DEVELOPMENT OF STATE POLICY IN OIL INDUSTRY DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR

Abstract


This paper investigates the development of Russian state policy in oil industry during the Great Patriotic War. The authors have identified and characterized the main stages of policy development, efficiency of state activities to relocate the facilities, equipment and personnel of oil enterprises to the Eastern parts of the country, as well as activities to supply fuel to the military front, search for new oil deposits, and improve oil refining. The paper concludes that the Russian oil companies made a significant contribution to the USSR victory, which became one of the major factors determining the outcome of the Great Patriotic War and WWII. The historical experience of the Soviet oil industry in providing the country with strategic materials and developing a base for post-war national project of the powerful oil and gas complex requires further research and study.

Full Text

В условиях меняющейся геополитической ситуации и поиска оптимальных механизмов реализации модернизационных стратегий, необходимости реструктуризации экономики, критической важности для страны точного выбора приоритетов возрастает потребность научно-теоретического осмысления эволюции государственной политики по развитию нефтегазовой отрасли промышленности как одного из наиболее значимых факторов для внутри- и внешнеполитического положения России. Одним из наиболее драматических и определивших весьма значимую роль отрасли стал период Великой Отечественной войны, когда нефть стала сырьем стратегического значения. Принципиальная установка в документах агрессора формулировалась таким образом: «Получить для Германии, как можно больше продовольствия и нефти - такова главная экономическая цель кампании» (Нюрнбергский процесс 1990: 367). Согласно утверждению А. Шпеера, министра вооружения и военной промышленности, допрошенного после войны, нефть была главным мотивом (Ергин 2001: 338). Уже в начале войны был осуществлен быстрый переход страны на чрезвычайный режим, вводился мобилизационный народнохозяйственный план, вся экономика переориентировалась на нужды фронта. Нефтяная промышленность, несмотря на временную потерю некоторых нефтедобывающих районов, значительное снижение добычи нефти, сокращение разведочных работ на нефть, необходимость перебазирования и восстановления нефтеперерабатывающих заводов, сумела обеспечить нефтью и нефтепродуктами нужды фронта и тыла. Однако в первый период войны ситуация на фронте и в тылу оставалась крайне сложной. В первые месяцы добыча нефти в стране удерживалась почти на довоенном уровне, но в сентябре 1941 г. начался спад и в декабре объем нефтедобычи по одним данным составил 66% от уровня июня 1941 г. (Законников 1964: 33), по другим - 63% (Мазуркевич 1992: 23). В решении ГКО от 4 июля 1941 г. ставилась задача по укреплению сырьевой базы тяжелой индустрии в восточных областях СССР. Предусматривалось увеличение мощности нефтепромыслов и нефтезаводов. Определяющими переход нефтяной промышленности на военные рельсы стали постановления ГКО от 30 июля 1941 г. «О мерах по развитию добычи и переработки нефти в восточных районах СССР в Туркмении» и от 28 октября 1941 г. «Об эвакуации Майкопнефти и Грознефти в Башкирскую АССР» (Постановления ГКО в 1941 г.), в которых были намечены мероприятия по перебазированию нефтяных предприятий из южных районов в восточные, размещению эвакуированных заводов и предприятий нефтяной промышленности, обеспечению роста добычи и переработки нефти. Однако осложнялась ситуация на фронте, помимо объективных трудностей с консервацией, демонтажем и перебазированием оборудования, возникали проблемы с транспортировкой, нехваткой емкостей для хранения. ГКО был вынужден принять решение о временном сокращении с ноября добычи нефти в Баку (Куманёв 2005: 132). В конце 1941 г. на фронте периодически не хватало горючего. К началу контрнаступления под Москвой войска Западного фронта имели горючего на 5-6 заправок (Советский тыл в Великой Отечественной войне: 58). Наиболее острой оставалась проблема с авиационным бензином. Насыщение Красной Армии новейшими типами самолетов требовало все большего количества высокооктановых авиационных бензинов. Помогали решить проблему поставки по ленд-лизу из США - как самого бензина, так и компонентов, повышающих его октановое число. В сжатые сроки и в невероятно тяжелых условиях осуществлялись мероприятия по эвакуации основных фондов нефтяной промышленности и специалистов в Урало-Поволжье, Среднюю Азию и Казахстан. 30 июня 1941 г. было принято решение об эвакуации Херсонского и Одесского крекинг-заводов в Сызрань, Укрнефтекомбината и Укрнефтегаза (Западная Украина) - в различные районы Поволжья (ГАРФ. Ф. 6822. Оп. 1. Д.210. Л. 1). Быстрая эвакуация не только спасла значительную часть предприятий, ускорила развитие «Второго Баку», обеспечив фронт столь необходимым сырьем и нефтепродуктами, но и определила развитие нефтяной промышленности в послевоенные годы. Одновременно ГКО утвердил масштабную программу развития нефтяной промышленности на Востоке страны. Уже ко второй половине 1942 г. были восстановлены почти все перебазированные нефтяные предприятия. В течение 1942-1945 гг. в строй действующих вступили несколько нефтеперерабатывающих заводов. Сызранский и Краснокамский были возведены на базе эвакуированного оборудования. Летом 1942 г. ситуация на фронте вновь резко изменилась. Советские войска отступали на южном крыле фронта. В результате началась вторая, меньшая по своим масштабам, волна эвакуации нефтяных предприятий Краснодарского края, Чечено-Ингушской АССР и Азербайджанской ССР. Еще 4 мая 1941 г. в директиве германского штаба верховного главнокомандования была обозначена цель совершенно определенно: «Германия может покрыть свою потребность в нефти только за счет Кавказа» (Дашичев 1973: 146). 29 мая 1942 г. ГКО принял Постановление «О подготовке к выводу из строя объектов нефтяной промышленности в прифронтовой зоне» (65 лет 2007: 13), в апреле - «О транспортировке нефтепродуктов в направлении Баку-Гурьев-Кандагач». За апрель-декабрь 1942 г. из Баку планировалось вывезти 16850 тыс. т и из Грозного - 3600 тыс. т нефтепродуктов по Каспию и железной дороге (РГАСПИ. Ф. 644. Оп.1. Д. 32. Л. 15-25). В действительности, в апреле 1942 г. было вывезено 505,5 тыс. т нефтепродуктов. Необходимых наливно-сливных мощностей не хватало. Транспортировать приходилось в длинных цепях плавающих железнодорожных цистерн, прикрепленных к буксирам, из Баку по морю. Оставшиеся несколько миллионов тонн удалось сохранить. Были выделены специальные скважины, куда закачивались сотни тысяч тонн отбензиненной нефти. В сентябре должен был быть демонтирован и переправлен в Закаспий нефтепровод Баку-Батуми для прокладки до 1 января 1943 г. на его основе нового нефтепровода с перекачкой по нему 4 тыс. т светлых нефтепродуктов ежесуточно (РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 55. Л. 49-51). В декабре 1942 г. было принято решение о строительстве трубопровода Гурьев-Уральск-Куйбышев с целью транспортировки светлых нефтепродуктов из Баку. Из Азербайджана эвакуировались 9 контор бурения с рабочими, инженерами и оборудованием, нефтеразведочные тресты, Азербайджанское нефтегазовое стройуправление с персоналом в 2300 чел. В 1942 г. бурение в Азербайджане было практически прекращено. А. К. Соколов справедливо указывает на документы, представляющие в более реалистичном, нежели ранее, свете роль Азербайджана в формировании «Второго Баку»: проверка исполнения решений ГКО в конце 1942 г. показала, что они не были полностью выполнены в части, касающейся Баку: к 15 ноября в Урало-Поволжье было отправлено только 62% от намеченного числа рабочих, служащих, инженерно-технических работников и максимум 10-12% эксплуатационного и бурового оборудования. Большая часть его даже не была подготовлена к отправке (Соколов 2013: 236). Особая сложность этого периода перебазирования была связана с оккупацией осенью 1942 г. Северного Кавказа, исключившей возможность использования железных дорог. Оперативную перевозку горючего на фронт обеспечили быстро построенные новые железнодорожные ветки: Кизляр - Астрахань, Баскунчак - левый берег Волги, Батуми - Туапсе, Саратов - Камышин - Сталинград. Интенсивное использование Волжской речной магистрали и Каспийского моря даже под обстрелом дало возможность обеспечить войска горючим не только в Сталинградской битве, но и на других фронтах. Бомбардировки советских танкеров и судов в северной части Каспийского моря продолжались и летом 1943 г., но за год Каспийский флот сумел перевезти 14 млн т нефтепродуктов (Куманёв 2005: 285). Через Каспийское море летом и осенью 1942 г. оборудование из Кубани и Чечено-Ингушетии было кружным путем направлено в Поволжье и Казахстан. Из Майкопа были вывезены также все запасы горюче-смазочных материалов, буровые скважины забиты, оставшееся оборудование зарывалось в землю (Гречко 1973: 85). 10 августа 1942 г. немцами был захвачен Майкоп, 12 августа - Краснодар. Часть германских соединений повернула на юго-восток - на Грозный. Но захватить район или вывести его полностью из эксплуатации противнику не удалось. В 1942 г. Грозный дал стране 1,4 млн т нефти (Ибрагимбеши 1977: 228). Однако удельный вес районов Северного Кавказа в добыче нефти понизился с 14,9 до 9,4 % (Будков 1985: 94, 96, 98). Снижение добычи нефти на северо-кавказских промыслах, трудности с транспортировкой бакинской нефти обусловили увеличение ее добычи и переработки в Урало-Поволжье, Казахстане, Средней Азии, на Сахалине. Значение Волго-Уральского района все более возрастало. В 1942 г. капиталовложения в нефтяную промышленность «Второго Баку» составили 41,6%, в 1943 г. - 55,8%. Ускоренное освоение Урало-Поволжья обусловила сложная ситуация на фронте в критический для страны период войны - 1941-1942 гг. Если удельный вес Волго-Уральского региона в общесоюзной добыче нефти в 1942 г. составил 8,1% (вместо 6% в 1940 г.), то в 1945 г. - 14,6% (Нефть СССР 1987: 45). В годы Великой Отечественной войны была решена огромная по своей значимости и масштабам задача: параллельно с перебазированием на Восток значительной части нефтяной промышленности, увеличивать темпы разведки, добычи и переработки сырья, чтобы обеспечить работу тыла и боеспособность действующей армии. Если в 1938-1940 гг. государство вложило в нефтяную отрасль (в сопоставимых ценах) 3,487 млрд. руб., то за 1941-1945 гг. - 5,566 млрд. руб. В нефтедобычу было направлено 2,206 млрд. руб., в том числе в бурение - больше 1 млрд. руб. (Лисичкин 1958: 41, 117). Всего за годы войны было открыто 34 нефтяных и газовых месторождения, из них 21 - в восточных районах (Иголкин 2009: 78). Таким образом, между Волгой и Уралом были созданы основы новой сырьевой базы страны. За 1941-1945 гг. добыча нефти в СССР заметно упала, однако ее объемы составили 110,7 млн т, а американские поставки - 2,6 млн т (Вестфаль 1958: 114). США поставили оборудование для четырех нефтеперерабатывающих заводов в СССР - в Гурьеве, Орске, Куйбышеве, Красноводске и 2 установки каталитического крекинга «Гудри» для производства авиабензинов типа Б-78 на предусмотренных строительством заводах в Куйбышеве и Красноводске (РГАСПИ. Ф. 644. Оп.1. Д. 103. Л. 168-169). Их ввод в эксплуатацию в конце войны не мог оказать значительного влияния на ее исход, но послужил началом создания средневолжской нефтеперерабатывающей промышленности. Таким образом, несмотря на общее падение добычи нефти, выработка горючего для армии постоянно росла. Потребление горюче-смазочных материалов Красной Армией наращивалось непрерывно: в 1943г. оно составило 123% к 1942 г., в 1944 г.- 145%, 1945 г.- 172% (Кравченко 1970: 354). Красной Армией (без флота) в военное время было израсходовано 13,36 млн т горючего. Потребность в горючем действующей армии обеспечивалась на 83% текущим производством, на 9% - импортом, на 1,2% - трофейным горючим, остальная часть покрывалась запасами, хранившимися на складах Народного Комиссариата обороны и других источников (Нефть СССР 1987: 52). В беседе с наркомом нефтяной промышленности Н. К. Байбаковым в 1944 г. И. В. Сталин сказал: «Мы создали и танки, и самолеты, и машины. Много у нас захваченной техники. Но они же останутся без движения, если не будет нефти, бензина, дизельного топлива. Нефть - это душа военной техники, а я бы добавил, и всей экономики» (Байбаков 1993: 48-49). Список сокращений ГКО - Государственный комитет обороны ГАРФ - Государственный архив Российской Федерации РГАСПИ - Российский государственный архив социально-политической истории

About the authors

Elena Vladimirovna Bodrova

Moscow Technological University


Doctor of Historical Sciences (DSc), Professor, Head of the Department of History

Vyacheslav Viktorovich Kalinov

Gubkin Russian State University of Oil and Gas


Doctor of Historical Sciences (DSc), Associate Professor, Head of the Department of History

References

  1. Байбаков Н. К. 1993. Сорок лет в правительстве. Москва: Республика.
  2. Будков А. Д., Будков Л. А. 1985. Нефтяная промышленность СССР в годы Великой Отечественной войны / Вайнер И. Я. (ред.). Москва: Недра.
  3. Вестфаль В., Крейпе Г., Блюментрит и др. 1958. Роковые решения. Москва: Военное издательство Министерства Обороны СССР.
  4. Гречко А. А. 1973. Битва за Кавказ. Изд. 2-е. Москва: Воениздат.
  5. Дашичев В. И. 1973. Банкротство стратегии германского фашизма: ист. очерки: документы и материалы. В 2 т. Москва: наука. Т. 2.
  6. Ергин Д. 2001. Добыча: всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть. Москва.
  7. Законников М. П. 1967. Прошлое, настоящее и будущее нефтяной промышленности // Ученые записки Московского государственного заочного пединститута 14, 33.
  8. Иголкин А. А. Новая «столица» советской нефтедобычи // http://www.oilru.com/nr/170/3913/ (2014. 17 сент.).
  9. Постановления ГКО в 1941 г. // http://www.soldat.ru/doc/gko/gko1941.html (2014. 24 окт.).
  10. Ибрагимбеши Х. М. 1977. Крах «Эдельвейса» и Ближний Восток. Москва: Наука.
  11. Куманёв Г. А. 2005.Вклад советской военной экономики в победу // Россия в ХХ веке. Война 1941-1945 годов: современные подходы / Сахаров А. Н. (ред.). Москва: Наука.
  12. Кравченко Г. С.1970. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Москва: Экономика.
  13. Лисичкин С. М. 1958. Очерки развития нефтедобывающей промышленности СССР. Москва: Академия наук СССР.
  14. Мазуркевич Р. В. 1992. Планы и реальность // Военно-исторический журнал 2, 23.
  15. Нюрнбергский процесс: Сб. материалов. 1990. В 8 т. Т.4. Москва: Юр. литература.
  16. Нефть СССР (1917-1987 гг.) 1987 // Динков А. А. (ред.). Москва: Недра.
  17. Советский тыл в Великой Отечественной войне: Общие проблемы. 1974 // Поспелов П. (ред.). Москва: Мысль.
  18. Соколов А. К. 2013. Советское нефтяное хозяйство. 1921-1945 гг. - Москва: Институт российской истории Академии Наук.
  19. лет // Ветераны. 2007. Вып. 20.

Statistics

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies