Psychological features of teenagers’ system of basic values and attitude to life

Abstract


The papers deals with the psychological peculiarities of substantial and affective components of teenagers’ attitude to life. The paper presents the relation between the hierarchy of values and the hierarchy of needs expressing various parts, aspects and levels of human nature. The author studies the role of values in regulating the behavior and internal conditions for such regulation as a prerequisite for constructing the motivation history of teenagers. Studying the offenders’ personality, the author notes that due to various reasons offenders have quite a different personal image, lifestyle, as well as alternated nature and content of activities and meaning of their life. Such value deformation changes the whole personality and, consequently, the nature of behavior motivation. As part of the study, the paper considers the issue of affective and value components in the meaning of life. Adolescence is the age when a person undergoes intensive development of values and starts searching for the meaning of life. The author also analyzes such aspects as moral development of teenagers, disharmony of values and semantic structures, and personality development. During adolescence period, a person goes through the development of meaningful ideas and integral worldview. However, this process is not a forward movement towards the meaning of life. It is contradictory due to the particular features of the developmental age. The process of personality formation is accompanied with specific feelings and experiences associated with substantial and affective components of teenagers’ attitude towards life.

Full Text

Смысл жизни, как и система отражаемых в нем ценностей, является иерархически организованным динамическим образованием. Личностные ценности могут существенно различаться по степени значимости и органичности для субъекта, устойчивости, изменчивости, интимности и глубины усвоения, широты и обобщенности, а главное - они по-разному сочетаются, сосуществуют или конфликтуют и так или иначе интегрируются в ценностной системе. Как утверждает профессор А.Р.Ратинов, «различия в смысле жизни у разных людей состоят вовсе не в том, что одни что-то ценят, а другие то же самое решительно отвергают. Люди есть люди, и базовые общечеловеческие ценности признают все, но предпочитают их по-разному. Видимо, рельеф ценностно-нормативной системы в разных социальных средах и группах у разных индивидов при всей общности должен обладать определенной спецификой» [1981. С. 79]. В последние годы появилось много прикладных исследований содержательного компонента смысла жизни и смысложизненных ориентаций. В то же время надо отметить очевидный недостаток работ, посвященных изучению аффективно-ценностного компонента смысла жизни. Изучение особенностей содержательной стороны системы базовых ценностей несовершеннолетних проводилось с помощью методики «Смысл жизни». Она позволяет оценить отношение к наиболее общим человеческим ценностям (труд, брак и др.) и конкретным ценностям, выражающим отношения испытуемых к конкретным людям (родственникам, друзьям и т.д.). Результаты исследования указывают на существование различий в отношении подростков, совершивших гомициды, и подростков, совершивших корыстные деликты к рассматриваемой системе жизненных ценностей. Причем различия выявляются как в оценке несовершеннолетними отдельных ценностей, так и в соотношении их оценок значимости абстрактных и конкретных ценностей. Следует отметить, что противопоставление абстрактных и конкретных ценностей, с одной стороны, может выступать как противопоставление идеала, некоей абстракции реальным, конкретным людям, «с высоты далекого, в будущее, в бесконечность и недосягаемость изгнанного идеала оправданное бессердечие к людям в настоящем, в действительности» [Рубинштейн С.Л., 1976. С. 274]. С другой стороны, оно может означать утверждение важности и актуальности только непосредственных контактов, «расширенный эгоизм, который близостью к другому заслоняет, снимает вопрос об оправданности, о ценности этических критериев» [там же. С. 372]. Рассогласование в оценке более общих и конкретных социальных ценностей выступает как противопоставление «любви к ближнему» и «дальнему». В анализируемой группе несовершеннолетних четко выявляется расхождение абстрактных и конкретных ценностей в обследованных группах, причем в большинстве случаев эти различия достигают уровня статистической значимости. Исключение составляют две ценности: «труд» и «образование». Расхождение в оценке значимости абстрактных и конкретных ценностей по этим шкалам не достигает уровня статистической достоверности, а показатели достаточно близки по своему числовому выражению. Следует отметить, что у представителей рассматриваемой группы обнаруживается расхождение между высокой значимостью абстрактных ценностей и низкой оценкой конкретных ценностей, что и означает, как уже отмечалось, противопоставление идеала реальной жизни. Причем наибольшее расхождение в группе несовершеннолетних, совершивших гомициды, обнаруживается именно в ценностях, отражающих отношение к людям: «люди», «семья» и «дружба». Несовершеннолетние, совершившие корыстные деликты, характеризуются наличием двойных стандартов в оценках законов. У них выявляется низкая готовность следовать законам (показатель находится на верхней границе низких значений - 2,26 балла) при декларировании высокой ценности правовой регуляции вообще (4,3 балла - нижняя граница высоких значений). Несколько иными являются в этой группе показатели по шкале «материальное благосостояние». Здесь у несовершеннолетних, совершивших гомициды, выявляется обратное соотношение ценностей: обнаруживается высокий уровень потребности в материально обеспеченной жизни, в то время как показатель ценности материальных благ вообще находится на уровне средних значений. Соответственно, показатель рассогласования ценностей имеет отрицательный знак и составляет -1,91 балла. Как и представители предыдущей группы, эти несовершеннолетние характеризуются наличием двойных стандартов в отношении к законам: высокий уровень декларирования необходимости соблюдения законов и сравнительно низкая готовность им следовать в собственном поведении. Хотя показатель рассогласования ценностей по этой шкале у корыстных делинквентов достоверно выше, чем у представителей предыдущей группы, однако числовое выражение значимости ценностей у них также достоверно выше. Обследованные группы несовершеннолетних близки в оценках труда и работы. В обеих группах выявлены средние показатели значимости труда вообще. Рассматриваемые группы делинквентов близки и по своему отношению к образованию. Оценка значимости абстрактной ценности находится на уровне средних значений, а показатели конкретной его ценности - несколько ниже. Хотя корыстные делинквенты в этом отношении более благополучны: показатель рассогласования этих ценностей составляет у них 0,61 балла, в то время как у подростков, совершивших гомициды, он почти в два раза больше и равен 1,22 балла. Однако различия недостоверны. В группе несовершеннолетних, совершивших корыстные деликты, выявляется обратное по сравнению с предыдущей группой соотношение ценности людей: показатель абстрактной ценности находится на верхней границе средних значений (4,26 балла), а показатель значимости близких людей достигает высокого уровня выраженности (5,38 балла). Для корыстных несовершеннолетних делинквентов характерна и более высокая оценка (по сравнению с гомицидными) как абстрактной, так и конкретной ценностей, относящихся к семейной сфере. Оба показателя находятся на уровне высоких значений, причем оценка ценности своей семьи даже несколько выше, чем показатель значимости семьи в целом (R = -0,41). Надо заметить, что в своем отношении к семье корыстные делинквенты сходны скорее с законопослушными сверстниками. Так, например, аналогичное исследование, проведенное И.К.Каленовой [2001], показало, что семья является для подростков одной из главных ценностей. Автор указывает, что из 700 обследованных ею подростков ни один не пожертвовал бы семьей во имя получения материальных благ. В то же время в оценке дружбы и своих друзей представители этой группы низко оценили как абстрактную, так и конкретную ценности. Причем если подростки, совершившие гомициды, в принципе признают ценность дружбы вообще (показатели абстрактной ценности на уровне средних значений), то в группе подростков, совершивших корыстные деликты, обе оценки находятся на низком уровне выраженности. Надо заметить, что в отношении этих ценностей наши данные отличаются от результатов исследования И.К.Каленовой [2001], выявившей высокую значимость этой ценности для правопослушных подростков, и от результатов О.А.Падун [2005], получившей обратное соотношение этих ценностей. Обследованные нами несовершеннолетние оказались более пессимистичны в оценках. В значительной степени полученные результаты связаны с особенностями нашей выборки. В частности, в исследовании О.А.Падун 68,9% преступлений, совершенных обследованными ею подростками, были совершены в группе. Таким образом, исследование содержательных компонентов отношения к жизни показало, что система базовых ценностей личности подростков, совершивших гомициды, имеет специфические особенности, отличающие их от подростков, совершивших корыстные деликты. Главным отличием является нарушение ценностей, отражающих отношение к другим людям. Причем в группе подростков, совершивших гомициды, по шкалам, выражающим отношение к другим людям, обнаруживается существенное доминирование абстрактных (более высоко оцениваемых) и конкретных (менее значимых) ценностей, т.е. представители этой группы при декларировании любви к человеку, людям вообще склонны негативно оценивать свое ближайшее окружение. Показатели коэффициента рассогласования ценностей R по этим шкалам составляют соответственно 7,68 и -1,17 баллов. Представляется, однако, что изучение только содержания ценностной системы личности несовершеннолетних преступников и соотношения в ней базовых ценностей является необходимым, но недостаточным условием для достижения цели настоящего исследования. Следует согласиться с мнением тех исследователей, которые полагают, что невозможно совершенно точно предсказать, как поведет себя отдельный индивид в отдельно взятой ситуации, даже если система его базовых ценностей известна, поскольку только в примерно в 30% случаев убеждения выдерживают давление ситуации [Каленова И.К, 2001; Падун О.А., 2005]. Изучение аффективно-ценностных компонентов отношения к жизни показало, что базовые убеждения несовершеннолетних, совершивших разные виды деликтов, примерно одинаковы. Обобщенный показатель «Общее отношение к благосклонности окружающего мира» (S1) в группах примерно одинаков и находится в пределах средних значений. Однако несовершеннолетние, совершившие гомициды, больше верят в доброту мира, а корыстные - в людей, однако различия между соответствующими показателями не достигают уровня достоверности. Обследованные нами несовершеннолетние убеждены, что мир преимущественно к ним несправедлив, а события в нем большей частью происходят случайным образом, и многое зависит от сложившихся обстоятельств. Противоречивость преставлений обнаруживается в том, что представители обеих обследуемых групп достаточно высоко оценивают свою способность контролировать происходящие события.

About the authors

S. V Kovalenko

Nizhnevartovsk State University


Candidate of Psychology, Assistant Professor at the Department of Education and Development Psychology

References

  1. Каленова И.К. Ценностные, правовые и трудовые ориентации несовершеннолетних и планирование направлений профилактической деятельности. URL: http://law.vl.ru/analit/all_a.php
  2. Падун О.А. Психологические особенности личности несовершеннолетних, осужденных за совершение корыстно-насильственных преступлений: Автореф. дис. … канд. психол. наук. Ростов-н/Д, 2005.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies