THE POPULAR MOVEMENT IN ENGLAND IN THE REIGN OF CHARLES II STUART (1660-1685)

Abstract


Article is devoted to studying of people's movements in England during Stuarts’ Restoration, mainly in Charles II's rule (1660-1685). The purpose of this work consists in the analysis of the reasons, identifications of driving forces of performances of a people at large. The author also aims to trace dynamics of development of people's movements. The materials remained in «Calendars of State Papers. Domestic Series», «Journals of House of Lords» of the 17th century, certificates of the Venetian ambassadors, eyewitnesses of the events placed in «Calendars of State Papers and Manuscripts» from archives of Italy and also memoirs literature (J. Evelyn) were sources for the research. The article shows how the social, economic and religious policy which was carried out by Charles II Stuart’s government being equitable to interests of the mighty of this world caused discontent of people at large in England. The reasons of anti-government protests of workers (a lack of means of livelihood, the high prices of provisions, heavy taxes, unemployment, poverty, religious persecutions) are ascertained. The attention is also paid to the characteristic of people's movements of the Restoration period. During that period the pre-proletariat of England along with peasants begins to play more and more significant role. The author comes to conclusion that though people's movements had unorganized, spontaneous and separate character, nevertheless, they gradually loosened foundations of the Stuart’s monarchy and accelerated events of Glorious Revolution of 1688-1689.

Full Text

В постсоветский период одним из актуальных направлений в исторической науке становится социальная история. В ее рамках изучается история народных движений. Заметим, что в советской историографии данная тема являлась одной из магистральных в научных исследованиях. Ситуация кардинальным образом изменилась в постперестроечную эпоху, когда в силу ряда причин иные сюжеты стали занимать внимание ученых. На наш взгляд, подобный «перекос» в изучении исторического прошлого чреват негативными последствиями, в первую очередь, утратой должной степени объективности при исследовании истории того или иного государства. В своей статье мы хотели бы привлечь внимание к слабо изученной в современной российской исторической науке проблеме народных движений в Англии в постреволюционный период, а именно в правление Карла II Стюарта (1660-1685 гг.). 29 мая 1660 г. после 17-летней эмиграции сын казненного во время революции короля Карла I торжественно въехал в Лондон. Встреча новоиспеченного монарха напоминала хорошо отрепетированный спектакль. «Улицы украшены цветами, знаменами и гирляндами. Вино бьет из фонтанов. Лорды, знать - в одежде, расшитой золотом и серебром. Громкая музыка и радостные крики. Толпы народа заполнили улицы», - так описывал встречу Карла II очевидец событий Джон Эвелин. «Такого радостного дня нация не знала прежде», с пафосом восклицал он (Evelin 1955: 246). Между тем, далеко не все англичане восприняли возвращение короля с восторгом. Среди них было немало недовольных свершившейся реставрацией Стюартов. В парламент поступала информация о многочисленных беспорядках в различных частях королевства, о «возмутителях и подстрекателях общественного спокойствия», об «опасных речах» против короля. Особое беспокойство вызывала армия, в рядах которой было немало сторонников О. Кромвеля. Некоторые солдаты высказывались против возвращения короля, произносили «угрожающие» речи, к примеру, капитан Сауфвольд открыто изъявил желание «порезать Его Величество на такие мелкие куски, как режут траву в горшок» (Bryant 1946: 71). Недовольство реставрацией проявляли и сектанты. Во время торжественной церемонии восшествия короля на трон 20 вооруженных «людей пятой монархии» выбежали на улицы Лондона и с криками: «Никакого короля, кроме Христа», начали нападать на прохожих. Как видно, далеко не вся нация была единодушна в проявлении радости по поводу реставрации монарха. Во всяком случае, народные низы отнеслись к ней явно негативно. В правление Карла II народные выступления заметно активизировались. Главной причиной тому являлось прежде всего тяжелое материальное положение народных низов. Изнурительный труд рабочих мануфактур оплачивался так низко, что их семьи едва могли обеспечить себя ячменным хлебом. Заработная плата не могла покрыть даже минимальных расходов труженика. Сельские рабочие получали еще меньше, чем ремесленники и промышленные рабочие. Наиболее жестокой эксплуатации подвергался женский и детский труд. Период реставрации был ознаменован также ростом безработицы. Переход от феодального способа производства к капиталистическому «неизбежно порождал массу лишних, ненужных ни в деревне, ни в городе рабочих рук» (Лавровский, Барг 1958: 105). Кроме того, упадок торговли, закрытие мануфактур, огораживания приводили к увеличению числа безработных, страдавших от невозможности найти применение своему труду. Ряды безработных в значительной мере пополнялись еще и за счет армии, подлежавшей роспуску. Однако правительство было бессильно справиться с безработицей. Заметно усилился процесс обнищания народных низов. Бедность нации, по словам памфлетиста Р. Хейнса, превратилась «в вооруженного врага, угрожавшего поработить все королевство» (ED 1972: 89). Историк Л. Кларксон подчеркивал, что основным злом Англии была даже не безработица, а «хроническая бедность тех, кто работал» (Clarkson 1972: 234). Социально-экономическая, а также религиозная политика правительства вызывала острое недовольство в стране, и хотя период реставрации не знал столь мощных массовых движений, какими была отмечена Английская буржуазная революция, антиправительственные выступления в правление Карла II были значительными. Признаки недовольства существующим режимом стали заметными в народе уже в первые годы реставрации. Налоговая политика, проводимая правительством, становилась одной из причин возмущения народа. Особую ненависть у населения вызывал «каминный» налог, предусматривавший уплату 2 шил. в год с каждого очага в доме. Налог был настолько обременителен, что даже состоятельные люди предпочитали скорее ломать свои камины, нежели платить его. «Каминный» налог явился причиной народных выступлений во многих районах страны. Сведения о волнениях и беспорядках поступали из Лимы, Бристоля, Банбери, Шропшира. В Дорсетшире сборщика налогов даже убили. Виновников и зачинщиков беспорядков арестовывали. Однако, несмотря на репрессивные меры правительства, выступления народных низов против существующей налоговой системы продолжались на протяжении всего правления Карла II. Причинами народных выступлений становились также высокие цены на провизию, прежде всего на хлеб, являвшийся основной едой бедняков. В 1660-1664 гг. волнения на этой почве произошли в Шербонре, Саутгемптоне, Крайстчерче, Гемпшире и других районах страны (CSPD, 1894-1913: 233, 252, 450, 516, 522). Рост цен в конце 1660-х - начале 70-х гг. вызвал новые волнения. Значительными и массовыми оказались крестьянские волнения. Их причинами чаще всего становились продолжавшиеся в стране огораживания, что объяснялось незавершенностью буржуазной революции, от которой крестьяне практически ничего не получили. Борьба крестьян за общинное землепользование велась во многих районах: Восточной Англии, Глостершире, Дебошире. 18 мая 1661 г. в палате лордов была зачитана петиция от графа У. Бедфорда, сообщавшего о «беспорядках», вызванных крестьянами, поломавшими изгороди. Палата немедленно отреагировала на это сообщение, приняв решение оставить в неприкосновенности владения графа, а незаконные выступления крестьян подавить (JHL 1660-1666: 258). Как отмечал С.И. Архангельский, защита палатой интересов землевладельцев привела к «открытому восстанию крестьян-общинников, которое из аграрного в своей основе движения перерастает в движение политическое, направленное против короля и палаты лордов как органов, игнорирующих интересы общинников» (Архангельский 1960: 296). Несмотря на репрессии со стороны властей, крестьяне вновь и вновь «нарушали спокойствие и владения» собственников. В апреле 1662 г. в палату лордов поступила информация из Гентингдоршира о том, что «некоторые лица возмутительным образом… разгородили и оставили открытыми» земли, принадлежавшие матери короля. В июне 1663 г. местом столкновений между сельским населением и огораживателями стало Вилдмурское болото, расположенное в Линкольншире. И даже тот факт, что за спиной огораживателей стоял сам король - владелец этой земли, не остановило крестьян, отстаивавших в неравной борьбе право на общинное землепользование. Активную роль в народных движениях начинают играть городские рабочие. В июне 1661 г. углекопы Дербишира нарушили указ палаты лордов о запрете на разработку рудников. Несмотря на запрет, 200 жителей «мятежным и бунтовщическим образом» продолжали копать рудники «для получения свинцовой руды на названных землях к большому ущербу для графа и разрушали его владения» (Архангельский 1960: 299). Наибольшую активность в народных выступлениях предпринимали ткачи. Особенно враждебно настроенными к правительству оказались ткачи Лондона. Серьезные выступления ткачей и присоединившихся к ним мясников произошли летом 1664 г. в Морфилдсе. Очевидец событий государственный секретарь Уильямсон сообщал: «Многие из ткачей - фанатики; их 40 тысяч, и среди них очень немногие доброжелательно настроены. Они учинили прошлой ночью шум, который потревожил многих честных людей» (CSPD 1894-1913: 664). Одной из причин волнений и беспорядков, в которых принимали участие ткачи, стало усиление безработицы. Введение механических ткацких станков вызвало безработицу и явилось причиной выступлений ткачей в Лондоне, Вестминстере, Саутуарке. В 1675 г. в Саутуарке, Бермондси и Ньюингтоне мужчины и женщины, свыше 100 человек, проникли в дома и поломали ткацкие станки. В августе того же года ткачи Лондона напали на ткачей французской компании, в которых усматривали своих конкурентов, «поломали их станки, разгромили несколько домов, в которых те проживали». Аналогичные волнения произошли в Мидлсексе, Эссексе, Сери и Кенте (CSPD 1894-1913: 253, 257). Весьма обеспокоенный случившимся государственный секретарь Уильямсон писал: «Неизвестно, чем могут кончиться эти беспорядки… Необходимо остановить их и не допускать возможных повторений в будущем» (CSPD 1894-1913: 257). Известия о «мятежных и незаконных сборищах» ткачей дошли до короля, который незамедлительно издал указ: бунтовщиков «разогнать по домам под угрозой ареста», а тех, кто будет настаивать на продолжении «беспорядков», задерживать и брать под стражу. Активное участие в антиправительственных выступлениях принимали также подмастерья, ученики, слуги. В апреле 1664 г. в Лондоне произошел инцидент, о котором венецианский посол Альвиз Сагредо поведал следующее: «Двое молодых людей, назвавшихся учениками, за избиение своего хозяина были приговорены магистратом к тюремному заключению и «позорному» столбу. Но молодежь не смирилась с таким несправедливым отношением к их товарищам. 4 тыс. учеников, вооружившись камнями и палками, набросились на чиновников и освободили своих друзей. Лорд-мэр… немедленно вызвал вооруженный отряд милиции… Беспорядок был прекращен, двух его главных виновников не только возвратили к “позорному” столбу, но и жестоко избили. Это действие властей усилило гнев учеников и на следующий день они собрались в еще большем количестве и угрожали снести дома олдерменов и других должностных лиц, участвовавших в экзекуции. Шум достиг стен дворца, и генерал Монк отдал приказ солдатам навести порядок. Но и тогда ученики продолжали протестовать, заявляя, что если судьи не будут наказаны, то они им отомстят» (CSPM 1932-1939: 10). Выступления учеников достигло таких масштабов и такого накала, что правительству пришлось прибегнуть к вооруженным отрядам милиции и даже армии. Особое недовольство народа вызывала религиозная политика правительства. После реставрации монархии англиканская церковь вновь сделалась господствующей, и диссентеры (религиозные сектанты) стали ее противниками. Они проповедовали отмену государственной церкви и десятины, свободу совести, выступали за невмешательство властей в дела религии. Опасаясь, как бы пуританизм не стал той могущественной силой, какой он являлся в годы революции, парламент принял в 1662 г. серию жестоких статутов (Свод Кларендона), направленных против пуритан, отказавшихся конформироваться. В результате принятых законов пуританизм превратился в одну из нонконформистских сект. И хотя пуритане представляли собой одну из многочисленных и могущественных сект, они подверглись в правление Карла II таким же жестоким гонениям, как и все другие диссентеры. Естественно, что проводимая правительством религиозная политика была встречена большинством сектантов «в штыки». В январе 1661 г. в Лондоне выступили «люди пятой монархии» во главе с Томасом Веннером, планировавшие «оказание сопротивления новому режиму». Фактически, как полагал историк Б. Ковард, заговорщики «не представляли реальной угрозы» для правительства, поскольку ряды их были малочисленны и к ним не присоединились солдаты и офицеры армии Кромвеля, демобилизованные к этому времени (Coward 1980: 250). Однако правительство опасалось «мятежных действий» сектантов и потому направило отряд милиции на их подавление. Венецианский посол Франческо Джаварини 15 сентября 1662 г. писал в своем дневнике: «Пресвитериане высказывают все возрастающее беспокойство. Не признавая закона о единообразии, они объединяются с другими недовольными и сектантами и только ждут случая, чтобы разжечь новый огонь в Англии. Различные заговоры, затеваемые ими в Лондоне и других городах королевства, удалось обнаружить со значительными трудностями. Многие преступники, среди которых немало квакеров, арестованы. Как правило, заговорщики - лица низкого сословия, богатых диссентеров среди них немного» (CSPM 1932-1939: 187). Наиболее радикальной и многочисленной сектой среди диссентеров являлись квакеры. Официальные бумаги и мемуары, содержавшие сведения о выступлениях сектантов, показывают, что квакеры играли в них активную роль. Весной 1663 г. волнения сектантов прокатились по всему королевству. «Беспорядки удалось прекратить, арестовав сотни квакеров, анабаптистов и других фанатиков», - свидетельствовал венецианский посол Франческо Джаварини (CSPM 1932-1939: 209). В августе того же года новая угроза заговоров сектантов возникла на севере, в Йоркшире. Герцог Бэкингем сам лично отбыл в Йорк, «чтобы навести там порядок и предотвратить возможные выступления», - сообщал в своем письме во Францию другой венецианский посол - Альвиз Сагредо. Осенью 1663 г. «фанатики в Чичестере разрушили здание англиканской церкви». Появилась угроза нового восстания на севере, где отмечались серьезные выступления квакеров, анабаптистов, «людей пятой монархии» (CSPM 1932-1939: 209, 261, 265, 270). Для подавления волнений в Йорке, Ланкастере, Ноттингеме, Честере, Лондоне привлекались войска. Крупное выступление квакеров произошло в начале марта 1664 г. в Колчестере. «Квакеры подняли восстание и были рассеяны с большим трудом отрядами вооруженной милиции, - свидетельствовал Альвиз Сагредо. - Их главарь, Карл Бейлей, самый известный в секте квакеров, был арестован и отправлен в Тауэр, как инициатор заговора» (CSPM 1932-1939: 267, 286-287). В конце 1660-х гг. выступления сектантов вновь усилились в различных графствах Англии. Информатор Джон Бишоп из Дарема сообщал государственному секретарю о «бунтарских и мятежных сборищах» 500 членов секты «святых» в Ньюкасле. Другой информатор, Ф. Андерсон писал из Ньюкасла: «Фанатики открыто собираются, с какой целью - неизвестно. Но я слышал их разговоры о полномочиях короля и его Совета» (CSPD 1894-1913: 72-73, 77). Как видно из данного сообщения, диссентеров волновали не только вопросы религии, но и политическое устройство страны. Крупные волнения сектантов произошли в Дувре и Йорке. Доктор Ханд из Дувра ставил в известность государственного секретаря: «Мы задыхаемся от схизмы и фракций, открыто собирающихся под разными названиями. Среди них - квакеры и анабаптисты ... нарушители общественного спокойствия и подстрекатели подданных Его Величества» (CSPD 1894-1913: 94-95). Сборщик налогов в Йорке сообщал 4 октября 1669 г. о том, что в городе регулярно проводятся тайные молельные собрания сектантов. Их посещают многие горожане. «Эти противозаконные сборища, - отмечал он, - напоминают печальные события недавней гражданской войны, и я полагаю, что они должны быть подавлены прежде, чем достигнут своего апогея» (CSPD 1894-1913: 516). Усиление активности квакеров и анабаптистов было отмечено в 1675 г. Информаторы сообщали о численном росте квакеров и их открытых массовых «сборищах», которые могли «привести к восстанию». В Ярмуте сектанты «учинили такие беспорядки», что даже вызвали удивление и беспокойство за возможные последствия у самого короля (CSPD 1894-1913: 532). Преследуемые правительством диссентеры нередко прибегали к насильственным мерам борьбы. Они разрушали здания англиканских церквей, избивали информаторов, проникавших на их молельные собрания. Один из агентов правительства, доносивший о собраниях сектантов, был разоблачен и застрелен. Бесспорно, что выступления сектантов расширяли и углубляли движение народных масс, направленное против режима реставрации. Приведенные факты свидетельствовали о том, что борьба народных масс против власть имущих не затихала на протяжении всего периода правления Карла II. Накал борьбы порой достигал такой остроты, что даже сторонние наблюдатели отмечали в нации «готовность к революции» (CSPM 1932-1939: 29). Как правило, выступления народных масс являлись неорганизованными, стихийными и разрозненными по своему характеру. Требования их были нечетко выраженными и носили чаще всего экономический либо религиозный характер. Правительство пыталось найти причину «беспорядков» в подстрекательских петициях парламенту, в которых «вначале выражают гнев на некоторые незаконные требования, затем начинают протестовать, а потом и объединяться, чтобы выступить против законного правительства» (Beloff 1938: 91). Однако истинные причины выступлений чаще всего крылись в тяжелом материальном положении трудящихся масс. Заметим, что правительство жестоко расправлялось с любыми проявлениями народного возмущения, привлекая порой даже отряды милиции и армии. Штрафы, аресты, конфискация скота и имущества - все эти средства использовались власть предержащими. Особенно сурово карались преступления, направленные против частной собственности. Иногда виновные в таких преступлениях подвергались смертной казни. Подведем итоги. Проводимая правительством Карла II Стюарта социально-экономическая, а также религиозная политика, отвечавшая интересам власть имущих, вызывала недовольство народных масс. Бедственное положение, в котором находились трудящиеся, страдавшие от недостатка средств к существованию, высоких цен на провизию, бремени налогов и религиозных гонений, безработицы и нищеты, поднимало их на борьбу с господствующими классами. Характерная особенность народных движений периода реставрации заключалась в том, что наряду с крестьянами все более значительную роль в них начинает играть предпролетариат Англии. Выступления трудящихся масс происходили в различных районах страны на протяжении всего периода правления Карла II. Характерно, что социальное недовольство низов нередко выливалось в движения, все еще рядившиеся в религиозные «уборы» (выступления диссентеров). Народные движения носили, как правило, неорганизованный, стихийный и разрозненный характер, тем не менее, они постепенно расшатывали устои стюартовской монархии и ускорили события Славной революции 1688-1689 гг.

About the authors

T. L. Labutina

Institute of Universal History of Russian Academy of Sciences


Doctor of Historical Sciences, Professor, leading researcher

References

  1. Архангельский С. И. 1960. Крестьянские движения в Англии в 40-х - 50-х годах XVII в. Москва: АН СССР.
  2. Лавровский В. М., Барг М. А. 1958. Английская буржуазная революция. Москва: Издательство социально-экономической литературы.
  3. Beloff M. 1938. Public Order and Popular Disturbances. 1660-1714. London: Oxford University Press.
  4. Bryant A. 1946. King Charles II. London; New York: Longmans, Green and Co.
  5. Clarkson L.A. 1972. The Preindustrial Economy in England 1500-1750. London: Schocken Books.
  6. Coward B. 1980. The Stuart Age. A History of England. 1603-1714. London; New York: Longman.
  7. CSPD 1894-1913: Calendar of State Papers. Domestic Series. London. Vol. XI-XX.
  8. CSPM 1932-1939: Calendar of State Papers and Manuscripts Relating to English Affairs, Existing in the Archives and Collections of Venice and in Other Libraries of Northern Italy. London. Vol. XXXIII-XXXVII.
  9. ED 1972: Seventeenth-Century Economic Documents / Thirsk J, Cooper J. (eds.). Oxford: Oxford University Press.
  10. Evelyn J. 1955. The Diary of John Evelyn. Vol. III. Oxford: Oxford University Press.
  11. JHL 1660-1666: Great Britain. Parliament. House of Lords. Journals. Vol. XI. London.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies