование, жизненную активность. Женщины-инженеры, родившиеся и проживающие на Севере до 10 лет, чувствовали себя лучше в отношении физического компонента здоровья (F = -0,863, p < 0,05), что подтверждают и результаты биоимпедантного анализа. С увеличением продолжительности проживания на Севере у исследованных работников укреплялся психический компонент здоровья, обусловленный эмоциональным состоянием, в свою очередь, возрастали отклонения средних показателей компонентностного состава массы тела. Рис. 4. Показатели качества жизни у женщин-инженеров с разной продолжительностью проживания на Севере (%) Таблица 3 Физический и психический компоненты здоровья женщин-инженеров с разной продолжительностью проживания на Севере Показатели M min max Ϭ SD Уроженцы PH sum 46,6 38,5 60,0 7,5 2,8 MH sum 40,2 19,3 59,8 12,9 4,9 0-10 лет PH sum 53,4 36,4 63,5 8,4 2,2 MH sum 43,4 20,4 63,4 15,0 3,9 11-20 лет PH sum 47,2 38,9 56,5 6,7 2,3 MH sum 56,5 47,3 65,6 7,1 2,3 21-30 лет PH sum 48,2 36,9 59,7 8,1 2,4 MH sum 51,3 29,6 63,5 10,6 3,9 Примечание: PH sum - физический компонент здоровья, MH sum - психический компонент здоровья. Выводы Таким образом, выявлена положительная корреляционная связь между содержанием жира в организме и длительностью проживания в условиях Крайнего Севера. Число отклонений от нормы по содержанию жира также увеличивается. Выявлено закономерное увеличение содержания висцерального жира и индекса массы тела с увеличением возраста и продолжительности проживания на Севере. Уровень водного баланса и показатель костной массы у обследованных лиц находились в норме. Тот факт, что КЖ характеризует условия жизнеобеспечения и состояние общего здоровья, позволяет сделать вывод о том, что женщины в возрасте 36-60 лет субъективно чувствовали себя лучше в отношении психического компонента здоровья, чем женщины в возрасте 21-35 лет. Снижение физического компонента здоровья свидетельствует об утомлении работников и снижении их жизненного тонуса. Полученные результаты исследований могут быть использованы для выявлении факторов риска и дальнейшей разработки групповых и индивидуальных медико-профилактических работ по нарушению здоровья определенных профессиональных групп в гипокомфортных условиях северного региона.

About the authors

А. А. Govoruhina

Surgut State Pedagogical University


Doctor of Biological Sciences, Professor, Head of the Department of Biomedical Sciences and Life Safety

E. N. Slyusar


Postgraduate student of the Department of Biomedical Sciences and Life Safety, Surgut State Pedagogical University

References

  1. Аверьянова И. В., Максимов А. Л., Вдовенко С. И. 2015. Морфофункциональные перестройки при длительных периодах адаптации у постоянных жителей внутриконтинентальной зоны севера-востока России // Экология человека 3, 12-19.
  2. Башкатова Ю. В., Карпин В. А. 2014. Общая характеристика функциональных систем организма человека в условиях Ханты-Мансийского автономного округа // Экология человека 5, 9-16.
  3. Бардымова Т. П., Михалева О. Г., Березина М. В. 2011. Ожирение: механизмы развития // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук 5, 203-206.
  4. Воденичаров Е., Воденичарова А., Савова З. 2013. Психологические факторы, провоцирующие нарушение режима питания // Вестник по педагогике и психологии Южной Сибири 1-2, 86-94.
  5. ВОЗ. Охрана здоровья на рабочем месте. 2014 // Информационный бюллетень № 389 // www.who.int/mediacentre/factsheets/ fs389/ru/ (2017. 13 марта).
  6. ВОЗ. Сердечно-сосудистые заболевания. 2015 // Информационный бюллетень № 317 // www.who.int/mediacentre/factsheets/fs317/ru/ (2017. 11 марта).
  7. Васильева А. Ю. 2013. Матрицы межаттракторных расстояний в оценке движения вектора состояния организма человека при различных режимах трудовой деятельности: Автореф. дис.. канд. биол. наук. Сургут.
  8. Гланц С. 1998. Медико-биологическая статистика. / Пер. с англ. М.: Практика.
  9. Николаев Д. В., Смирнов А. В., Бобринская И. Г., Руднев С. Г. 2009. Биоимпедансный анализ состава тела человека. М.: Наука.
  10. Неумывакин И. П., Неумывакина JI. С. 2010. Эндоэкология здоровья. Изд. 2-е, перераб. и доп. СПб.: Изд-во «ДИЛЯ».
  11. Панин Л. Е. 2010. Гомеостаз и проблемы приполярной медицины (методологические аспекты адаптации) // Бюллетень СО РАМН Т. 30, № 3, 6-11.
  12. Симонова Г. И., Богатырев С. Н., Горбунова О. Г., Щербакова Л. В. 2006. Качество жизни населения Сибири (популяционное исследование) // Бюллетень СО РАМН Т. 26, № 4, 52-55.
  13. Сирусина А. В. 2016. Региональные особенности качества жизни населения российского Севера: на материале социологического исследования Ханты-Мансийского автономного округа: Автореф. дис.. канд. мед. наук. Волгоград.
  14. Снодграсс Д. Д., Роув В. Р., Тарская Л. А., Климова Т. М., Федорова В. И., Балтахинова М. Е., Кривошапкин В. Г. 2011. Метаболическая адаптация якутов (САХА) // Якутский медицинский журнал 2, 1-14.
  15. Тараненко Л. А., Малютина Н. Н. 2012. Качество жизни работников химического производства метанола и формальдегида // Современные проблемы науки и образования 2 // www.science-education.ru (2017. 12 марта).
  16. Филатова О. Е., Проворова О. В., Волохова М. А. 2014. Оценка вегетативного статуса работников нефтегазодобывающей промышленности с позиции теории хаоса и самоорганизации // Экология человека 6, 16-19.
  17. Хаснулин В. И., Хаснулин П. В. 2012. Современные представления о механизмах формирования северного стресса у человека в высоких широтах // Экология человека 1, 3-11.
  18. Цгоева А. К., Крутикова У. В. 2010. Социально-психологическая адаптация женщин, работающих на промышленных предприятиях в условиях Крайнего Севера // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований 5, 208-210.
  19. Cornier A. 2011. Assessing Adiposity: a scientific statement from the American Heart Association // Circulation. Vol. 12, 1996-2019.
  20. Lloyd-Jones, D., Adams R. J., Brown T. M., et al. 2010. Executive summary: heart disease and stroke statistics-2010 update: a report from the American Heart Association // Circulation 121, 948-954.
  21. Cornier M A, Despres J. P, Davis N, et al. 2011. Assessing adiposity: a scientific statement from the American Heart Association // Circulation 124(18). 1996-2019. doi: 10.1161/CIR.0b013e318233bc6a.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies